28-ой Кинотавр: провинция, эксперименты, интерес к реальности

Кино-театр

28-ой Кинотавр: провинция, эксперименты, интерес к реальности
16 Июня 2017, 13:14

Закончился 28-ой открытый российский кинофестиваль Кинотавр. Как и любой крупный киносмотр, он стал своего рода увеличительным стеклом, через которое легко рассмотреть те процессы, что происходят сегодня в отечественном кино. Это не просто набор фильмов. Это собранные воедино тенденции и тренды, это показатель технической оснащенности, культурного уровня и т.д. По картинам, представленным на фестивале, можно судить о состоянии отрасли в целом.

Так о чем же рассказал нынешний Кинотавр? Давайте подведем итоги и попробуем разобраться.

Первое, что сразу же бросается в глаза – очень большое количество дебютных работ. В конкурсной программе их было 7 (из 14-ти). Например, семейная драма Ксении Зуевой «Близкие», которая перекликается с «Нелюбовью» Андрея Звягинцева. Или черная комедия «Мертвым повезло» Вадима Валиуллина, в центре которой два незадачливых уголовника, вынужденных спасаться от маньяка. Кстати, это не первый приезд Валиуллина на Кинотавр: в прошлом году он уже побеждал здесь на конкурсе короткометражных фильмов. Впрочем, как и Кирилл Плетнев, который в это раз привез на фестиваль свою дебютную полнометражную картину «Жги!». 

Однако победителем в номинации «Лучший дебют» стала «Теснота» Кантемира Балагова – необычная, тонкая и очень зрелая работа, уже побывавшая в Каннах и получившая там приз ФИПРЕССИ. Не отметить этот фильм было нельзя: уверена, что как только он выйдет в прокат, о нем заговорят. Он выстрелит даже с учетом того, что артхаусным драмам приходится сегодня очень непросто, ведь мы потеряли культуру восприятия подобных фильмов, разучились сочувствовать и думать. 

Кстати, любой по-настоящему значимый фильм всегда отражает дух времени, а значит, сочетает в себе сразу несколько трендов, свойственных определенному временному отрезку. Так получилось и с «Теснотой»: на его примере можно выявить сразу несколько особенностей, характерных для ситуации в сегодняшнем кинопроме. Одна из таких особенностей – готовность художников-режиссеров рисковать, готовность к экспериментам, к спорам с существующими канонами и традициями. Да, «Теснота» очень лаконична по форме, однако привычной эту форму точно не назовешь. 

Что же касается других фильмов фестиваля, то склонность экспериментировать проявляется почти в каждой второй картине. (Недаром председатель жюри 28-го Кинотавра Евгений Миронов в одном из своих интервью сказал, что молодых режиссеров «колбасит»). Экспериментальным является «Турецкое седло» Юсупа Разыкова, где разрабатывается прием разорванного повествования, а реальность переплетается с подсознанием (фильм получил Диплом Гильдии киноведов и кинокритиков). Экспериментальна и «Прорубь», причем экспериментальна демонстративно, вызывающе: режиссер Андрей Сильвестров с одной стороны пародирует эстетику сегодняшнего телевидения, чередуя ее с откровенной театральщиной, а с другой наполняет свой фильм аллюзиями, отсылающими то к Ницше, то к фольклорным истокам.

Интерес к реальным событиям, да и к реальности как к таковой – еще одна знаковая особенность картин Кинотавра. Обратите внимание: в программе нет ни одного фантастического или исторического фильма, нет фильмов о «жизни замечательных людей», о загнивающем или процветающем Западе и т.д. 

Это значит, что режиссерам и продюсерам гораздо интереснее то, что происходит «здесь и сейчас», им нужен день сегодняшний, а не день минувший. В качестве исключения назову только «Заложников» Резо Гигинеишвили (Приз за лучшую режиссуру и операторскую работу Владислава Опельянца), ведь время действия фильма – 1983-й. Однако
и здесь связь с реальностью очень крепка, потому что в основе «Заложников» - подлинная история попытки угона самолета, которая вызвала шок не только в советской Грузии, но и во всем СССР.

На основе реальных событий снята и «Теснота». Реальный случай лежит в основе «Блокбастера» Романа Волобуева (автор идеи узнал о нем из газет), а одна из картин и вовсе оказалась реконструкцией. Речь о работе Виталия Суслина «Голова, два уха». Задачей режиссера было скопировать с максимальной точностью ту нелепую ситуацию, в которую попал простой деревенский парень, который, кстати, сам же и снялся в главной роли. 

Понятно, что такой интерес к реальности не может не отражаться на той форме, которую режиссеры выбирают для своих картин. Выражается она не только в том, что режиссеры и операторы выбирают манеру съемки, максимально приближенную к документальной. 

В фильм включаются подлинные документальные кадры или новостные сюжеты, которые становятся частью стилистики, особенностью авторского языка («Теснота», в «Прорубь», в «Голова, два уха» и т.д.) Кстати, похожий прием – частый гость картин Звягинцева. 

Интерес к сегодняшнему дню сказывается и на выборе темы или персонажа. Посмотрите на список картин повнимательнее: только один фильм, «Мифы» Александра Молочникова, посвящен жизни светской тусовки, все остальные работы связаны или с провинцией, или с образом «маленького человека». Место действия «Тесноты» - Нальчик, «Блокбастера» - Электроугли. Несколько раз повторяется сюжет с приездом провинциала в крупный город («Голова, два уха», «Рок» Ивана Шахназарова). А главный герой безусловного лидера и победителя Кинотавра (фильма Бориса Хлебникова «Аритмия») - самый обычный врач, работающий на скорой помощи.

Еще и еще одна особенность, мимо которой не пройти. Дело вот в чем. Пять конкурсных фильмов из 14 сняты при помощи бюджетных средств: «Три сестры» Юрия Грымова, «Аритмия» и «Жги» получили субсидии от Министерства культуры, а «Блокбастер» и «Рок» - гранты от Фонда Кино. Авторы остальных девяти – больше половины! – искали частных инвесторов. Показателен пример Вадима Валиуллина из Уфы: свою картину «Мертвым повезло» он снимал буквально за гроши, даже декорации строил сам, своими руками. Малобюджетными являются также «Турецкое седло», «Прорубь» и другие. 

О чем это говорит? Прежде всего о том, что молодые режиссеры не всегда готовы выстаивать длинные очереди за государственным финансированием: они учатся обходиться малыми средствами или находить другие источники, которые помогут им снять кино. 

Авторы и киностудии приспосабливаются к новым условиям, предпочитают работать с меньшими бюджетами, но сохранять свою творческую свободу. Кстати, вот что сказал по этому поводу министр культуры Владимир Мединский, приезжавший на Кинотавр: «Если вы снимаете фильмы без господдержки, и в итоге вашу картину ждет успех — это означает, что киноотрасль здорова. Если фильмы готовы выходить только при государственной поддержке — это означает, что отрасль больна…»

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

28-ой Кинотавр: провинция, эксперименты, интерес к реальности

<h2> Закончился 28-ой открытый российский кинофестиваль Кинотавр. Как и любой крупный киносмотр, он стал своего рода увеличительным стеклом, через которое легко рассмотреть те процессы, что происходят сегодня в отечественном кино. Это не просто набор фильмов. Это собранные воедино тенденции и тренды, это показатель технической оснащенности, культурного уровня и т.д. По картинам, представленным на фестивале, можно судить о состоянии отрасли в целом. </h2> <p> <span style="font-size: 14pt;">Так о чем же рассказал нынешний Кинотавр? Давайте подведем итоги и попробуем разобраться.</span> </p> <p> <span style="font-size: 14pt;">Первое, что сразу же бросается в глаза – очень большое количество дебютных работ. В конкурсной программе их было 7 (из 14-ти). Например, семейная драма Ксении Зуевой «Близкие», которая перекликается с «Нелюбовью» Андрея Звягинцева. Или черная комедия «Мертвым повезло» Вадима Валиуллина, в центре которой два незадачливых уголовника, вынужденных спасаться от маньяка. Кстати, это не первый приезд Валиуллина на Кинотавр: в прошлом году он уже побеждал здесь на конкурсе короткометражных фильмов. Впрочем, как и Кирилл Плетнев, который в это раз привез на фестиваль свою дебютную полнометражную картину «Жги!». </span> </p> <p> <span style="font-size: 14pt;">Однако победителем в номинации «Лучший дебют» стала «Теснота» Кантемира Балагова – необычная, тонкая и очень зрелая работа, уже побывавшая в Каннах и получившая там приз ФИПРЕССИ. Не отметить этот фильм было нельзя: уверена, что как только он выйдет в прокат, о нем заговорят. Он выстрелит даже с учетом того, что артхаусным драмам приходится сегодня очень непросто, ведь мы потеряли культуру восприятия подобных фильмов, разучились сочувствовать и думать. </span> </p> <blockquote> <span style="font-size: 14pt;">Кстати, любой по-настоящему значимый фильм всегда отражает дух времени, а значит, сочетает в себе сразу несколько трендов, свойственных определенному временному отрезку. Так получилось и с «Теснотой»: на его примере можно выявить сразу несколько особенностей, характерных для </span><span style="font-size: 14pt;">ситуации в сегодняшнем кинопроме. Одна из таких особенностей – готовность художников-режиссеров рисковать, готовность к экспериментам, к спорам с существующими канонами и традициями. Да, «Теснота» очень лаконична по форме, однако привычной эту форму точно не назовешь. </span> </blockquote> <p> <span style="font-size: 14pt;">Что же касается других фильмов фестиваля, то склонность экспериментировать проявляется почти в каждой второй картине. (Недаром председатель жюри 28-го Кинотавра Евгений Миронов в одном из своих интервью сказал, что молодых режиссеров «колбасит»). Экспериментальным является «Турецкое седло» Юсупа Разыкова, где разрабатывается прием разорванного повествования, а реальность переплетается с подсознанием (фильм получил Диплом Гильдии киноведов и кинокритиков). Экспериментальна и «Прорубь», причем экспериментальна демонстративно, вызывающе: режиссер Андрей Сильвестров с одной стороны пародирует эстетику сегодняшнего телевидения, чередуя ее с откровенной театральщиной, а с другой наполняет свой фильм аллюзиями, отсылающими то к Ницше, то к фольклорным истокам.</span> </p> <blockquote> <div> <span style="font-size: 14pt;">Интерес к реальным событиям, да и к реальности как к таковой – еще одна знаковая особенность картин Кинотавра. Обратите внимание: в программе нет ни одного фантастического или исторического фильма, нет фильмов о «жизни замечательных людей», о загнивающем или процветающем Западе и т.д. </span> </div> </blockquote> <p> <span style="font-size: 14pt;">Это значит, что режиссерам и продюсерам гораздо интереснее то, что происходит «здесь и сейчас», им нужен день сегодняшний, а не день минувший. В качестве исключения назову только «Заложников» Резо Гигинеишвили (Приз за лучшую режиссуру и операторскую работу Владислава Опельянца), ведь время действия фильма – 1983-й. Однако </span><span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> и здесь связь с реальностью очень крепка, потому что в основе «Заложников» - подлинная история попытки угона самолета, которая вызвала шок не только в советской Грузии, но и во всем СССР. </span><br> </p> <p> <span style="font-size: 14pt;">На основе реальных событий снята и «Теснота». Реальный случай лежит в основе «Блокбастера» Романа Волобуева (автор идеи узнал о нем из газет), а одна из картин и вовсе оказалась реконструкцией. Речь о работе Виталия Суслина «Голова, два уха». Задачей режиссера было скопировать с максимальной точностью ту нелепую ситуацию, в которую попал простой деревенский парень, который, кстати, сам же и снялся в главной роли. </span> </p> <blockquote> <div> <span style="font-size: 14pt;">Понятно, что такой интерес к реальности не может не отражаться на той форме, которую режиссеры выбирают для своих картин. Выражается она не только в том, что режиссеры и операторы выбирают манеру съемки, максимально приближенную к документальной. </span> </div> </blockquote> <p> <span style="font-size: 14pt;">В фильм включаются </span><span style="font-size: 14pt;">подлинные документальные кадры или новостные сюжеты, которые становятся частью стилистики, особенностью авторского языка («Теснота», в «Прорубь», в «Голова, два уха» и т.д.) Кстати, похожий прием – частый гость картин Звягинцева. </span> </p> <p> <span style="font-size: 14pt;">Интерес к сегодняшнему дню сказывается и на выборе темы или персонажа. Посмотрите на список картин повнимательнее: только один фильм, «Мифы» Александра Молочникова, посвящен жизни светской тусовки, все остальные работы связаны или с провинцией, или с образом «маленького человека». Место действия «Тесноты» - Нальчик, «Блокбастера» - Электроугли. Несколько раз повторяется сюжет с приездом провинциала в крупный город («Голова, два уха», «Рок» Ивана Шахназарова). А главный герой безусловного лидера и победителя Кинотавра (фильма Бориса Хлебникова «Аритмия») - самый обычный врач, работающий на скорой помощи. </span><br> </p> <p> <span style="font-size: 14pt;">Еще и еще одна особенность, мимо которой не пройти. Дело вот в чем. Пять конкурсных фильмов из 14 сняты при помощи бюджетных средств: «Три сестры» Юрия Грымова, «Аритмия» и «Жги» получили субсидии от Министерства культуры, а «Блокбастер» и «Рок» - гранты от Фонда Кино. Авторы остальных девяти – больше половины! – искали частных инвесторов. Показателен пример Вадима Валиуллина из Уфы: свою картину «Мертвым повезло» он снимал буквально за гроши, даже декорации строил сам, своими руками. Малобюджетными являются также «Турецкое седло», «Прорубь» и другие. </span> </p> <blockquote> <div> <span style="font-size: 14pt;">О чем это говорит? Прежде всего о том, что молодые режиссеры не всегда готовы выстаивать длинные очереди за государственным финансированием: они учатся обходиться малыми средствами или находить другие источники, которые помогут им снять кино. </span> </div> </blockquote> <p> <span style="font-size: 14pt;">Авторы и киностудии приспосабливаются к новым условиям, предпочитают работать с меньшими бюджетами, но сохранять свою творческую свободу. Кстати, вот что сказал по этому поводу министр культуры Владимир Мединский, приезжавший на Кинотавр: «Если вы снимаете фильмы без господдержки, и в итоге вашу картину ждет успех — это означает, что киноотрасль здорова. Если фильмы готовы выходить только при государственной поддержке — это означает, что отрасль больна…»</span> </p> <p> </p>

28-ой Кинотавр: провинция, эксперименты, интерес к реальности

28-ой Кинотавр: провинция, эксперименты, интерес к реальности

28-ой Кинотавр: провинция, эксперименты, интерес к реальности

28-ой Кинотавр: провинция, эксперименты, интерес к реальности