Топ-100
КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Колонки
Современное искусство
Шнур: разоблачение брендов от человека-бренда
6 Марта 2018, 16:22

Сергей Шуров, он же просто Шнур – пожалуй, один из самых метких и одновременно эпатажных социальных критиков наших дней. Созданные им песни и клипы блистательно когда высмеивают, когда просто отражают слабости наших современников. Более того, порой он затрагивает не только мимолетно-текущие, но и вечные вопросы. Так, уже ставший легендарным «Экспонат», более известный как просто «Лабутены» - это не только про современное потребительство и социальную мимикрию. Про почти вневременные нюансы межполовой дипломатии и столь же вневременной вопрос «быть или казаться». А мало уступающий «Экспонату» в популярности «Экстаз» - про то, до чего доводит человека, выражаясь языком психологии, не закрытый вовремя гештальт.

С некоторых пор Сергей занялся новым направлением искусства, которое сам открыл, запатентовал (неформально, разумеется) и назвал «брендреализмом». Формой выражения авторской мысли здесь выступают картины и инсталляции, а сама мысль заключается в том, что современный человек, замечает он это или нет, тотально порабощен брендами, каковое порабощение Шнур, по своему обыкновению, и высмеивает. Сам лидер «Ленинграда», несмотря на неплохое владение кистью, брендреалистические творения не создает – только генерирует идеи. В итоге, когда количество сгенерированных и воплощенных в жизнь единиц достигло нескольких десятков, Шнур провел выставку «Ретроспектива брендреализма» в Москве, ожидаемо наделавшую шума, пусть и не так много, как могла бы. Далее последовали гастроли – Санкт-Петербург, Минск и, наконец, Ростов-на-Дону, где с выставкой и ознакомился автор этих строк, решивший вкратце поделиться с читателями некоторыми впечатлениями.

Оказалось, Шнур трактует понятие «бренд» с присущей ему безбрежной вольностью, включая в него, например, и национально-религиозные традиции. Так, картина «Крещенские морозы», иронизирующая по поводу русской традиции крещенских купаний, вполне способна оскорбить наше национальное чувство: раздетая женщина, грузная, бесформенная, вся в жировых складках, призванная, видимо, олицетворить русскую женщину как тип, готовится нырнуть в прорубь на фоне великолепного обзорного вида зимней Москвы. Картина очень напоминает творчество художника Василия Шульженко, которое столь насыщено изображениями гротескно уродливых русских людей обоего пола, пейзажей и сценок, что пользуется огромной сомнительной популярностью у внутренних и внешних русофобов. В свое время немецкий леволиберальный сатирик Курт Тухольский выпустил сборник фотоколлажей и монтажей «Deutschland, Deutschland uber alles», представлявший собой предельно грубое и нигилистическое измывательство над всем, что есть в Германии. Иллюстративный ряд сопровождался соответствующими комментариями. На последней странице была помещена буколическая фотография немецкой природы с подписью: «Так есть ли что-либо, что нам нравится в Германии? Да. Это немецкие ландшафты». Шульженко не нравятся и ландшафты, но Шнуру, не ставшему портить хотя бы стены древнего Кремля, все-таки ближе подход Тухольского.

Справедливости ради, работа такого плана на выставке практически единственная. Хотя есть другие, где не глумление даже, а ироническое заигрывание с некоторыми брендами, давно ставшими национальными, вызывает смешанные чувства, более близкие к непониманию, чем к отторжению. Причем непонимание носит скорее технический, чем эмоциональный характер: что же все-таки хотел сказать автор и хотел ли он что-то сказать вообще? Допустим, композиция «Любовь и голуби» с аллюзией на любимый народом фильм: стайка голубей на асфальте, а рядом на асфальте в рамочке слово «Любовь» и телефон. То ли реклама девушек с пониженной социальной ответственностью, то ли неназванных услуг некоей Любы – понимай как знаешь или не понимай никак. Или вот, например, еще одна работа с расплывчатой семантикой - «Спокойной, ночи, малыши». Здесь Хрюша с ушами Микки-Мауса, а Степашка с головой Дарта Вейдера. Впрочем, подозревать Шнура в «Спокойной, ночи, малыши»-хульстве я бы не стал – он как-то был в студии легендарной детской передачи и ему там очень понравилось, а еще он записал музыкальную заставку к программе «С добрым утром, малыши!».

Утро — это очень круто:
Хочешь — пой, хочешь — пляши.
Нам открыты все маршруты,
С добрым утром, с добрым утром, с добрым утром, малыши!

Открыты и вправду все маршруты и все темы. Картина «Панасоник» - радостный безногий паралимпиец с рекламой компании, вынесенной в название, на форме. То, что циничный рекламный бизнес спекулирует на всем, включая инвалидов, факт несомненный и заслуживающий сатирической критики. По большому счету картина не за гранью, пусть и на грани. А вот еще одна мрачноватый, но художественно меткий экспонат – надгробие, выполненное в форме айфона. На надгробии изображена девушка, делающая селфи, а вместо имени и фамилии – цифры, показывающие количество лайков. Мысль понятна – для барышни при жизни лайки были важнее всего на свете, и после смерти их количество это самое главное, что о покойной можно сказать, важнее имени и фамилии.

