Братство против СССР

Мировое наследие

Братство против СССР
25 Октября 2021, 11:54

На международный аукцион Cazo, который пройдет в Париже 26 октября, выставлен архив Андрея Балашова, одного из руководителей Братства Русской Правды

 «Кто такой Андрей Балашов? – пишет в своем инстаграме Екатерина Тендил, эксперт аукционного дома Cazo. – На момент знаменитого «Галлиполийского сидения» (когда части Русской армии под руководством генерала Кутепова, эвакуированные из Крыма, оставались на военном положении в окрестностях греческого города Галлиполи, надеясь вот-вот вернуться в бой) Андрею Владимировичу 21 год. Он молодой офицер, гусар, уже воевал, руководил другими гусарами и даже был ранен. Вернуться не случилось, но Галлиполи сблизило его с генералом Врангелем. Дальше был лагерь беженцев в Сербии, затем Брюссель, в котором он так и останется».

В Брюсселе Балашов стал тайным секретарем бельгийского отделения Братства Русской Правды, русской монархической организации, которая как единое целое существовала с 1921 по 1939 год и вела против Советской России, говоря современным языком, информационную войну. Балашов, для членов БРП «Брат № 114», лично создавал практически все агитационные материалы, листовки, лозунги; был автором слогана «Коммунизм умрет, Россия не умрет» и листовки с головой Сталина на штыке, издавал книги писателей русского зарубежья, в том числе и сборники собственных стихов.

Письма и дневники рассказывают и о его деятельности несколько другого рода. Оставаясь в тени наиболее крупных дел и акций БРП, он собирал рецепты ядов и организовывал покупку оружия, то есть участвовал и в диверсионной работе Братства.

Отдельным лотом идет его переписка с известным русским авиаконструктором Игорем Сикорским, создателем первого в мире четырехмоторного самолета «Русский витязь» и тяжелого бомбардировщика и пассажирского самолета «Илья Муромец». После революции Сикорский эмигрировал сначала во Францию, потом в США, где открыл собственную фирму Sikorsky Aero Engineering Corporation. В одном из писем Балашов просит авиаконструктора, регулярно посылавшего БРП деньги, посодействовать постройке летательных аппаратов для действий БРП в России. «Не удалось ли Брату N 166 разработать вопрос по поводу аэропланов «там», о чем 114-й писал в предыдущем письме?»

«Кто же они, братья Русской Правды? – пишет Екатерина Тендил. – Когда я начинала работать над архивом, честно говоря, даже не представляла, что сеть Братства была настолько огромной. Бывшие солдаты и офицеры, оказавшиеся за границей, постепенно рассеялись по всему свету. В архивах Андрея Балашова я насчитала десятки стран от Азии до Латинской Америки, разные уголки Европы, самое удивительное, пожалуй, поэт Петрушевский на острове Борнео! И эти письма доходили! С Борнео в Брюссель и обратно. Удивительно и очень интересно. А объединяло сотни людей одно. До последнего, даже спустя десятилетия, они не видели своей судьбы без возвращения в Россию. Как бы пафосно это не звучало, но письма каждого –  удивительное свидетельство патриотизма. Каждый пытался вносить свой маленький вклад в общую работу. Деньги на проведение операций, печать пропагандистской продукции, на поддержку братьев, попавших в тюрьму, собирали практически все. Кто-то был готов и на большее. В архиве есть письма молодых людей с просьбой отправить их обратно в СССР для диверсионной деятельности. Мол, жизни нет в эмиграции, отправьте меня воевать, хочу отдать жизнь за Россию! И отправляли, и воевали, иногда удавалось проводить реальные операции, сильно злившие ГПУ».

В документах архива есть упоминания и об этих операциях, и о войне, которую советские спецслужбы вели с эмигрантскими организациями. Есть документы, касающиеся самого крупного шпионского скандала в белоэмигрантской среде – дела Александра Кольберга, который был главой БРП в Берлине и одновременно служил в ГПУ, а также информация о столь же скандальном «деле Нольде». Барон Леонид Нольде работал помощником декоратора в Новой Рижской драме, возглавлял местное отделение БРП и был завербован агентом советской разведки.

С этого момента ситуация стала напоминать сюжет знаменитого романа английского писателя Честертона «Человек, который был Четвергом», где секретная террористическая организация и тайная полиция сплелись в такой тугой узел, что и не развяжешь. ГПУ надеялось через своих тайных агентов взять БРП под свой контроль, но все закончилось их разоблачением и расколом Братства.

Происхождение архива, часть которого будет выставлена на парижский аукцион, не менее интересно, чем хранящиеся в нем документы. Архивные материалы были собраны участником Белого движения Петром Ивановичем Крыловым и его женой, Еленой Александровной. Оба в годы Второй мировой войны участвовали в движении Сопротивления в Бельгии.

После эвакуации Белой армии из Крыма Петр Крылов оказался в Константинополе, потом была Сербия и Бельгия, где он окончил коммерческий факультет Лувенского университета.

Вторая мировая война застала его в Брюсселе. Немецкие войска напали на Бельгию 10 мая 1940 года и почти сразу оккупировали. И в первые же дни оккупации начало создаваться движение Résistance (Сопротивление). Крылов и другие русские эмигранты входили в состав нескольких подпольных групп, одна из них занималась освобождением советских военнопленных, работавших на бельгийских угольных шахтах.

Архив, который хранят в семейном доме его наследники, представляет собой несколько десятков ящиков с документами, книгами и историческими артефактами. Многие из них до сих пор не разобраны и, возможно, таят новые, неизвестные историкам сведения о Белом движении и российской эмиграции.

Татьяна Филиппова

Фото: предоставлено Иваном Крылов с разрешением использовать в публикации

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Братство против СССР

<h2> На международный аукцион Cazo, который пройдет в Париже 26 октября, выставлен архив Андрея Балашова, одного из руководителей Братства Русской Правды </h2> <p>  «Кто такой Андрей Балашов? – пишет в своем инстаграме <b>Екатерина Тендил, эксперт аукционного дома Cazo</b>. – На момент знаменитого «Галлиполийского сидения» (когда части Русской армии под руководством генерала Кутепова, эвакуированные из Крыма, оставались на военном положении в окрестностях греческого города Галлиполи, надеясь вот-вот вернуться в бой) Андрею Владимировичу 21 год. Он молодой офицер, гусар, уже воевал, руководил другими гусарами и даже был ранен. Вернуться не случилось, но Галлиполи сблизило его с генералом Врангелем. Дальше был лагерь беженцев в Сербии, затем Брюссель, в котором он так и останется». </p> <p> В Брюсселе Балашов стал тайным секретарем бельгийского отделения Братства Русской Правды, русской монархической организации, которая как единое целое существовала с 1921 по 1939 год и вела против Советской России, говоря современным языком, информационную войну. Балашов, для членов БРП «Брат № 114», лично создавал практически все агитационные материалы, листовки, лозунги; был автором слогана «Коммунизм умрет, Россия не умрет» и листовки с головой Сталина на штыке, издавал книги писателей русского зарубежья, в том числе и сборники собственных стихов. </p> <p> Письма и дневники рассказывают и о его деятельности несколько другого рода. Оставаясь в тени наиболее крупных дел и акций БРП, он собирал рецепты ядов и организовывал покупку оружия, то есть участвовал и в диверсионной работе Братства. </p> <p> Отдельным лотом идет его переписка с известным русским авиаконструктором Игорем Сикорским, создателем первого в мире четырехмоторного самолета «Русский витязь» и тяжелого бомбардировщика и пассажирского самолета «Илья Муромец». После революции Сикорский эмигрировал сначала во Францию, потом в США, где открыл собственную фирму Sikorsky Aero Engineering Corporation. В одном из писем Балашов просит авиаконструктора, регулярно посылавшего БРП деньги, посодействовать постройке летательных аппаратов для действий БРП в России. «Не удалось ли Брату N 166 разработать вопрос по поводу аэропланов «там», о чем 114-й писал в предыдущем письме?» </p> <p> «Кто же они, братья Русской Правды? – пишет Екатерина Тендил. – Когда я начинала работать над архивом, честно говоря, даже не представляла, что сеть Братства была настолько огромной. Бывшие солдаты и офицеры, оказавшиеся за границей, постепенно рассеялись по всему свету. В архивах Андрея Балашова я насчитала десятки стран от Азии до Латинской Америки, разные уголки Европы, самое удивительное, пожалуй, поэт Петрушевский на острове Борнео! И эти письма доходили! С Борнео в Брюссель и обратно. Удивительно и очень интересно. А объединяло сотни людей одно. До последнего, даже спустя десятилетия, они не видели своей судьбы без возвращения в Россию. Как бы пафосно это не звучало, но письма каждого –  удивительное свидетельство патриотизма. Каждый пытался вносить свой маленький вклад в общую работу. Деньги на проведение операций, печать пропагандистской продукции, на поддержку братьев, попавших в тюрьму, собирали практически все. Кто-то был готов и на большее. В архиве есть письма молодых людей с просьбой отправить их обратно в СССР для диверсионной деятельности. Мол, жизни нет в эмиграции, отправьте меня воевать, хочу отдать жизнь за Россию! И отправляли, и воевали, иногда удавалось проводить реальные операции, сильно злившие ГПУ». </p> <p> В документах архива есть упоминания и об этих операциях, и о войне, которую советские спецслужбы вели с эмигрантскими организациями. Есть документы, касающиеся самого крупного шпионского скандала в белоэмигрантской среде – дела Александра Кольберга, который был главой БРП в Берлине и одновременно служил в ГПУ, а также информация о столь же скандальном «деле Нольде». Барон Леонид Нольде работал помощником декоратора в Новой Рижской драме, возглавлял местное отделение БРП и был завербован агентом советской разведки. </p> <p> С этого момента ситуация стала напоминать сюжет знаменитого романа английского писателя Честертона «Человек, который был Четвергом», где секретная террористическая организация и тайная полиция сплелись в такой тугой узел, что и не развяжешь. ГПУ надеялось через своих тайных агентов взять БРП под свой контроль, но все закончилось их разоблачением и расколом Братства. </p> <p> Происхождение архива, часть которого будет выставлена на парижский аукцион, не менее интересно, чем хранящиеся в нем документы. Архивные материалы были собраны участником Белого движения Петром Ивановичем Крыловым и его женой, Еленой Александровной. Оба в годы Второй мировой войны участвовали в движении Сопротивления в Бельгии. </p> <p> После эвакуации Белой армии из Крыма Петр Крылов оказался в Константинополе, потом была Сербия и Бельгия, где он окончил коммерческий факультет Лувенского университета. </p> <p> Вторая мировая война застала его в Брюсселе. Немецкие войска напали на Бельгию 10 мая 1940 года и почти сразу оккупировали. И в первые же дни оккупации начало создаваться движение Résistance (Сопротивление). Крылов и другие русские эмигранты входили в состав нескольких подпольных групп, одна из них занималась освобождением советских военнопленных, работавших на бельгийских угольных шахтах. </p> <p> Архив, который хранят в семейном доме его наследники, представляет собой несколько десятков ящиков с документами, книгами и историческими артефактами. Многие из них до сих пор не разобраны и, возможно, таят новые, неизвестные историкам сведения о Белом движении и российской эмиграции. </p> <p> <b>Татьяна Филиппова</b> </p> <p> <b>Фото: предоставлено Иваном Крылов с разрешением использовать в публикации</b> </p>

Братство против СССР

Братство против СССР

Братство против СССР

Братство против СССР