Анна Котова-Дерябина, актриса сериала «Света с того света»: «Самое сложное в актерской работе — это понять, кто ты такой»

Кино-театр

Анна Котова-Дерябина, актриса сериала «Света с того света»: «Самое сложное в актерской работе — это понять, кто ты такой»
15 Июня 2021, 08:06

На ТНТ стартует второй сезон зрительского хита «Света с того света». Это история симпатичной девчонки, которая из-за несчастного случая оказалась в инвалидном кресле и теперь пытается собрать деньги на операцию, подрабатывая магом-биоэнерготерапевтом Светозарой. Однако дурить людей – не в ее характере, поэтому, прикрываясь магическим ореолом, она делает все, чтобы решить проблемы своих горе-клиентов.

Помимо Марии Машковой, сыгравшей «мошенницу» Светозару, лицом проекта стала актриса Анна Котова-Дерябина, известная по проектам «Оттепель», «Долгая счастливая жизнь», «Аритмия», «Учителя», «Любовь на районе» и многим другим. В «Свете» ей досталась роль ближайшей подруги Светозары — эксцентричной модницы Ирины.

— Аня, ваша Ирка из «Светы с того света» — девушка яркая и симпатичная, но в ней чувствуется некая стервозинка. Я не права?

— А вот я бы не стала называть ее стервой. Ирка — девушка эксцентричная, у нее множество своих «закидонов», но она пытается быть счастливой, стремится к чему-то недоступному. И на этой дороге с ней вечно случаются всякие казусы. Потому что она выбирает по принципу «не по Сеньке шапка».

— Как бы то ни было, она активная и пробивная. Вы такая же?

— Активная и пробивная— да. Но у нас с Иркой очень разные цели. Мне нравится развиваться, штурмовать какие-то новые знания, работать над улучшенной версией самой себя… (улыбается)

— А вот вашу героиню такие вещи точно не беспокоят!

— О нет! Ирка считает себя офигенной девчонкой. Которой просто не повезло с обстоятельствами. Поэтому она все силы тратит на то, чтобы занять достойное для себя место. И ей, конечно, очень важны внешние факторы: деньги, комфорт, богатые женихи и прочее.

— Аня, но вы ведь, на самом деле, довольно часто играете девушек такого склада: простых, нагловатых, чуть-чуть стервозных. По характеру вы на них вообще не похожи. Но тогда почему так происходит?

— Ой, хороший вопрос (смеется). Видимо, такое впечатление произвожу. Но, если честно, я вообще другой человек. К примеру, когда я поступала в театральный, то жутко нервничала и всех стеснялась: не знала, к кому подойти, с кем заговорить... А будущие однокурсники (они мне потом рассказали) смотрели на меня и думали: «Ух, какая же стерва!» Так что, видимо, моя внутренняя оборона проявляется как стервозность. И, наверное, именно такие персонажи ко мне прилипают.

— Но вам они интересны?

— Да! Потому что я, как актер, всегда пытаюсь их оправдать. Стерва? – Окей, но что за этим стоит? Амбиции, которые не удается реализовать, неуверенность в себе? А когда сценарий помогает на эти вопросы ответить, то героиня становится неоднозначной и многогранной, и ее по-настоящему интересно играть.

— Аня, тогда давайте к «Свете» вернемся. Она снималась в формате скринлайф: зрители наблюдает за действием как бы через десктопы героев. Насколько такой формат неудобен актерам? Ведь они ограничены по движению, должны постоянно смотреть в камеру и т.д.

— Свои особенности, конечно, есть. При обычном формате эпизод снимается с разных ракурсов и разной крупностью: сначала общий план, потом средний, потом крупняки. Здесь мы снимали одной камерой и без монтажных склеек, то есть, если актер в середине дубля что-то запорол, приходится начинать все сначала. При этом мизансцены выстраиваются, как в театре: зритель видит происходящее только с одной стороны. Правда, во втором сезоне мы кое-что изменили: появилось некоторое разнообразие в картинке, стало больше движения и т.д. Но, в целом, принцип остался прежним.

— Кстати, есть мнение, что за этим форматом будущее — и совсем скоро он заткнет за пояс все остальные…

— Да нет, не заткнет. Но он успешно развивается не первый год и стал абсолютно конкурентоспособным. Вы же знаете, что сегодня уже полнометражные фильмы на айфоны снимают? И получается не хуже, чем сложнопостановочное кино. Так что мы уже в будущем! (Смеется) И, в конце концов, формат ведь не главное: если идея отличная, то на экране при любом формате все сложится.

— Аня, в как вы относитесь к соцсетям? Ведь, к примеру, когда видишь главную героиню вашего сериала, выуживающую всю информацию о своих клиентах из интернета, хочется сразу закрыть все аккаунты и никогда больше не включать компьютер…

— Ну, вы же понимаете, что соцсети — это просто инструмент. Который можно использовать как во зло, так и во благо. Кто-то действительно ищет какую-то запрещенную информацию, а кто-то креативит, бизнес свой строит… Хотя действительно иногда немного неловко: спросишь в магазине блузку с перламутровыми пуговицами, а через секунду реклама этих блузок появляется у тебя в телефоне! Хотя ты даже в поисковик ничего не забивал!

— Но мне кажется, что актер должен присутствовать в сосцетях. И вовсе не ради саморекламы или общения с аудиторией…

— Абсолютно! Для нашей профессии это очень удобный и доступный ресурс по самопродвижению. Ты можешь связаться с любой страной мира, можешь выкладывать в интернет самопробы – и их увидят режиссеры, об очном знакомстве с которыми ты даже мечтать не мог. Так что этим, естественно, надо пользоваться.

— А как вы думаете, актер по природе своей должен быть гибким? Понятно, что есть грани, через которые не надо переступать. Но компромисс в актерстве возможен?

— Мне кажется, что первостепенная вещь для актера — это быть в диалоге. Если ты уже наигрался чего-то одного и хочешь другого, то можно предложить свою версию режиссеру, а не ворчать себе под нос, что тебя заставляют играть какую-то ерунду. С другой стороны, надо понимать, на какие роли ты подходишь, а на какие нет, и в какой точке своей карьеры ты сегодня находишься. То есть, если ты актер-дебютант, то отказываться от эпизодов и ждать главных ролей как минимум странно.

—Аня, по поводу экстрасенсов, астрологов и прочих работников потустороннего труда. Когда они появились в девяностые, многие были уверены, что это явление временное. Тем не менее, они до сих пор прекрасно себя чувствуют. Как вам кажется, почему?

— Но ведь человеку всегда хочется найти ответ! И желательно побыстрее и без усилий. И он готов платить, если кто-то скажет ему, как себя вести и что делать. Поэтому люди, готовые эти быстрые ответы дать, будут всегда. И тут уж надо быть очень внимательным. Потому что шарлатанов действительно много — и не известно, куда они тебя заведут.

— Аня, а что самое сложное в актерской работе?

— (Долго думает). Наверное, самоидентифицировать себя в этой профессии. Понять, в какой нише персонажей ты можешь существовать, в каких проектах участвовать. Разобраться с тем, что ты хочешь сам. Изучить рынок труда — это тоже важно. Понять, совпадают ли твои желания с твоими данными (а они, к сожалению, могут не совпадать). Принять это. Ну, а дальше постараться не потерять себя, потому что в какой-то момент ты можешь перестать понимать, что нужно тебе как актеру. Ведь цели-то, если честно, у каждого свои. Кто-то просто зарабатывает деньги своим ремеслом — и это нормально. А если ты хочешь развиваться в профессии, то это уже совершенно другая дорога, и роли ты выбираешь немного другие.

— А что делать актеру, если нет хороших ролей? Уходить в таксисты, ждать главной роли или жить по принципу «ешь то, что дают»? Кстати, давно заметила, что всех ваших коллег можно разделить на две большие группы: кто-то сидит и ждет, кто-то хватается за любое мало-мальски стоящее предложение. К какой группе относитесь вы?

— Я, наверное, нахожусь где-то посередине. Потому что сначала я бралась за то, что мне предлагали. И это вполне естественная ситуация для новичка. Потому что, во-первых, ты неуверенный и молодой, а, во-вторых, на любом материале, который тебе предлагают, ты можешь показать себя и доказать, что ты на что-то способен. А потом уже можно стремиться к тому, что тебе по-настоящему интересно.

Но если тебя не берут на важные для тебя роли, это вовсе не значит, что вокруг вселенский заговор или что все режиссеры-продюсеры жутко плохие. Скорее всего, есть причины. И это нас опять-таки возвращает к вопросу о самоидентификации. И к тому, что актер должен очень хорошо понимать свое место на этом рынке. Кстати, тут хорошо бы поучиться у наших западных коллег, которые изначально пытаются выстраивать свою карьеру как бизнес-стратегию. Поэтому, если тебе не дают тех ролей, которые тебе нужны, то надо, во-первых, понять, почему так происходит, а во-вторых, что необходимо сделать, чтобы их получить.

К тому же, если у тебя есть какие-то идеи и энтузиазм, можно собрать команду и запустить свой собственный проект.

А если такой возможности нет?

— Просто «сидеть и ждать» — это в любом случае глупо. В конце концов, можно записывать на телефон какие-то монологи или сцены и выкладывать их в интернет. Ведь это тоже тренинг! А актер обязан быть в тренинге. (Нам это, кстати, еще на первом курсе ГИТИСа говорили). В общем, надо развиваться, заниматься, спортом, танцами или вокалом — тут все зависит от того, какие именно роли ты хочешь играть. И тогда все получится. 

Вера Алёнушкина

ФОТО -- кадр из сериала

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Анна Котова-Дерябина, актриса сериала «Света с того света»: «Самое сложное в актерской работе — это понять, кто ты такой»

<h2> На ТНТ стартует второй сезон зрительского хита «Света с того света». Это история симпатичной девчонки, которая из-за несчастного случая оказалась в инвалидном кресле и теперь пытается собрать деньги на операцию, подрабатывая магом-биоэнерготерапевтом Светозарой. Однако дурить людей – не в ее характере, поэтому, прикрываясь магическим ореолом, она делает все, чтобы решить проблемы своих горе-клиентов. </h2> <p> Помимо Марии Машковой, сыгравшей «мошенницу» Светозару, лицом проекта стала актриса Анна Котова-Дерябина, известная по проектам «Оттепель», «Долгая счастливая жизнь», «Аритмия», «Учителя», «Любовь на районе» и многим другим. В «Свете» ей досталась роль ближайшей подруги Светозары — эксцентричной модницы Ирины. </p> <p> <b>— Аня, ваша Ирка из «Светы с того света» — девушка яркая и симпатичная, но в ней чувствуется некая стервозинка. Я не права? </b> </p> <p> — А вот я бы не стала называть ее стервой. Ирка — девушка эксцентричная, у нее множество своих «закидонов», но она пытается быть счастливой, стремится к чему-то недоступному. И на этой дороге с ней вечно случаются всякие казусы. Потому что она выбирает по принципу «не по Сеньке шапка». </p> <p> <b>— Как бы то ни было, она активная и пробивная. Вы такая же? </b> </p> <p> — Активная и пробивная— да. Но у нас с Иркой очень разные цели. Мне нравится развиваться, штурмовать какие-то новые знания, работать над улучшенной версией самой себя… (<i>улыбается</i>) </p> <p> <b>— А вот вашу героиню такие вещи точно не беспокоят! </b> </p> <p> — О нет! Ирка считает себя офигенной девчонкой. Которой просто не повезло с обстоятельствами. Поэтому она все силы тратит на то, чтобы занять достойное для себя место. И ей, конечно, очень важны внешние факторы: деньги, комфорт, богатые женихи и прочее. </p> <p> <b>— Аня, но вы ведь, на самом деле, довольно часто играете девушек такого склада: простых, нагловатых, чуть-чуть стервозных. По характеру вы на них вообще не похожи. Но тогда почему так происходит? </b> </p> <p> — Ой, хороший вопрос (<i>смеется</i>). Видимо, такое впечатление произвожу. Но, если честно, я вообще другой человек. К примеру, когда я поступала в театральный, то жутко нервничала и всех стеснялась: не знала, к кому подойти, с кем заговорить... А будущие однокурсники (они мне потом рассказали) смотрели на меня и думали: «Ух, какая же стерва!» Так что, видимо, моя внутренняя оборона проявляется как стервозность. И, наверное, именно такие персонажи ко мне прилипают. </p> <p> <b>— Но вам они интересны</b>? </p> <p> — Да! Потому что я, как актер, всегда пытаюсь их оправдать. Стерва? – Окей, но что за этим стоит? Амбиции, которые не удается реализовать, неуверенность в себе? А когда сценарий помогает на эти вопросы ответить, то героиня становится неоднозначной и многогранной, и ее по-настоящему интересно играть. </p> <p> <b>— Аня, тогда давайте к «Свете» вернемся. Она снималась в формате скринлайф: зрители наблюдает за действием как бы через десктопы героев. Насколько такой формат неудобен актерам? Ведь они ограничены по движению, должны постоянно смотреть в камеру и т.д. </b> </p> <p> — Свои особенности, конечно, есть. При обычном формате эпизод снимается с разных ракурсов и разной крупностью: сначала общий план, потом средний, потом крупняки. Здесь мы снимали одной камерой и без монтажных склеек, то есть, если актер в середине дубля что-то запорол, приходится начинать все сначала. При этом мизансцены выстраиваются, как в театре: зритель видит происходящее только с одной стороны. Правда, во втором сезоне мы кое-что изменили: появилось некоторое разнообразие в картинке, стало больше движения и т.д. Но, в целом, принцип остался прежним. </p> <p> <b>— Кстати, есть мнение, что за этим форматом будущее — и совсем скоро он заткнет за пояс все остальные… </b> </p> <p> — Да нет, не заткнет. Но он успешно развивается не первый год и стал абсолютно конкурентоспособным. Вы же знаете, что сегодня уже полнометражные фильмы на айфоны снимают? И получается не хуже, чем сложнопостановочное кино. Так что мы уже в будущем! (<i>Смеется</i>) И, в конце концов, формат ведь не главное: если идея отличная, то на экране при любом формате все сложится. </p> <p> <b>— Аня, в как вы относитесь к соцсетям? Ведь, к примеру, когда видишь главную героиню вашего сериала, выуживающую всю информацию о своих клиентах из интернета, хочется сразу закрыть все аккаунты и никогда больше не включать компьютер…</b> </p> <p> — Ну, вы же понимаете, что соцсети — это просто инструмент. Который можно использовать как во зло, так и во благо. Кто-то действительно ищет какую-то запрещенную информацию, а кто-то креативит, бизнес свой строит… Хотя действительно иногда немного неловко: спросишь в магазине блузку с перламутровыми пуговицами, а через секунду реклама этих блузок появляется у тебя в телефоне! Хотя ты даже в поисковик ничего не забивал! </p> <p> <b>— Но мне кажется, что актер должен присутствовать в сосцетях. И вовсе не ради саморекламы или общения с аудиторией… </b> </p> <p> — Абсолютно! Для нашей профессии это очень удобный и доступный ресурс по самопродвижению. Ты можешь связаться с любой страной мира, можешь выкладывать в интернет самопробы – и их увидят режиссеры, об очном знакомстве с которыми ты даже мечтать не мог. Так что этим, естественно, надо пользоваться. </p> <p> <b>— А как вы думаете, актер по природе своей должен быть гибким? Понятно, что есть грани, через которые не надо переступать. Но компромисс в актерстве возможен? </b> </p> <p> — Мне кажется, что первостепенная вещь для актера — это быть в диалоге. Если ты уже наигрался чего-то одного и хочешь другого, то можно предложить свою версию режиссеру, а не ворчать себе под нос, что тебя заставляют играть какую-то ерунду. С другой стороны, надо понимать, на какие роли ты подходишь, а на какие нет, и в какой точке своей карьеры ты сегодня находишься. То есть, если ты актер-дебютант, то отказываться от эпизодов и ждать главных ролей как минимум странно. </p> <p> <b>—Аня, по поводу экстрасенсов, астрологов и прочих работников потустороннего труда. Когда они появились в девяностые, многие были уверены, что это явление временное. Тем не менее, они до сих пор прекрасно себя чувствуют. Как вам кажется, почему? </b> </p> <p> — Но ведь человеку всегда хочется найти ответ! И желательно побыстрее и без усилий. И он готов платить, если кто-то скажет ему, как себя вести и что делать. Поэтому люди, готовые эти быстрые ответы дать, будут всегда. И тут уж надо быть очень внимательным. Потому что шарлатанов действительно много — и не известно, куда они тебя заведут. </p> <p> <b>— Аня, а что самое сложное в актерской работе</b>? </p> <p> — (<i>Долго думает</i>). Наверное, самоидентифицировать себя в этой профессии. Понять, в какой нише персонажей ты можешь существовать, в каких проектах участвовать. Разобраться с тем, что ты хочешь сам. Изучить рынок труда — это тоже важно. Понять, совпадают ли твои желания с твоими данными (а они, к сожалению, могут не совпадать). Принять это. Ну, а дальше постараться не потерять себя, потому что в какой-то момент ты можешь перестать понимать, что нужно тебе как актеру. Ведь цели-то, если честно, у каждого свои. Кто-то просто зарабатывает деньги своим ремеслом — и это нормально. А если ты хочешь развиваться в профессии, то это уже совершенно другая дорога, и роли ты выбираешь немного другие. </p> <p> <b>— А что делать актеру, если нет хороших ролей? Уходить в таксисты, ждать главной роли или жить по принципу «ешь то, что дают»? Кстати, давно заметила, что всех ваших коллег можно разделить на две большие группы: кто-то сидит и ждет, кто-то хватается за любое мало-мальски стоящее предложение. К какой группе относитесь вы? </b> </p> <p> — Я, наверное, нахожусь где-то посередине. Потому что сначала я бралась за то, что мне предлагали. И это вполне естественная ситуация для новичка. Потому что, во-первых, ты неуверенный и молодой, а, во-вторых, на любом материале, который тебе предлагают, ты можешь показать себя и доказать, что ты на что-то способен. А потом уже можно стремиться к тому, что тебе по-настоящему интересно. </p> <p> Но если тебя не берут на важные для тебя роли, это вовсе не значит, что вокруг вселенский заговор или что все режиссеры-продюсеры жутко плохие. Скорее всего, есть причины. И это нас опять-таки возвращает к вопросу о самоидентификации. И к тому, что актер должен очень хорошо понимать свое место на этом рынке. Кстати, тут хорошо бы поучиться у наших западных коллег, которые изначально пытаются выстраивать свою карьеру как бизнес-стратегию. Поэтому, если тебе не дают тех ролей, которые тебе нужны, то надо, во-первых, понять, почему так происходит, а во-вторых, что необходимо сделать, чтобы их получить. </p> <p> К тому же, если у тебя есть какие-то идеи и энтузиазм, можно собрать команду и запустить свой собственный проект. </p> <p> — <b>А если такой возможности нет</b>? </p> <p> — Просто «сидеть и ждать» — это в любом случае глупо. В конце концов, можно записывать на телефон какие-то монологи или сцены и выкладывать их в интернет. Ведь это тоже тренинг! А актер обязан быть в тренинге. (Нам это, кстати, еще на первом курсе ГИТИСа говорили). В общем, надо развиваться, заниматься, спортом, танцами или вокалом — тут все зависит от того, какие именно роли ты хочешь играть. И тогда все получится.  </p> <p> <b>Вера Алёнушкина </b> </p> <p> <b><i>ФОТО -- кадр из сериала </i></b> </p>

Анна Котова-Дерябина, актриса сериала «Света с того света»: «Самое сложное в актерской работе — это понять, кто ты такой»

Анна Котова-Дерябина, актриса сериала «Света с того света»: «Самое сложное в актерской работе — это понять, кто ты такой»

Анна Котова-Дерябина, актриса сериала «Света с того света»: «Самое сложное в актерской работе — это понять, кто ты такой»

Анна Котова-Дерябина, актриса сериала «Света с того света»: «Самое сложное в актерской работе — это понять, кто ты такой»