Остроумная и умеренно шокирующая работа – унитазный стульчак, одновременно являющийся большим красно-синим магнитом. Автор, надо полагать, хочет сказать, что к некоторым предметам сама природа человеческая притягивает всех в равной степени, без разбора пола, возраста и социального положения. Что ж, сказать ему это удается. С одной стороны, пресловутый туалетный юмор, с другой, все-таки в зачаточном состоянии и довольно невинном виде. Или картина «Абсолют», остроумная просто так, без явных сопутствующих эмоций и исключительно обыгрыванием смысловой рифмы: портрет великого немецкого философа Гегеля, известного концепцией «абсолютного духа», в бутылке водки, видимо, как раз марки «Абсолют». По-настоящему удачные социальные высказывания – инсталляция «Времени нет», намекающая на проблему алкоголизма и представляющая собой перевернутые песочные часы, где вместо песка – вино, и картина «Кредит» - грубые толстые пальцы, на которые натянута резиночка, словно нить от куклы-марионетки.

Но кульминационная, на мой взгляд, работа, словно сосредоточившая в себе главный лично для меня вопрос, связанный с выставкой – это «Доска - два соска». Собственно, название полностью передает содержание – простая деревянная доска, к которой прикреплены две присоски. Это, видимо, ирония над современным искусством, где знаменитые раскрученные художники, чьи имена стали громкими брендами, берут самые простые бытовые предметы, и, придав им парой легких движений капельку абсурдности, объявляют шедеврами и продают за миллионы. Существует такое явление? Более чем существует, и, несомненно, говорит о гигантской культурной деградации. Хотя работа, глумящаяся над откровенными брендовыми пустышками, представляет собой точную их копию, то есть тоже пустышку.

Соответственно, вопрос: не сделал ли Шнур иронию над брендами новым брендом, пользуясь тем, что сам давно стал человеком-брендом? Не стал ли тот, кто убил дракона, драконом сам? Ответ от Сергея в одном из интервью уже последовал, косвенный, но недвусмысленно-утвердительный: «К счастью или к несчастью, Сергей Шнуров — это тоже бренд, который манипулирует другими брендами. Не быть им я уже не могу. Могу быть брендом с меньшей капитализацией, могу быть обанкротившимся, могу с развивающейся экспансией. Но обычным человеком я уже никогда не стану».
Приведу еще одну достаточно характерную цитату Шнура: «Я в большей степени конформист, на баррикады точно не полезу». Творчество артиста вполне соответствует его личной позиции – это безудержный нонконформизм…в явных конформистских рамках. Ставятся острейшие насущные вопросы, но ответа на них нет, и, видимо, автором они сознательно не предусмотрены. Частный случай общественной проблемы разрешается, например, его величеством Случаем, порвавшим героине джинсы и покалечившим ей ногу за секунду до свидания, как в «Экспонате». Как вариант – морально сломанные винтики гигантской машины современного мегаполиса, случайно собранные в одно время и в одном месте, не ропщут против мегаполиса и тем паче не пытаются перебороть его законы, а пользуются его благами и возможностями, пустившись в озорной загул («В Питере – пить»).

Выставка «Ретроспектива брендреализма» по содержанию и ощущениям от нее абсолютно идентична основному, песенному творчеству Шнура. Она недостаточно эпатажна, чтобы привлечь ревнителей общественной морали с топорами в руках – но, конечно, и недостаточно сдержанна, чтобы понравиться консервативным ценителям традиционной эстетики. Она недостаточна глубока и пронзительна, чтобы запомниться надолго, но и не слишком примитивна, чтобы забыться сразу. По сути дела, это возможность обычного человека на полчаса-час приобщиться к умеренной межеумочной социальной критике, к нонконформизму в заданных конформизмом границах, к разоблачению феномена брендов, ставшему брендом. Но для всего этого ходить на выставку необязательно – вполне можно ограничиться просмотром подборки клипов «Ленинграда» в YouTube, если ты, конечно, не критик-журналист и не горячий поклонник Шнура во всех его проявлениях. Вряд ли стоит поддерживать рублем убийцу дракона, самого ставшего драконом. Тем паче никакого убийства и не было, так, легкое любовное щекотание пяток.

Cтанислав Смагин — публицист, политолог. Постоянный автор таких изданий и информационных площадок, как "Известия", "Культура", "Взгляд", "Россия сегодня". Победитель литературной премии "В поисках правды и справедливости" 2016 года, номинация "Публицистика".




Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни.

Если у вас установлен Telegram просто кликните на ссылку - t.me/kulturomania

Это анонсы концертов и выставок, рецензии, интересные интервью и новости!
Новости
Смотреть все