Дирижер Женского симфонического оркестра Ксения Жарко: «Когда у тебя идет постановка спектакля, в этот момент тебя нет ни для кого»

Музыка

Дирижер Женского симфонического оркестра Ксения Жарко: «Когда у тебя идет постановка спектакля, в этот момент тебя нет ни для кого»
28 Июля 2021, 15:01

Ксения Жарко – дирижер, основатель и художественный руководитель Женского симфонического оркестра, уникального коллектива, аналога которому нет во всем мире. Об идее зарождения оркестра, стереотипах в профессии, опыте и призвании Ксения поговорила с корреспондентом «Культуромании».

- Как пришла идея создания Женского симфонического оркестра, и почему до сих пор аналогов вашему коллективу в мире нет?

- Идея зародилась давно, но реализовалась совершенно неожиданным образом. В 2012 году меня пригласили поучаствовать в качестве дирижера на 10-й юбилейной премии телеканала «Муз-ТВ».

Режиссер решил, что дирижером премии должна быть непременно женщина. Его помощники позвонили на телеканал «Культура» и в «Госконцерт». Забавно, что и там, и там порекомендовали меня. Дальше, обсуждая проект, мы с Алексеем Геннадьевичем подумали: «Может быть, развить эту идею и сделать оркестр только из женщин?». Провели многоступенчатый кастинг, отобрали лучших из лучших. Поэтому днем рождения Женского симфонического оркестра мы считаем 1 июня 2012 года – день проведения премии.

В идее создания нашего коллектива нет никакого социального вызова или протеста. Само время подсказало его актуальность: ведь в наши дни женщины успешны практически во всех областях жизни, в том числе в игре на таких музыкальных инструментах как трубы и тромбоны, считавшихся до недавних пор прерогативой исключительно мужчин. Но что касается женских симфонических оркестров, то их действительно больше нет. Почему – я не знаю, но факт остается фактом: единственный Женский симфонический оркестр есть только в России, в Москве.

- Каково работать с таким количеством женщин?

- Замечательно! Женщины по своей природе очень ответственные. В уставе Заслуженного коллектива России времен Евгения Мравинского было написано: «Музыкант обязан приходить на первую репетицию с технически освоенной партией». И это правильно, но, к сожалению, не всегда в современных оркестрах осуществляется на практике. У нас же перед каждой новой программой администрация буквально завалена сообщениями и звонками наших оркестранток с просьбами заранее выслать ноты для подготовки. Такое отношение – большая редкость! Я знаю, как только мы зовем музыкантов на программу – они всегда с радостью откликаются. Наше совместное творчество, репетиции – настоящий праздник! У нас всегда яркие, интересные программы, ошеломительные драматические артисты, певцы и инструменталисты. Пространства и, главное, времени для интриг нет, но есть очередь из желающих сыграть в оркестре!

- Есть что-то, чего вы не приемлете в музыкантах?

- Отсутствие творческого горения, равнодушие. Когда приходит сытость и человек перестает развиваться. Это самое страшное. С особенностями характера можно разобраться, для меня главное, чтобы человек был талантлив и профессионален.

- Какую роль во взаимодействии с оркестром играет техника дирижирования?

- Техника – это всегда здорово! Особенно в экстремальных ситуациях, когда солист приезжает «с корабля на бал» прямо на сцену, без предварительной встречи с оркестром. Естественно, важна ясность и четкость жестов. Но для меня техника не самоцель, а средство для передачи образов. Ведь дирижер – это драматург, который может вдохнуть волшебство во все вокруг, а может зарубить на корню самые талантливые устремления музыкантов.

- Почему женщин-дирижеров так мало и получить признание в этой профессии им сложнее?

- Всю жизнь мне задают этот вопрос, а я так и не придумала на него красивого ответа.

Так устроено, что у женщины больше забот, ей, как правило, приходится координировать совершенно разные сферы жизни: свою профессиональную деятельность, заботу о супруге, детях, родителях и много другого.

Дирижирование, как и режиссура, – профессия, требующая абсолютной концентрации, сублимации всех сфер в творчество. Когда у тебя идет постановка спектакля, подготовка новой программы, в этот момент ты не жена и не мать, тебя нет ни для кого. Иначе никак. Хорошо, когда родные это понимают и могут на время взять на себя часть забот. Так что вопрос о штучности женщин-дирижеров и женщин-режиссеров скорее следует адресовать не к женщинам, а к их вторым половинам.

- Вы успели поработать с большим количеством разных оркестров. Каковы особенности работы приглашенного дирижера? И отличаются ли российские оркестранты от иностранных коллег?

- Работа приглашенного дирижера – сплошное удовольствие! Наслаждение без лишних обязательств и быта! После проведенного концерта обязательно подходит группа оркестрантов и говорит: «Как здорово! Какой творческий подход! Вас бы к нам главным дирижером!». Но не стоит обольщаться, я понимаю, что люди не всегда ценят то, что имеют, нет пророка в своем Отечестве.

Михаил Дударов-Вайнштейн, сын великой Вероники Дударовой, рассказывал мне, что самым счастливым временем его жизни стал год, когда мама закончила работать как главный дирижер и художественный руководитель Московского государственного академического симфонического оркестра и выступала только как приглашенный дирижер. Вскоре она возглавила Государственный симфонический оркестр России, но тот недолгий период, пока она работала приглашенным дирижером, запечатлелся в его памяти как счастливейший: мама была в тот момент одухотворенной, мягкой и расслабленной.

Кроме того, для нас, женщин, гастроли - это то время, когда мы принадлежим только себе. Недавно я вернулась с гастролей в Мурманске, где с оркестром Мурманской областной филармонии играли шедевры оперетты и мюзикла. Помимо концерта, в эти дни я очень много всего успела: придумала программы для следующих сезонов, проработала партитуры для предстоящих гастролей в Колумбии и т.д.

О разнице наших и западных оркестров: единственная страна в мире, где в пандемию либо вообще не носят маски, либо они принципиально болтаются в районе уха, – это Россия. Откуда в нас это отсутствие личной ответственности? Исследовательский вопрос для докторской диссертации. Так же и в оркестровой игре: у меня складывается ощущение, что иногда российский оркестрант более зависим от дирижера, чем западный. При среднем дирижере частично теряет свой профессиональный арсенал и по уровню скатывается вниз. Западные же оркестры всегда играют на достойном уровне, там очень сильна личная ответственность каждого. Зато западная игра последнего времени часто мне кажется выхолощенной и поэтому малоинтересной. «Откровения» и безусловное счастье на сцене возможно только с нашими!

- Как вы считаете, есть ли сейчас на музыкальном олимпе фигуры масштаба Дударовой?

- Вероника Борисовна уникальна! Я была на ее 90-летии в Концертном зале Чайковского. Церемония шла 5 часов, выступали всевозможные артисты и в заключение вечера, когда публика и исполнители уже устали, вышла Вероника Борисовна, и как ни в чем не бывало продирижировала наизусть «Болеро» Равеля. Других людей такой закалки и такого стержня я не знаю. Но, как я говорила ранее, успех творца во многом зависит от его окружения. Как мне рассказывал Михаил Дударов-Вайнштейн, у Вероники Борисовны был изумительный директор оркестра, который помимо того, что брал на себя всю административную работу, с мудростью и легкостью разруливал все конфликтные ситуации, порой возникающие в плотно работающем коллективе. Поэтому Вероника Дударова имела счастливую возможность всецело сконцентрироваться на творчестве. Но таких, как она, сейчас нет!

Я счастлива, что мы дружны с сыном великой Вероники, он всегда приходит на концерты Женского симфонического оркестра. Я как-то сказала Михаилу: «Спасибо, что вы приходите к нам». А он мне в ответ: «Ксения, это вам спасибо! Вы ведь не знаете, но на ваших концертах я общаюсь с мамой».

- Вам повезло быть лично знакомой с Геннадием Рождественским. Расскажите о своих впечатлениях от общения с ним.

- Помню нашу первую встречу: я готовилась к поступлению на факультет симфонического дирижирования в Московскую консерваторию. Утром была назначена консультация у Василия Серафимовича Синайского, а вечером у Геннадия Николаевича Рождественского. Я пришла к Василию Серафимовичу, и он, прослушав меня, сказал, что на консультацию к Рождественскому я уже могу не идти, он готов меня взять к себе в класс. Но как можно не пойти к Рождественскому! Я ослушалась маэстро и все-таки пошла. Геннадий Николаевич тоже намекнул мне, что берет меня, но я честно призналась, что «Синайскому отдана и буду век ему верна». Несмотря на то, что я позже с удовольствием училась у Василия Серафимовича, как только Геннадий Николаевич приезжал в Москву, я не пропускала ни одного его урока. Он феноменальный эрудит! Кроме того, Геннадий Николаевич обладал уникальным свойством: раскрывал людей, приумножал их таланты одним фактом своего присутствия. На его уроках было не протолкнуться, студенты готовы были на люстрах висеть, лишь бы послушать Рождественского.

У меня до сих пор сохранилась целая пачка рекомендаций от Геннадия Николаевича, он был очень щедр в этом отношении. Всегда интересовался, чем я дирижирую в настоящий момент, с каким оркестром и т.д.

Последняя наша встреча состоялась за несколько месяцев до его смерти. Он выходил из автомобиля во дворике Московской консерватории и, как всегда, увидев меня, спросил, что у меня происходит. Над входом в Большой зал висел баннер моего ближайшего концерта. Он взглянул на него и сказал: «Ух ты, Женский оркестр! Неужели такой есть? Странно, не слышал. Вы что, существуете подпольно? Ксенечка, быстрей выходите из подполья!». Это был удивительный человек, равного которому нет. Он помнил всех своих учеников, поддерживал. Фантастическая личность!

- В 2018 году вы получили Серебряный Почетный крест Венгрии «За выдающуюся деятельность, направленную на популяризацию в России и на международном уровне венгерской классической музыки и оперетты». Расскажите, как вам это удалось?

- Я участвовала в конкурсе дирижеров имени Имре Кальмана, проводимом Будапештским театром оперетты. Кроме премий, была удостоена приза зрительских и актерских симпатий. С тех пор совместно с Венгерским культурным центром уже десять лет подряд мы приглашаем, помимо венгерских солистов-инструменталистов, лучших артистов Будапештского и Московского театров оперетты и даем гала-концерты в Большом зале Московской консерватории. Также, венгерская музыка является частью моих программ в гастролях по России и за рубежом (даже в Индии!). Я имею счастье быть сопредседателем с российской стороны оргкомитета конкурса «Золотая дирижерская палочка» Будапештского театра оперетты. Отбор обычно происходит в 12 странах мира. Я горда, что именно мы, в России, отобрали к участию Илью Гайсина, который и взял Гран-при в финале конкурса в Будапеште. Прямо перед пандемией я была членом жюри Конкурса Легара в Будапештском театре оперетты. Несколько наших российских исполнителей выступили очень удачно и были удостоены звания лауреатов.

Результатом множества проведенных концертов венгерской музыки и стала эта почетная награда, которую я получила от президента Венгрии.

Очень надеюсь, что пандемия скоро закончится и мы наконец сможем провести концерт «Легар-гала» с мировыми звездами оперетты!

А пока ждем всех 16 сентября в Большом зале Московской государственной консерватории на открытии концертного сезона Женского симфонического оркестра – на спектакле «Любовь длиною в жизнь» о великой любви Ивана Тургенева и Полины Виардо. В главной роли – блистательная Илзе Лиепа. Всех ждем!

Марина Рева

Фото: скриншот видео You Tube mediametrics live Женская логика

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Дирижер Женского симфонического оркестра Ксения Жарко: «Когда у тебя идет постановка спектакля, в этот момент тебя нет ни для кого»

<p> Ксения Жарко – дирижер, основатель и художественный руководитель Женского симфонического оркестра, уникального коллектива, аналога которому нет во всем мире. Об идее зарождения оркестра, стереотипах в профессии, опыте и призвании Ксения поговорила с корреспондентом «Культуромании». </p> <p> - <b>Как пришла идея создания Женского симфонического оркестра, и почему до сих пор аналогов вашему коллективу в мире нет?</b> </p> <p> - Идея зародилась давно, но реализовалась совершенно неожиданным образом. В 2012 году меня пригласили поучаствовать в качестве дирижера на 10-й юбилейной премии телеканала «Муз-ТВ». </p> <p> Режиссер решил, что дирижером премии должна быть непременно женщина. Его помощники позвонили на телеканал «Культура» и в «Госконцерт». Забавно, что и там, и там порекомендовали меня. Дальше, обсуждая проект, мы с Алексеем Геннадьевичем подумали: «Может быть, развить эту идею и сделать оркестр только из женщин?». Провели многоступенчатый кастинг, отобрали лучших из лучших. Поэтому днем рождения Женского симфонического оркестра мы считаем 1 июня 2012 года – день проведения премии. </p> <p> В идее создания нашего коллектива нет никакого социального вызова или протеста. Само время подсказало его актуальность: ведь в наши дни женщины успешны практически во всех областях жизни, в том числе в игре на таких музыкальных инструментах как трубы и тромбоны, считавшихся до недавних пор прерогативой исключительно мужчин. Но что касается женских симфонических оркестров, то их действительно больше нет. Почему – я не знаю, но факт остается фактом: единственный Женский симфонический оркестр есть только в России, в Москве. </p> <p> <b>- Каково работать с таким количеством женщин? </b> </p> <p> - Замечательно! Женщины по своей природе очень ответственные. В уставе Заслуженного коллектива России времен Евгения Мравинского было написано: «Музыкант обязан приходить на первую репетицию с технически освоенной партией». И это правильно, но, к сожалению, не всегда в современных оркестрах осуществляется на практике. У нас же перед каждой новой программой администрация буквально завалена сообщениями и звонками наших оркестранток с просьбами заранее выслать ноты для подготовки. Такое отношение – большая редкость! Я знаю, как только мы зовем музыкантов на программу – они всегда с радостью откликаются. Наше совместное творчество, репетиции – настоящий праздник! У нас всегда яркие, интересные программы, ошеломительные драматические артисты, певцы и инструменталисты. Пространства и, главное, времени для интриг нет, но есть очередь из желающих сыграть в оркестре! </p> <p> <b>- Есть что-то, чего вы не приемлете в музыкантах?</b> </p> <p> - Отсутствие творческого горения, равнодушие. Когда приходит сытость и человек перестает развиваться. Это самое страшное. С особенностями характера можно разобраться, для меня главное, чтобы человек был талантлив и профессионален. </p> <p> <b>- Какую роль во взаимодействии с оркестром играет техника дирижирования? </b> </p> <p> - Техника – это всегда здорово! Особенно в экстремальных ситуациях, когда солист приезжает «с корабля на бал» прямо на сцену, без предварительной встречи с оркестром. Естественно, важна ясность и четкость жестов. Но для меня техника не самоцель, а средство для передачи образов. Ведь дирижер – это драматург, который может вдохнуть волшебство во все вокруг, а может зарубить на корню самые талантливые устремления музыкантов. </p> <p> <b>- Почему женщин-дирижеров так мало и получить признание в этой профессии им сложнее?</b> </p> <p> - Всю жизнь мне задают этот вопрос, а я так и не придумала на него красивого ответа. </p> <p> Так устроено, что у женщины больше забот, ей, как правило, приходится координировать совершенно разные сферы жизни: свою профессиональную деятельность, заботу о супруге, детях, родителях и много другого. </p> <p> Дирижирование, как и режиссура, – профессия, требующая абсолютной концентрации, сублимации всех сфер в творчество. Когда у тебя идет постановка спектакля, подготовка новой программы, в этот момент ты не жена и не мать, тебя нет ни для кого. Иначе никак. Хорошо, когда родные это понимают и могут на время взять на себя часть забот. Так что вопрос о штучности женщин-дирижеров и женщин-режиссеров скорее следует адресовать не к женщинам, а к их вторым половинам. </p> <p> <b>- Вы успели поработать с большим количеством разных оркестров. Каковы особенности работы приглашенного дирижера? И отличаются ли российские оркестранты от иностранных коллег?</b> </p> <p> - Работа приглашенного дирижера – сплошное удовольствие! Наслаждение без лишних обязательств и быта! После проведенного концерта обязательно подходит группа оркестрантов и говорит: «Как здорово! Какой творческий подход! Вас бы к нам главным дирижером!». Но не стоит обольщаться, я понимаю, что люди не всегда ценят то, что имеют, нет пророка в своем Отечестве. </p> <p> Михаил Дударов-Вайнштейн, сын великой Вероники Дударовой, рассказывал мне, что самым счастливым временем его жизни стал год, когда мама закончила работать как главный дирижер и художественный руководитель Московского государственного академического симфонического оркестра и выступала только как приглашенный дирижер. Вскоре она возглавила Государственный симфонический оркестр России, но тот недолгий период, пока она работала приглашенным дирижером, запечатлелся в его памяти как счастливейший: мама была в тот момент одухотворенной, мягкой и расслабленной. </p> <p> Кроме того, для нас, женщин, гастроли - это то время, когда мы принадлежим только себе. Недавно я вернулась с гастролей в Мурманске, где с оркестром Мурманской областной филармонии играли шедевры оперетты и мюзикла. Помимо концерта, в эти дни я очень много всего успела: придумала программы для следующих сезонов, проработала партитуры для предстоящих гастролей в Колумбии и т.д. </p> <p> О разнице наших и западных оркестров: единственная страна в мире, где в пандемию либо вообще не носят маски, либо они принципиально болтаются в районе уха, – это Россия. Откуда в нас это отсутствие личной ответственности? Исследовательский вопрос для докторской диссертации. Так же и в оркестровой игре: у меня складывается ощущение, что иногда российский оркестрант более зависим от дирижера, чем западный. При среднем дирижере частично теряет свой профессиональный арсенал и по уровню скатывается вниз. Западные же оркестры всегда играют на достойном уровне, там очень сильна личная ответственность каждого. Зато западная игра последнего времени часто мне кажется выхолощенной и поэтому малоинтересной. «Откровения» и безусловное счастье на сцене возможно только с нашими! </p> <p> <b>- Как вы считаете, есть ли сейчас на музыкальном олимпе фигуры масштаба Дударовой?</b> </p> <p> - Вероника Борисовна уникальна! Я была на ее 90-летии в Концертном зале Чайковского. Церемония шла 5 часов, выступали всевозможные артисты и в заключение вечера, когда публика и исполнители уже устали, вышла Вероника Борисовна, и как ни в чем не бывало продирижировала наизусть «Болеро» Равеля. Других людей такой закалки и такого стержня я не знаю. Но, как я говорила ранее, успех творца во многом зависит от его окружения. Как мне рассказывал Михаил Дударов-Вайнштейн, у Вероники Борисовны был изумительный директор оркестра, который помимо того, что брал на себя всю административную работу, с мудростью и легкостью разруливал все конфликтные ситуации, порой возникающие в плотно работающем коллективе. Поэтому Вероника Дударова имела счастливую возможность всецело сконцентрироваться на творчестве. Но таких, как она, сейчас нет! </p> <p> Я счастлива, что мы дружны с сыном великой Вероники, он всегда приходит на концерты Женского симфонического оркестра. Я как-то сказала Михаилу: «Спасибо, что вы приходите к нам». А он мне в ответ: «Ксения, это вам спасибо! Вы ведь не знаете, но на ваших концертах я общаюсь с мамой». </p> <p> <b>- Вам повезло быть лично знакомой с Геннадием Рождественским. Расскажите о своих впечатлениях от общения с ним.</b> </p> <p> - Помню нашу первую встречу: я готовилась к поступлению на факультет симфонического дирижирования в Московскую консерваторию. Утром была назначена консультация у Василия Серафимовича Синайского, а вечером у Геннадия Николаевича Рождественского. Я пришла к Василию Серафимовичу, и он, прослушав меня, сказал, что на консультацию к Рождественскому я уже могу не идти, он готов меня взять к себе в класс. Но как можно не пойти к Рождественскому! Я ослушалась маэстро и все-таки пошла. Геннадий Николаевич тоже намекнул мне, что берет меня, но я честно призналась, что «Синайскому отдана и буду век ему верна». Несмотря на то, что я позже с удовольствием училась у Василия Серафимовича, как только Геннадий Николаевич приезжал в Москву, я не пропускала ни одного его урока. Он феноменальный эрудит! Кроме того, Геннадий Николаевич обладал уникальным свойством: раскрывал людей, приумножал их таланты одним фактом своего присутствия. На его уроках было не протолкнуться, студенты готовы были на люстрах висеть, лишь бы послушать Рождественского. </p> <p> У меня до сих пор сохранилась целая пачка рекомендаций от Геннадия Николаевича, он был очень щедр в этом отношении. Всегда интересовался, чем я дирижирую в настоящий момент, с каким оркестром и т.д. </p> <p> Последняя наша встреча состоялась за несколько месяцев до его смерти. Он выходил из автомобиля во дворике Московской консерватории и, как всегда, увидев меня, спросил, что у меня происходит. Над входом в Большой зал висел баннер моего ближайшего концерта. Он взглянул на него и сказал: «Ух ты, Женский оркестр! Неужели такой есть? Странно, не слышал. Вы что, существуете подпольно? Ксенечка, быстрей выходите из подполья!». Это был удивительный человек, равного которому нет. Он помнил всех своих учеников, поддерживал. Фантастическая личность! </p> <p> <b>- В 2018 году вы получили Серебряный Почетный крест Венгрии «За выдающуюся деятельность, направленную на популяризацию в России и на международном уровне венгерской классической музыки и оперетты». Расскажите, как вам это удалось?</b> </p> <p> - Я участвовала в конкурсе дирижеров имени Имре Кальмана, проводимом Будапештским театром оперетты. Кроме премий, была удостоена приза зрительских и актерских симпатий. С тех пор совместно с Венгерским культурным центром уже десять лет подряд мы приглашаем, помимо венгерских солистов-инструменталистов, лучших артистов Будапештского и Московского театров оперетты и даем гала-концерты в Большом зале Московской консерватории. Также, венгерская музыка является частью моих программ в гастролях по России и за рубежом (даже в Индии!). Я имею счастье быть сопредседателем с российской стороны оргкомитета конкурса «Золотая дирижерская палочка» Будапештского театра оперетты. Отбор обычно происходит в 12 странах мира. Я горда, что именно мы, в России, отобрали к участию Илью Гайсина, который и взял Гран-при в финале конкурса в Будапеште. Прямо перед пандемией я была членом жюри Конкурса Легара в Будапештском театре оперетты. Несколько наших российских исполнителей выступили очень удачно и были удостоены звания лауреатов. </p> <p> Результатом множества проведенных концертов венгерской музыки и стала эта почетная награда, которую я получила от президента Венгрии. </p> <p> Очень надеюсь, что пандемия скоро закончится и мы наконец сможем провести концерт «Легар-гала» с мировыми звездами оперетты! </p> <p> А пока ждем всех 16 сентября в Большом зале Московской государственной консерватории на открытии концертного сезона Женского симфонического оркестра – на спектакле «Любовь длиною в жизнь» о великой любви Ивана Тургенева и Полины Виардо. В главной роли – блистательная Илзе Лиепа. Всех ждем! </p> <p> <b>Марина Рева</b> </p> <p> <b><i>Фото: скриншот видео </i></b><b><i>You </i></b><b><i>Tube </i></b><b><i>mediametrics </i></b><b><i>live Женская логика</i></b> </p>

Дирижер Женского симфонического оркестра Ксения Жарко: «Когда у тебя идет постановка спектакля, в этот момент тебя нет ни для кого»

Дирижер Женского симфонического оркестра Ксения Жарко: «Когда у тебя идет постановка спектакля, в этот момент тебя нет ни для кого»

Дирижер Женского симфонического оркестра Ксения Жарко: «Когда у тебя идет постановка спектакля, в этот момент тебя нет ни для кого»

Дирижер Женского симфонического оркестра Ксения Жарко: «Когда у тебя идет постановка спектакля, в этот момент тебя нет ни для кого»