Гендиректор Пермской оперы Андрей Борисов: «Эпоха «большого куша» в театре заканчивается на наших глазах»

Кино-театр

Гендиректор Пермской оперы Андрей Борисов: «Эпоха «большого куша» в театре заканчивается на наших глазах»
24 Апреля 2020, 12:43

Пермский театр оперы и балета считается третьей музыкальной столицы России. На его сцене работали ведущие мировые режиссеры — Ромео Кастеллуччи, Роберт Уилсон, Питер Селларс. Но закрытие границ из-за эпидемии и обрушение курса рубля меняет ориентиры для театра — на первый план выходят российские лидеры театрального процесса — Марат Гацалов, Константин Богомолов, Максим Диденко, Василий Бархатов. Об этом рассказал «Культуромании» генеральный директор Пермского академического театра оперы и балета им. П. И. Чайковского Андрей Борисов.

— Мы должны были встретиться на форуме «Эндаументы. Пространство соучастия», который должен был состояться 27 марта. Это мероприятие отменили. Какие у вас ощущения от ситуации?

— Это очевидная ситуация форс-мажора! Коронавирусная инфекция и связанные с ней карантинные мероприятия существенным образом повлияют на стабильность в экономике. И, разумеется, в театральном деле также. Поэтому ощущение тревоги не покидает. Вместе с тем, на новые вызовы надо искать адекватные ответы. Этим руководство Пермской оперы и занято.

— Изменит ли карантин и кризис, который его сопровождает, ситуацию в театральной сфере?

— Думаю, это очевидно — изменения в театральной сфере будут неизбежны. Музыкальный театр является самым дорогим видом зрелища, которое не окупается и всегда и везде требует дотаций государства. Есть заокеанские исключения — например, Метрополитен-опера. Однако и оно подтверждает правило. Кстати, опера обходится едва ли не дороже балета. Симфонические программы также дороги и практически не окупаются. В новой реальности следует ожидать снижения финансирования, поэтапных секвестров бюджетов. Это потребует особого напряжения сил театрального менеджмента, чтобы сохранить творческие коллективы и обеспечить высокий художественный уровень спектаклей.

— На что еще повлияет уменьшение финансирования?

— Снижение бюджетных ассигнований приведет к изменениям в художественной составляющей. Стоимость постановок неизбежно снизится — в ситуации кризисных явлений в экономике будет трудно привлечь деньги государства и бизнеса — отсюда: увеличение постановок экспериментального плана, где смыслообразующие элементы спектакля не прячутся за декорациями. Повысится напряжение внутри режиссерского корпуса, однако голь на выдумку хитра. Порой снижение бюджета, финансовые ограничения идут художникам на пользу. Еще один важный момент. Эпоха умопомрачительных гонораров звезд сцены закончилась. Стоимость их выступлений будет оптимизирована и существенно снижена. На этой сдержанно-оптимистичной ноте я бы остановился.

— А как же постановки ведущих мировых режиссеров на сцене театра?

— Пермская опера включена в мировой художественный контекст, является его неотъемлемой частью. По сложившейся практике, здесь работали ведущие мировые режиссеры: Ромео Кастеллуччи, Роберт Уилсон, Питер Селларс и другие. Ситуация с закрытием границ диктует смену ориентиров — российский музыкально-театральный рынок выходит на первый план. Поэтому среди режиссеров, сотрудничающих теперь с нашим театром, можно увидеть лидеров театрального процесса сегодня — это Марат Гацалов, Константин Богомолов, Максим Диденко, Василий Бархатов и другие.

Необходима стабилизация ситуации, чтобы театр вернулся к активному зарубежному сотрудничеству. Это касается и ведущих артистов, часть из которых являются иностранцами, причем на постоянных контрактах. Обвал курса рубля сказывается на их материальном положении в российских условиях, делает театр менее конкурентоспособным при рекрутинге.

— Что сейчас происходит в театре? 

— В тяжелые времена задача театра — поддерживать моральный дух и витальный тонус людей, создавать поле любви, где каждый может найти утешение и душевный покой. Поэтому Пермский театр оперы и балета создает позитивную творческую повестку, которая помогает человеку жить, делает его сильным и адекватным миру.

Карантин поставил театр в такие условия, где он утратил часть своих уникальных возможностей, связанных с магией взаимодействия публики и артистов. Новые вызовы, связанные с распространением коронавируса, перевернули ситуацию, и театр ищет новые пути коммуникации со зрителем в онлайн-пространстве. Пермская опера транслирует свои лучшие оперные и балетные спектакли, симфонические концерты и документальные фильмы об истории театра, его творческом наследии, артистах: в этом году театру исполняется 150 лет.

— А где можно увидеть трансляции?

— Мы постепенно расширяем присутствие в онлайн-пространстве и сотрудничаем с разными площадками, в числе которых «Яндекс.Эфир» и онлайн-кинотеатр «Окко». Наши трансляции зритель может смотреть там, где ему удобно, в том числе на сайте ВКонтакте или на YouTube. Мы получаем множество положительных откликов и благодарностей не только от российской аудитории, но и из других стран, от Японии до Бразилии.

Зрители пишут не только о высоком качестве наших постановок, талантливых артистах и музыкантах, но и о профессиональном уровне записей — нам очень повезло, что уже много лет мы сотрудничаем с талантливыми специалистами видеостудии Ultralive, без них онлайн-показы не были бы возможны. У нас работает своя редакция, которая отбирает спектакли и концерты, готовит интервью с артистами, дирижерами, режиссерами и хореографами. Иными словами, проводит творческую политику театра в видеорежиме.

— Может ли опера и балет «уйти» в онлайн без потерь?

— Мы отдаем себе отчет, что трансляция спектакля или концерта — это эрзац, суррогат, неполноценный заменитель театра, противоречащий самой природе этого творческого института. Наша работа онлайн — это ответ на вызовы современности, которые мы осмысляем, на которые мы адекватно реагируем, пока творческий коллектив не может работать из-за карантина. Значительная часть артистов находится на самоподготовке к новому этапу, который наступит, когда театры вновь вернутся к своей деятельности.   

Что касается изменений — уже решено, что на осень перенесен конкурс артистов балета «Арабеск», который планировалось провести в конце апреля — начале мая. Юбилей Петра Ильича Чайковского также будет достойно встречен. Самое главное, чтобы он был в нашей душе. А для этого существует только один формат — любовь.

— Сейчас театры, как и другие учреждения культуры, несут убытки. Достаточно ли для них мер поддержки? 

— Для нас важна корректировка государственного задания, учитывающая реальность и ясность правил игры. Власть понимает ситуацию и оказывает посильную помощь.

Финансовые потери театра в сложившейся ситуации весьма значительны, но не влияют на устойчивость его работы. Как институции, театру ничто не угрожает, его природа витальна и, пока есть человеческое общество, будет жить и театр. Но в ближайшем периоде нам предстоит особенно поработать над возвращением публики в зрительные залы. Потребуются новые оригинальные постановки, динамика выхода которых должна ускориться. Качество творческого продукта должно расти, вместе с тем уровень гонораров артистов, особенно топ-уровня — снижаться. Эпоха «большого куша» проходит на наших глазах.

— Немецкое правительство выделяет €50 млрд в качестве пакета помощи для художников и представителей креативных индустрий. Как вы думаете стоит ли российскому правительству пойти на аналогичный шаг?

— Креативные индустрии являются в современной экономике одним из ключевых секторов. Они включают музыку, изобразительные и исполнительские искусства, кино, моду, литературу и издательское дело, дизайн и т. д. Креативные индустрии — это деятельность, в основе которой лежит индивидуальное творческое начало, навык или талант и которая несет в себе потенциал создания добавленной стоимости и рабочих мест путем производства и эксплуатации интеллектуальной собственности.

Обычно сектор креативных индустрий относительно независим от государства и даже помогает ему в увеличении рабочих мест и самозанятости. Однако не везде и не во всем. Креативные индустрии также зависят от стабильности экономики и четких правил игры со стороны государства. И если экономика на макроуровне дестабилизирована, то и они требуют поддержки. В основном креативные индустрии — это мелкий и средний бизнес, который сейчас в опасности. Поэтому поддержка креативных индустрий государством просто необходима. В каких объемах и какими инструментами — уже другой вопрос.

— Возвращаясь к форуму «Эндаументы. Пространство соучастия», вы должны были участвовать в дискуссии «Устойчивые экономические модели новой культуры». Как вы видите эти модели? Нужно ли их будет переформатировать из-за кризиса?

— На мой взгляд, кризис заставит прежние экономические модели адаптироваться, приноравливаться к новым условиям. При этом роль государства существенно возрастет, как это происходит в театральном секторе. Уже сам вопрос о помощи креативным индустриям со стороны государства задает параметры обсуждения.

Елена Сердечнова

Интервью было проведено при поддержке Благотворительного фонда Владимира Потанина

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни