Архитектор Эрик Валеев: «Фундаментальные принципы везде одни: польза, прочность, красота»

Креативные индустрии

Архитектор Эрик Валеев: «Фундаментальные принципы везде одни: польза, прочность, красота»
21 Июня 2021, 12:44

Глава архитектурного бюро IQ Эрик Валеев рассказывает «Культуромании» о том, как будет выглядеть грандиозное музейное фондохранилище в Коммунарке и о том, насколько отличается проектирование ТЦ от создания музея.

Недавно в Москве проходил архитектурный фестиваль «Золотое сечение». На нем вы проводили мастер-класс «Москва — культурная: развитие музейных кластеров в столице и регионах». Все-таки какими будут музейные пространства в недалеком будущем?

 — Пандемия и параллельное развитие рецессии в экономике повлияли на подходы к проектированию и организации деятельности многих музеев. Они в значительной степени изменились. Под новые тренды вынуждены подстраиваться даже крупнейшие выставочные площадки с великолепными коллекциями. Речь идет о том, что сегодня музейный объект не может существовать в монорежиме, например, ограничиваясь исключительно выставками. Публике это не интересно.

Я считаю, что посещение музея должно стать многосценарным. Человек должен получить не только новые впечатления или навыки, но и возможность встретиться с друзьями, провести время в приятной обстановке. Поход в музей станет обычным делом, а не редким событием, как сегодня. 

— Насколько важны музейные кластеры для формирования социокультурной среды? 

— Именно такие проекты и создают общественный климат. Но для того, чтобы они эффективно работали, важно учитывать ряд моментов. Я считаю, что, разрабатывая концепцию, надо обращать внимание на взаимодействие не только с посетителями, но и с обычными прохожими.

Например, часть экспозиции, расположенная снаружи музея, то есть пространства перехода внутри территории, создают интригу, заинтересовывают прохожих. Музеи должны отойти от стереотипных схем взаимодействия с посетителями по типу театра, где кулисы четко отделяют зрительный зал от сцены. Важно создавать ощущение вовлеченности и причастности к жизни музеев. 

— Бюро IQ выиграло конкурс на разработку проекта музейного комплекса и фондохранилища в Коммунарке для 4 федеральных и 23 московских музеев. Как вы думаете, почему именно вашему проекту отдали предпочтение? 

— Мы старались представить интересный проект, отвечающий на поставленные конкурсом вопросы. Перед нами стояла задача создать кластер в Новой Москве, который станет местом социальной активности общегородского масштаба. Он должен объединить на одном пространстве выставочные зоны фондохранилища Музея Победы, Государственной Третьяковской галереи, Государственного Исторического музея и еще более двух десятков крупных музеев столицы. 

Все размышления о среде, объемно-пространственных решениях, эмоциональном восприятии, общественном доступе с самого начала базировались на четко продуманной схеме логистики и обеспечения безопасности объекта. Поэтому автономность каждого из музеев гармонично сочетается со взаимосвязанностью между ними. При этом мы сделали акцент на общественной составляющей, показали, что комплекс будет работать не только с посетителем, но и с районом. 

— Каким будет это пространство? 

— В музейном кластере можно будет посетить основные экспозиции и, что не менее важно, заглянуть в «кулуары» фондохранилищ, понаблюдать за работой ученых и специалистов, непарадной жизнью экспонатов. На территории будет конференц-зал, кинозал, выставочные пространства, образовательные зоны, мастерские, библиотека, коворкинг, магазины, кафе и ресторан. Многофункциональные площадки смогут трансформироваться под любые научные, образовательные и культурные мероприятия. Все это будет накрыто «оболочкой» парка, приподнятой над уровнем земли. Он оградит гостей и сотрудников от шума. 

Мы придумали, чтобы комплекс являлся продолжением бульвара, который идет от станции метрополитена «Ольховая». В музейно-выставочном кластере будет парк, в котором расположится уличная экспозиция, открытый кинотеатр, спортплощадки. А с дорожек можно будет заглянуть в окна музеев и увидеть экспонаты. Поэтому даже прогулка по парку превратится в визуальный диалог людей и музеев, ненавязчиво подталкивая к посещению. 

— Фондохранилища относятся к разным музеям, будут ли они отличаться по внешнему виду?

— Четыре корпуса для музеев федерального значения будут одинаковых размеров, но их фасадные решения будут отличаться и отражать содержание каждого из них. Например, композиции для здания Государственного музейно-выставочного центра «РОСИЗО» навеяны работами мастеров русского авангарда. Фасад фондохранилища Государственного Исторического музея вдохновлен идеей наслоения исторических событий и процессов. Внешний вид корпуса для размещения предметов искусства из Третьяковской галереи можно назвать «размышлением» на тему оформления самой ГТГ. Формообразование фасада корпуса, возводимого для фондов музея Великой Отечественной войны, основано на динамике движения ветра по знамени Победы. 

— Вы успешный архитектор, создавший много проектов, в том числе и торгового центра. Насколько отличается создание музея от создания ТЦ?

 — Насколько эти два объекта различны, настолько они и схожи, как бы парадоксально это не звучало. Начиная любой проект, мы с командой думаем о том, что человек будет ощущать при приближении к объему. Будет ли он сразу понимать назначение объекта, захочется ли ему попасть внутрь, будет ли логичным и уместным объемно-пространственное решение, а навигация — интуитивно понятной, захочет ли человек вернуться. Поэтому подходы к разработке музея и ТЦ имеют точки соприкосновения. Но, конечно, торговый комплекс — это сугубо инвестиционный продукт, который должен зарабатывать деньги. Приоритеты при распределении площадей в них всегда на стороне коммерции, а общественные пространства лишь помогают собственникам повышать интерес целевой аудитории. 

По архитектуре торговых центров можно судить о состоянии экономики, тенденциях в обществе. Например, с наступлением эпохи е-commerce, роль и значение классических моллов в обществе начала снижаться. Это не молниеносный, но закономерный и неизбежный процесс. Именно поэтому торговые объекты сегодня отказываются от привычных моноконцепций, перестраиваясь в полифункциональные центры. Застройщики стали расширять общественные пространства, отдавая под них большее количество площадей, улучшать развлекательную составляющую, привлекая арендаторов нового типа. Можно спрогнозировать, что креативная и «заботливая» архитектура будет все более востребована во всех типологиях от музеев до торгово-развлекательных центров. 

— Возвращаясь к теме успешности, сколько спит востребованный архитектор? 

— Мало! Если серьезно, то крупные проекты требуют интенсивной командной работы и построения четких процессов взаимодействия между сторонами. Каждое бюро решает по какому пути ему идти — от строго фиксированных часов работы в стиле проектных институтов до формата компаний Google с более свободным графиком, ставящих во главе угла выполнение конкретной задачи. В любом случае архитектура — это всегда многовекторный, а значит крайне затратный по времени и количеству прилагаемых усилий процесс.

— В одном из интервью вы сказали, что любой архитектор всегда хочет построить музей, музей вы строите. А храм архитектор хочет построить? И какими бы вы принципами руководствовались для его создания?

— Чем разнообразнее типологии над которыми мы работаем, тем интереснее и богаче путь в профессии, поэтому создать храм мне было бы не менее интересно, чем музей. Фундаментальные принципы везде одни: польза, прочность, красота, которые неразрывно связаны с уместностью, актуальностью, открытостью, комфортом.

 — Темой фестиваля была заявлена архитектура в качестве драйвера креативных индустрий. Как вы думаете, справится ли она с этой задачей?

— Есть много точек зрения на вопрос влияния архитектуры на общественные и экономические процессы — от полного бессилия до абсолютной власти. Я отношу себя в большей степени к архитектурным оптимистам, чем к скептикам. Даже на наших объектах я наблюдал действительно существенные преобразования среды после окончания строительства. Например, участок у фасада ТРЦ «Хорошо» из темного тротуара вдоль забора превратился в оживленную общественную площадь, а недавно завершенная территория редевелопмента в одном из регионов активизировала целый район. Представляете, сотрудники, оказавшись в новых пространствах, стали иначе вести себя, работать и общаться. Поэтому, на мой взгляд, архитектуре по силам действительно многое.

 — И последний вопрос — как вы оцениваете работы, представленные на фестивале?

 — На фестивале традиционно представлены все знаковые достижения отечественной архитектуры. Я начал принимать в нем участия еще со студенческих лет, а в последнее время все чаще в качестве члена жюри. В будущее я и мои коллеги смотрим с большим оптимизмом! 

Елена Сердечнова 

Фото предоставлено архитектором Эриком Валеевым

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Архитектор Эрик Валеев: «Фундаментальные принципы везде одни: польза, прочность, красота»

<h2> Глава архитектурного бюро IQ Эрик Валеев рассказывает «Культуромании» о том, как будет выглядеть грандиозное музейное фондохранилище в Коммунарке и о том, насколько отличается проектирование ТЦ от создания музея. </h2> <p> </p> <p> <b>— </b><b>Недавно в Москве проходил архитектурный фестиваль «Золотое сечение». На нем вы проводили мастер-класс «Москва — культурная: развитие музейных кластеров в столице и регионах». Все-таки какими будут музейные пространства в недалеком будущем?</b> </p> <p>  — Пандемия и параллельное развитие рецессии в экономике повлияли на подходы к проектированию и организации деятельности многих музеев. Они в значительной степени изменились. Под новые тренды вынуждены подстраиваться даже крупнейшие выставочные площадки с великолепными коллекциями. Речь идет о том, что сегодня музейный объект не может существовать в монорежиме, например, ограничиваясь исключительно выставками. Публике это не интересно. </p> <p> </p> <p> Я считаю, что посещение музея должно стать многосценарным. Человек должен получить не только новые впечатления или навыки, но и возможность встретиться с друзьями, провести время в приятной обстановке. Поход в музей станет обычным делом, а не редким событием, как сегодня.  </p> <p> <b>— Насколько важны музейные кластеры для формирования социокультурной среды?</b>  </p> <p> — Именно такие проекты и создают общественный климат. Но для того, чтобы они эффективно работали, важно учитывать ряд моментов. Я считаю, что, разрабатывая концепцию, надо обращать внимание на взаимодействие не только с посетителями, но и с обычными прохожими. </p> <p> Например, часть экспозиции, расположенная снаружи музея, то есть пространства перехода внутри территории, создают интригу, заинтересовывают прохожих. Музеи должны отойти от стереотипных схем взаимодействия с посетителями по типу театра, где кулисы четко отделяют зрительный зал от сцены. Важно создавать ощущение вовлеченности и причастности к жизни музеев.  </p> <p> <b>— Бюро IQ выиграло конкурс на разработку проекта музейного комплекса и фондохранилища в Коммунарке для 4 федеральных и 23 московских музеев. Как вы думаете, почему именно вашему проекту отдали предпочтение?</b>  </p> <p> — Мы старались представить интересный проект, отвечающий на поставленные конкурсом вопросы. Перед нами стояла задача создать кластер в Новой Москве, который станет местом социальной активности общегородского масштаба. Он должен объединить на одном пространстве выставочные зоны фондохранилища Музея Победы, Государственной Третьяковской галереи, Государственного Исторического музея и еще более двух десятков крупных музеев столицы.  </p> <p> Все размышления о среде, объемно-пространственных решениях, эмоциональном восприятии, общественном доступе с самого начала базировались на четко продуманной схеме логистики и обеспечения безопасности объекта. Поэтому автономность каждого из музеев гармонично сочетается со взаимосвязанностью между ними. При этом мы сделали акцент на общественной составляющей, показали, что комплекс будет работать не только с посетителем, но и с районом.  </p> <p> <b>— Каким будет это пространство?</b><b> </b> </p> <p> — В музейном кластере можно будет посетить основные экспозиции и, что не менее важно, заглянуть в «кулуары» фондохранилищ, понаблюдать за работой ученых и специалистов, непарадной жизнью экспонатов. На территории будет конференц-зал, кинозал, выставочные пространства, образовательные зоны, мастерские, библиотека, коворкинг, магазины, кафе и ресторан. Многофункциональные площадки смогут трансформироваться под любые научные, образовательные и культурные мероприятия. Все это будет накрыто «оболочкой» парка, приподнятой над уровнем земли. Он оградит гостей и сотрудников от шума.  </p> <p> Мы придумали, чтобы комплекс являлся продолжением бульвара, который идет от станции метрополитена «Ольховая». В музейно-выставочном кластере будет парк, в котором расположится уличная экспозиция, открытый кинотеатр, спортплощадки. А с дорожек можно будет заглянуть в окна музеев и увидеть экспонаты. Поэтому даже прогулка по парку превратится в визуальный диалог людей и музеев, ненавязчиво подталкивая к посещению.  </p> <p> <b>— Фондохранилища относятся к разным музеям, будут ли они отличаться по внешнему виду?</b> </p> <p> </p> <p> — Четыре корпуса для музеев федерального значения будут одинаковых размеров, но их фасадные решения будут отличаться и отражать содержание каждого из них. Например, композиции для здания Государственного музейно-выставочного центра «РОСИЗО» навеяны работами мастеров русского авангарда. Фасад фондохранилища Государственного Исторического музея вдохновлен идеей наслоения исторических событий и процессов. Внешний вид корпуса для размещения предметов искусства из Третьяковской галереи можно назвать «размышлением» на тему оформления самой ГТГ. Формообразование фасада корпуса, возводимого для фондов музея Великой Отечественной войны, основано на динамике движения ветра по знамени Победы.  </p> <p> <b>— Вы успешный архитектор, создавший много проектов, в том числе и торгового центра. Насколько отличается создание музея от создания ТЦ?</b> </p> <p> <b> </b>— Насколько эти два объекта различны, настолько они и схожи, как бы парадоксально это не звучало. Начиная любой проект, мы с командой думаем о том, что человек будет ощущать при приближении к объему. Будет ли он сразу понимать назначение объекта, захочется ли ему попасть внутрь, будет ли логичным и уместным объемно-пространственное решение, а навигация — интуитивно понятной, захочет ли человек вернуться. Поэтому подходы к разработке музея и ТЦ имеют точки соприкосновения. Но, конечно, торговый комплекс — это сугубо инвестиционный продукт, который должен зарабатывать деньги. Приоритеты при распределении площадей в них всегда на стороне коммерции, а общественные пространства лишь помогают собственникам повышать интерес целевой аудитории.  </p> <p> По архитектуре торговых центров можно судить о состоянии экономики, тенденциях в обществе. Например, с наступлением эпохи е-commerce, роль и значение классических моллов в обществе начала снижаться. Это не молниеносный, но закономерный и неизбежный процесс. Именно поэтому торговые объекты сегодня отказываются от привычных моноконцепций, перестраиваясь в полифункциональные центры. Застройщики стали расширять общественные пространства, отдавая под них большее количество площадей, улучшать развлекательную составляющую, привлекая арендаторов нового типа. Можно спрогнозировать, что креативная и «заботливая» архитектура будет все более востребована во всех типологиях от музеев до торгово-развлекательных центров.  </p> <p> <b>— Возвращаясь к теме успешности, сколько спит востребованный архитектор?</b>  </p> <p> — Мало! Если серьезно, то крупные проекты требуют интенсивной командной работы и построения четких процессов взаимодействия между сторонами. Каждое бюро решает по какому пути ему идти — от строго фиксированных часов работы в стиле проектных институтов до формата компаний Google с более свободным графиком, ставящих во главе угла выполнение конкретной задачи. В любом случае архитектура — это всегда многовекторный, а значит крайне затратный по времени и количеству прилагаемых усилий процесс. </p> <p> </p> <p> <b>— В одном из интервью вы сказали, что любой архитектор всегда хочет построить музей, музей вы строите. А храм архитектор хочет построить? И какими бы вы принципами руководствовались для его создания?</b> </p> <p> </p> <p> — Чем разнообразнее типологии над которыми мы работаем, тем интереснее и богаче путь в профессии, поэтому создать храм мне было бы не менее интересно, чем музей. Фундаментальные принципы везде одни: польза, прочность, красота, которые неразрывно связаны с уместностью, актуальностью, открытостью, комфортом. </p> <p>  <b>— Темой фестиваля была заявлена архитектура в качестве драйвера креативных индустрий. Как вы думаете, справится ли она с этой задачей?</b> </p> <p> </p> <p> — Есть много точек зрения на вопрос влияния архитектуры на общественные и экономические процессы — от полного бессилия до абсолютной власти. Я отношу себя в большей степени к архитектурным оптимистам, чем к скептикам. Даже на наших объектах я наблюдал действительно существенные преобразования среды после окончания строительства. Например, участок у фасада ТРЦ «Хорошо» из темного тротуара вдоль забора превратился в оживленную общественную площадь, а недавно завершенная территория редевелопмента в одном из регионов активизировала целый район. Представляете, сотрудники, оказавшись в новых пространствах, стали иначе вести себя, работать и общаться. Поэтому, на мой взгляд, архитектуре по силам действительно многое. </p> <p>  <b>— И последний вопрос — как вы оцениваете работы, представленные на фестивале?</b> </p> <p> <b> </b>— На фестивале традиционно представлены все знаковые достижения отечественной архитектуры. Я начал принимать в нем участия еще со студенческих лет, а в последнее время все чаще в качестве члена жюри. В будущее я и мои коллеги смотрим с большим оптимизмом!<b> </b> </p> <p> <b>Елена Сердечнова</b>  </p> <p> <b><i>Фото предоставлено</i></b><b><i> архитектором Эриком Валеевым</i></b> </p>

Архитектор Эрик Валеев: «Фундаментальные принципы везде одни: польза, прочность, красота»

Архитектор Эрик Валеев: «Фундаментальные принципы везде одни: польза, прочность, красота»

Архитектор Эрик Валеев: «Фундаментальные принципы везде одни: польза, прочность, красота»

Архитектор Эрик Валеев: «Фундаментальные принципы везде одни: польза, прочность, красота»

Интересное по теме

Креативные индустрии

РСПП направил в Минкульт налоговый манифест креативных индустрий
16 ноября 2021, 13:22

Креативные индустрии

Искусственный интеллект заменил дизайнера
18 ноября 2021, 14:50

Креативные индустрии

Первая в стране биржа интеллектуальной собственности
15 июля 2021, 09:11