КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Видео
Мировое наследие
Великие художники и их картины. Юлий Клевер
20 Ноября 2017, 15:16

Имя Юлия Юльевича Клевера (1850—1924) вряд ли встретится в серьезных книгах по истории искусства (дореволюционные искусствоведы и уж тем более советские художественные критики обходят его молчанием — правда, по разным причинам), но картины его непременная составляющая аукционных каталогов, художественных галерей и Антикварных салонов, причем в качестве доминанты многих экспозиций. И картины эти, которые так любила современная художнику публика, покупали члены императорской семьи, не оставляют равнодушным и сегодняшнего зрителя — многих они так же удивляют и радуют, как и сто лет назад.


Юлий Юльевич Клевер родился 19 января 1850 года в Дерпте (сегодня Тарту) в Эстонии. Известно, что семья его прямого отношения к миру искусства не имела (отец был магистром химии в Ветеринарном институте Дерпта), однако и Юлий, и его младший брат Константин, родившийся в 1867 году (впоследствии тоже художник) с детства проявляли творческие способности.

Семья поддерживала Юлия-младшего в его стремлении к миру искусства. Параллельно с учебой в гимназии мальчика решено было отдать учиться к профессиональному художнику. Им стал Константин Карлович фон Кюгельхен (1808–186(?)), сын и ученик Карла фон Кюгельхена (1772–1831), бывшего в свое время придворным живописцем Александра I, пейзажист, как и отец. Свою увлеченность природой он передал юному Клеверу. Свидетельством этому служит первая самостоятельная картина Клевера: в 1868 году он написал копию с одного из пейзажей А. Ахенбаха.

Окончив гимназию, Клевер решил обязательно продолжать художественное образование и поступать в Санкт-петербургскую Академию Художеств. Семья не препятствовала, но отпустили сына в столицу с одним условием: он должен был не просто учиться рисовать, но получить настоящую профессию, хотя бы архитектора. В 1868 году, послушный воле родителей, Юлий Клевер поступил в архитектурные классы Академии художеств. К его чести, на архитектора он проучился целый год. Но затем терпение юного Клевера, видимо, лопнуло — и он подал прошение в совет Академии художеств с просьбой перевести его в пейзажный класс. И с 1870 года Юлий Клевер числится в Академии уже учеником профессора пейзажной живописи C. М. Воробьева, а затем М. К. Клодта.

Клевер добился своего — он снова писал природу, однако выработанная им манера живописи особого одобрения у его учителей не вызывала, да и самого Юлия, судя по всему, мало устраивала их манера преподавания. «Я выхожу из числа учеников Академии, — писал он в Дерпт в 1871 году. — Поставил цель — развить свое дарование без помощи наставников, единственно работая с натуры».

Не встретив признания среди преподавателей Академии художеств, Юлий решил представить собственные работы в Императорском Обществе поощрения искусств. Поступок этот был довольно рискованный, поскольку из Академии художеств Клевера исключили, особых связей или известности у 21-летнего художника в столице не было. Однако случилось чудо: его работы, представленные в залах ОПХ, были хорошо приняты, а одну из картин, «Заброшенное кладбище зимой», пожелал приобрести сам граф Павел Сергеевич Строганов, один из самых влиятельных членов Общества. В 1872 году Клевер снова выставляется в ОПХ, и снова успех: картину «Закат» приобрела великая княгиня Мария Николаевна (1819–1876), глава Академии художеств.

На волне удачи Клевер задумывает практически немыслимое: в 1874 году 24-летний художник организует свою персональную выставку (в залах того же ОПХ) — такой чести в тот период удостаивались разве что самые известные и заслуженные мастера, а тут — недоучившийся бывший студент. Однако публика снова была в восторге. В 1875 году Клевер даже получил премию Общества поощрения художеств за картину «Запущенный парк», а в следующем — за работу «Первый снег на вспаханном поле». 1876 год принес Клеверу вторую персональную выставку, на которой он показал десять картин и тридцать этюдов, и наконец полноценное признание и славу. Талантом и работоспособностью юного пейзажиста восторгался весь Петербург, им интересовались в салонах и картинных галереях. Иметь что-нибудь кисти Клевера стало модой и признаком хорошего вкуса.

Событием, во многом определившим дальнейшую судьбу художника, стала покупка императором Александром III его работы «Березовый лес». С этого момента карьера Клевера быстро пошла в гору: ему, так и не окончившему курса в Академии художеств, присваивают звание классного художника первой степени, а в 1878 году, 28 лет от роду, Юлий Юльевич Клевер становится академиком. К слову, званием академика не в последнюю очередь Клевер обязан успеху своей картины «Старый парк». Имевшая огромную популярность у публики, она была отправлена на Всемирную выставку в Париж, среди главных экспонатов которой в 1878 году были, например, телефон Александра Белла, мегафон и фонограф Томаса Эдисона. Популярность этой работы была столь велика, что Клевер (и мастерская) повторял ее несколько раз под названием «Парк в Мариенбурге».

В поисках вдохновения и новых сюжетов Юлий Клевер в компании своего друга, художника В.В. Самойлова, отправился в 1879 в поездку на остров Нарген (сегодня На́йссаар), расположенный в самой северной части Эстонии, в Финском заливе, к северо-западу от Таллина. Новая тема искусства Клевера — романтическая и суровая северная природа — стала настоящим открытием для русского пейзажа второй половины XIX века.

К началу 1880-х годов Клевер вполне сложился как художник, окончательно обрел свое оригинальное творческое видение и собственный язык. Его пейзажи, наряду с работами И.К. Айвазовского и А.И. Куинджи, с полным правом можно отнести к стилю «романтизм».

В начале XIX века в Европе романтизмом стали называть новое направление, противоположное классицизму и Просвещению. В середине и второй половине XIX века романтизм в России — лирическое направление в развитии искусства: музыки, литературы и, конечно, живописи. Романтизм в русской живописи — это в первую очередь пейзаж, причем не столько изображение природы как таковой, сколько портрет местности, со своим настроением и характером. Кроме того, для романтических пейзажей характерны некая театральность, драматизация пространства, любовь к таинственному ночному освещению, использование световых (цветовых) эффектов.

Все это в полной мере относится и к пейзажам Юлия Юльевича Клевера. Несмотря на почти фотографическую реалистичность, они нередко изображают места придуманные, не существующие в действительности. Клевер и не стремился к достоверности — главным для него было достичь максимальной выразительности картины. Отсюда — часто фрагментарный асимметричный тип композиции, взгляд как бы изнутри, что создает эффект вовлеченности и сопричастности величественным пейзажам — нетронутым снегам, непроходимым лесным чащам, которые так любит изображать художник. Такая сопричастность вечной девственной природе настраивала зрителя на особый лирический лад, к чему и стремились в эпоху романтизма.

Любовь к драматическим эффектам в многочисленных пейзажах Клевера проявляется в его предпочтении предутреннего (закатного), почти ночного освещения, в тщательной проработке оттенков неба, отражений света и цветовых рефлексов в воде или на снегу, а также во внимании к силуэту, контуру, отдельным цветовым пятнам.

Новые, «северные», работы Юлия Юльевича произвели ошеломляющее впечатление: на них ходили смотреть, их обсуждали, покупали. Причем поклонники и покупатели происходили из самых разных слоев общества — средний класс довольствовался выставками и репродукциями картин (которых издавалось огромное количество), более состоятельные люди интересовались оригиналами. Так, его пейзаж «Лес на острове Нарген» («Девственный лес») приобрел для своей коллекции сам Павел Михайлович Третьяков. «Лес зимой» попал в коллекцию Александра III, а брат императора, великий князь Алексей Александрович купил себе картину «Остров Нарген».

В 1880 году за картину «Лесная глушь», написанную по мотивам пейзажей острова Нарген, Юлий Клевер получил звание профессора и кафедру в Академии художеств. Академия также предоставила ему квартиру и мастерскую. Легенда гласит, что в этих же помещениях несколько годами раньше жил его несостоявшийся учитель Воробьев.

К 1881 году, в тридцать один год, художник достиг всего, что только было возможно для пейзажиста. Он был признан, богат, знаменит. Дверь в его мастерскую не закрывалась: всем хотелось иметь у себя его пейзаж, не важно — оригинальный или авторское повторение, написанный с натуры или сочиненный. К слову, такие «сочиненные» и фантазийные пейзажи, как например «Красная Шапочка» (1887), «Лес призраков» (1886) и «Лесной царь» (1887) тоже пользовались большим успехом.

Благодаря работе мастерской, Клевер в конце 1880-х годов даже смог расширить свою деятельность. Кроме станковых картин, он работал над устройством парка и декоративным оформлением особняка А. Г. Кузнецова в крымском имении Форос. Для особняка Кузнецова он создал также серию из 15 живописных полотен.

В 1890-х годах произошло событие, пошатнувшее, казалось бы, незыблемое положение художника в петербургском обществе: Юлия Клевера привлекли в качестве свидетеля по громкому делу о финансовом злоупотреблении его знакомого, бывшего конференц-секретаря Академии художеств П. Ф. Исеева (говорили, правда, что тому пришлось отвечать за растраты (карточные долги) президента Академии — великого князя Владимира Александровича). Художник тяжело переживал произошедшее и по совету друзей даже уехал из России, «пока вся эта финансово-судебная история не забудется».

Следующие семь лет Клевер прожил в Германии, где снискал славу уже и среди местной публики, также очарованной его таинственными и величественными пейзажами.

В Россию семья Клеверов вернулась в 1915 году. После возвращения Юлий Юльевич устроил большую выставку в Москве, а также совершил многочисленные творческие поездки в Прибалтику, Финляндию, Белоруссию, Смоленскую губернию.

После революции художник жил в Петрограде (Ленинграде), преподавал в Академии художеств, а затем заведовал кафедрой монументальной живописи в Ленинградском высшем художественно-промышленном училище имени В. М. Мухиной, продолжая писать. В самое сложное время его, как и других художников, поддерживало Общество художников им. А. И. Куинджи.

Умер Юлий Юльевич Клевер 4 декабря 1924 года и был похоронен на Смоленском кладбище в Ленинграде. В 1980 году его надгробие перенесено на новое место, на Поперечной дорожке, у реки Смоленки.

Ю. Ю. Клевер стал основателем целой династии живописцев: помимо его младшего брата Константина, учителем которого он был, художниками стали его дочь Мария и два сына — Юлий и Оскар.


Новости
Смотреть все