Соснору ещё предстоит догонять, допонимать, дочитывать

Литература

Соснору ещё предстоит догонять, допонимать, дочитывать
17 Июля 2019, 11:24

13 июля на 84-м году жизни скончался поэт Виктор Соснора. О нём и его месте в русской литературе рассказывает критик, профессор факультета журналистики МГУ Владимир Новиков.


Самый радикальный новатор поэтического слова наших дней, Соснора вошел в культуру далеко не полностью — еще предстоит догонять его, допонимать, дочитывать. И не только стихи, но и прозу — скажем, сложнейший роман «День Зверя» (1980), написанный как бы на новом, особенном языке, который надо освоить без словаря. Часто о нем говорят и пишут, цитируя раннюю книгу «Всадники» и стихи 1960-х годов. Но я советовал бы начинать освоение мира Сосноры с его книги стихов «Верховный час» 1979 года, где сходятся все линии и мотивы. Это его вершина.

Вместе с тем есть у него предельно простые вещи. Скажем, Дмитрий Быков, отвергающий авангардные крайности, любит у Сосноры цикл «Гамлет и Офелия». Прочтите «Вечер в лесу», «Хутор у озера» — их можно уже в школе изучать. Соснора широк, и у него каждый может найти «свое» стихотворение.

Моё любимое у Сосноры — «Мой монгол» (это конец семидесятых годов). Сюжетная притча о русском, о судьбе России, теряющей себя между Европой и Азией.

Счастье проснуться, комната в лунных звонках.
Санкт-Петербург просыпается,
над Ленинградом водоросли небес, там самолет
                                                                                 (ластокрыл!)
Голубь как птица на оцинкованной крыше с клювом на лапках,
гипнотизирует.
Все одеваются в лампах...

А вот финал:

Ремонтируя душу, как овчарню храня от волчат,
Суздаль — от Чингиз-хана, Плесков — от венчанья,
как от веча — Новград, как от чуда — Москву... Отвечай!
Отвечаю:

— Это самопародия. Ах, извините, люблю
эволюцию литер «О»-«ЧА».

Как бикфордов-свеча нагораю...
Пальцы в клавиши, как окурки вдавлю.
Не играю.

При жизни Соснору оценили адекватно мы с редакторами журнала «Звезда» Андреем Арьевым и Яковом Гординым, много пишут о нем молодые филологи. Его безусловно будут еще читать и интерпретировать, как Хлебникова и Мандельштама. Ретрограды его не принимают, но их мнением он никогда и не дорожил.

«Сложность» Сосноры для меня — достоинство. Я принадлежу к тем, кто извлекает наслаждение из «трудных» стихов и прохладно относится к стихам «простым». Соснору осуждали в основном люди «эстетически невинные», в том числе и малоквалифицированные критики. За сложностью Сосноры стоит реальная сложность мира и человека, сложность нас с вами. Ну, и еще — космос русского языка.

Соснора всегда был главным современным поэтом для нашей литературной семьи. Сорок лет назад мы с женой, писательницей Ольгой Новиковой, пришли к нему в комнату на улице Зодчего Росси (об этом у нее есть рассказ «Питер и поэт», опубликованный в шестом номере журнала «Новый мир» за 2003 год). Был у нас недолгий период напряженного контакта и эпистолярного взаимодействия. Соснора был «человек-артист», оригинальнейшая личность. У него не было обыденной речи — он говорил в быту поэтичными афоризмами, не шел ни на какие уступки собеседникам. Это впечатляло, но тем, кому мала роль простого слушателя, с ним было нелегко. Впрочем, истинное общение с поэтом — чтение и понимание его стихов. Этот диалог продолжается и за пределами земного бытия.

Владимир Новиков — литературный критик, прозаик, профессор кафедры литературно-художественной критики и публицистики факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни