«Для меня это вызов»: режиссер Евгений Писарев о мюзикле «Шахматы»

Кино-театр

«Для меня это вызов»: режиссер Евгений Писарев о мюзикле «Шахматы»
12 Августа 2020, 11:09

В октябре на сцене театра МДМ пройдет премьера мюзикла «Шахматы», созданного драматургом Тимом Райсом и участниками знаменитого квартета ABBA --
композиторами Бьорном Ульвеусом и Бенни Андерссоном.


Два человека ведут поединок за шахматной доской. За каждым из них – не только личная история, но и государство, для которого исход матча чрезвычайно важен. Интеллектуальная игра превращается в поединок супердержав, борьбу между Востоком и Западом.

Тим Райс, автор мюзикла Jesus Christ Superstar, задумался о спектакле про двух шахматистов еще в 1972 году, когда на чемпионате мира по шахматам в Рейкьявике американец Бобби Фишер одержал победу над советским чемпионом Борисом Спасским. Шахматный поединок, состоявшийся в разгар холодной войны, сопровождался чередой скандалов и был объявлен «матчем столетия». Встретиться с Фишером британскому драматургу не удалось, но десять лет спустя, в Мерано, он разговаривал с участниками почти такого же по напряжению шахматного поединка - между чемпионом мира Анатолием Карповым и претендентом, невозвращенцем Виктором Корчным.

В результате появился мюзикл «Шахматы» на музыку участников шведского квартета ABBA Бьорна Ульвеуса и Бенни Андерссона. В 1984 году вышел виниловый альбом, два года спустя мюзикл поставили в лондонском Вест-Энде, а еще через два года на Бродвее.

Российская история «Шахмат» начинается только сейчас, хотя она могла бы стать более продолжительной – в 1983 году авторы мюзикла предлагали исполнить одну из главных женских ролей Алле Пугачевой, но она была вынуждена отказаться, поскольку была уверена, что, уехав из Советского Союза на несколько месяцев репетиций, не получит разрешения вернуться.

Московская версия мюзикла будет отличаться от лондонской и бродвейской: режиссер Евгений Писарев нашел способ рассказать о шахматном поединке по-новому, хотя сам, по его признанию, в шахматы не играет.

- Евгений Александрович, вас не удивило предложение стать режиссером этого спектакля?

- Предложение было неожиданным, скажу вам честно. Девять лет назад у нас с Дмитрием Альбертовичем Богачевым, продюсером «Шахмат», был очень успешный и интересный опыт сотрудничества в мюзикле «Звуки музыки», и я, конечно, ждал все эти девять лет от него новых предложений, но не ждал, что это будут «Шахматы». Это не совсем моя тема, и никакой истории этого мюзикла я не знал, помню только, что у моего старшего брата был альбом 1984 года.

Сначала я был удивлен, а потом подумал: а почему нет? Во-первых, потрясающая музыка, яркая история. Мюзикл, который не имеет знаковых сценических воплощений. Концертные версии, альбомы – да, но таких эталонных постановок, как «Чикаго», «Король Лев» или «Призрак оперы», в истории «Шахмат» не было. Такие знаменитые спектакли только сумасшедший взялся бы переставлять, а здесь режиссеру не с чем соревноваться. Ну, и для меня это возможность попробовать что-то новое в музыкальном жанре, который мне близок. В общем, это вызов.

Меня восхищает позиция такого коммерческого человека, как Дмитрий Богачев, который в это трудное время мог бы выбрать что-то более развлекательное и увеселительное. А он выбирает выдающуюся музыку, он выбирает, не побоюсь этого слова, проблемный мюзикл, возможно, рискуя, но при этом ставя себе новые задачи.

- Шахматный мир черно-белый. А в вашем мюзикле есть черные и белые, чужие и «наши»?

- Можно ответить очень коротко: нет. Но все-таки, когда мы с художниками Николаем Симоновым и Марией Даниловой начинали работать, мы пошли от простого решения: всех американцев одеть в белое, а всех советских – в черное. Но по ходу спектакля, по моей идее, это должно размываться, потому что в жизни гораздо больше цветов и больше оттенков, жизнь сложна, и мы иногда ошибаемся, принимая белое за черное и наоборот. Может быть, это банальная мысль, но для мюзикла она, я бы сказал, даже революционная. Еще раз повторю – увлекает то, что помимо развлекательной части, которая в каждом мюзикле должна быть, здесь еще и большая содержательная часть, заставляющая зрителей думать и сопереживать.

- Как проходил кастинг?

- Первый отсев делал английский музыкальный супервайзер Джон Ригби, потому что это очень сложный в вокальном плане мюзикл, и среди драматических актеров я бы сделал другой кастинг. Но, конечно, надо исходить из того, что далеко не все наши артисты мюзикла могут это спеть. Здесь нужны очень сильные вокалисты. А с другой стороны, это такой эмоциональной мощи музыка, такая история, она требует харизматичных личностей. Недаром авторы мюзикла, увидев Пугачеву в 1983 году, в расцвете ее карьеры, предложили ей роль, потому что она демонстрировала и потрясающий вокал, и невероятную харизму, и дар драматической актрисы. Вот это все в мюзикле «Шахматы» необходимо соединить.

С кастингом всегда есть определенные проблемы, потому что Пугачева одна, и найти вторую сложно. Но я исхожу из того, что легче, конечно, взять звезд и пользоваться уже раскрученными именами, но хочется, чтобы для всех участников проекта это был шаг вперед. Все наши артисты много работали в спектаклях театра МДМ, и театра Оперетты, и Театра мюзикла, и, мне кажется, достойны такого роста, который может дать им мюзикл «Шахматы».

- Что произошло с российским мюзиклом за те девять лет, которые прошли со времени вашей первой работы в этом жанре?

- Я не могу сказать, что мюзикл у нас широко распространился. Все-таки по сравнению с Америкой, Англией, да и многими другими странами у нас это очень скромная ниша. Но за последние десять – пятнадцать лет появились мюзикловые артисты, они могут существовать в этом синтетическом жанре – и петь, и танцевать, и играть драматические сцены. Растет количество режиссеров, которые увлечены этим жанром, владеют им и растут.

Я то -- гость здесь и совершенно не хочу переквалифицироваться в музыкальные режиссеры, хотя работаю и в опере, и в Большой театр меня зовут, но я всегда оговариваюсь, не из скромности, а из боязни потерять свое настоящее место, что где-то я в гостях, а где-то я дома. Дома я на территории драматического театра, но с удовольствием хожу в гости в оперу и в мюзикл. И, приходя в гости, вижу, как окрепли, как выросли артисты, с которыми я работал на «Звуках музыки» девять лет назад. Тогда это были молодые артисты, которые только пробовали себя в новом жанре, сейчас это настоящие мастера, у них огромное количество поклонников среди любителей музыкального театра. Поэтому у меня очень хорошие ощущения. Лишь бы нам не помешали внешние обстоятельства, о которых вслух говорить не хочется. Но не учитывать их мы тоже не можем.

Татьяна Филиппова


Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни