Режиссер Роман Мархолиа о Волковском театре, госфинансировании и немецком опыте

Кино-театр

Режиссер Роман Мархолиа о Волковском театре, госфинансировании и немецком опыте
3 Октября 2019, 14:44

29 сентября в Ярославском театре имени Федора Волкова, который недавно возглавил Сергей Пускепалис, завершился XX Международный Волковский фестиваль. «Культуромания» сочла это поводом вновь вспомнить о театре, который на протяжении года сотрясали неурядицы - от предполагавшегося присоединения к Александринскому театру до увольнения директора и ухода по собственному желанию художественного руководителя, и поговорила с одним из режиссеров Волковского, Романом Мархолиа. Он рассказал о том, какие перспективы видит и для театра, и для театральной сферы в принципе.


В истории с объединением Волковского и Александринки поставлена точка, я уверен. Мне кажется, что Ярославль настолько город со своим лицом, со своим духом, энергией, независимый, что для него подобная идея неестественна. Театр — это дух города, то место, которое аккумулирует смыслы города, и эти смыслы везде разные. Театр должен выявить этот уникальный дух города, сформулировать его. А как при этом объединяться с другими? В масштабах России история с объединением других театров если и будет продолжаться, то только вынужденная. Но, думаю, что это не будет характерным процессом.

Правда, были и позитивные моменты даже здесь. В истории с Волковским театром министерство культуры продемонстрировало готовность к диалогу. Назначение Сергея Пускепалиса худруком по результатам открытого конкурса — новый опыт такого рода. Ранее подобные назначения  осуществлялись по-другому. Думаю, что ярославцы это оценили. Кстати, город и людей знаю — в этом сезоне поставил в Волковском театре спектакль «Братья Карамазовы», а до того работал когда-то художественным руководителем Ярославского ТЮЗа.

В Ярославле есть театр и училище, театральная школа, там очень плотно сотканная история. Труппа в Волковском очень крепкая. В ней хорошее молодое и среднее поколение, старики тоже есть интересные, поэтому я уверен, что перспективы у театра хорошие. Что касается перспектив материальных, озвученных замминистром культуры Павлом Степановым, о том, что планируется снижение финансирования театра с сегодняшних 70% до 50%, то пока непонятно, как этот шаг скажется на перспективах. 

Вопрос с финансированием — всегда очень важный вопрос для театра. От его решения очень много зависит — больше развязаны руки, ты можешь уделять внимание не коммерции, а каким-то существенным моментам. Я могу это сказать из своего опыта, поскольку работал в разных театрах, с разным финансированием. 

Реальность такова, что крупные театры получают большое финансирование, более маленькие — гораздо меньшее. Потому что у государства нет ресурсов на то количество театров, которое у нас сейчас есть. Как в такой ситуации требовать? Поэтому если есть федеральные театры, которые действительно занимаются художественной деятельностью, то, может быть, имеет смысл давать им такую финансовую возможность. Тут уравниловки быть не должно. Например, в Германии лишь несколько театров имеют колоссальные деньги, а остальные — практически ничего. Думаю, что мы двигаемся в этом направлении.

Еще один из краеугольных вопросов для театра — вопрос ротации актеров — срочных договоров с актерами. Конечно, я как режиссер уверен, что члены труппы должны работать на срочных контрактах. Другое дело, что нужна модель, которая позволила бы сохранить репертуарный театр в этих условиях, поскольку существует мнение, что постоянная ротация актеров убьет репертуарный театр. Но я уверен, что репертуарный театр и срочные контракты не противоречат друг другу. МХАТ был, например, изначально репертуарным театром, у которого был костяк учредителей и много, так сказать, ротации. 

Мне кажется, что система репертуарного театра идеологически правильная для нашей страны. Потому что это все-таки вертикаль, а она очень важна при огромной территории. Но при этом, как я уже говорил, должна быть еще и конкуренция, ротация актеров. 

Поэтому я считаю, что контракты должны быть срочными, но срок их должен составлять 5-7 лет. Сейчас, как правило, он составляет год. Интересен в этом плане опыт Германии. В Фольксбюне в Берлине — я немножко знаю этот театр — труппа формируется интендантом — главой театра. Это происходит при смене руководства. Оно находится «у власти» примерно 10 лет и на этот срок заключаются договоры с актерами и сохраняется репертуар. То есть это совсем не проектная история. Также в ФРГ много муниципальных театров, они тоже все репертуарные.

С одной стороны, я бы хотел, чтобы это модель заработала в России, но с другой — в России другая социальная история. У немецких актеров совершенно другой уровень заработка, у нас же очень мало театров имеют возможность обеспечить артистов достойным заработком, жильем, социальными гарантиями. Но надо к этому идти, найти модель, которая позволит сохранить лучшее в российской театральной школе и привнести необходимые новации. Ведь театр непосредственно и очень чутко реагирует на время. В этом его уникальность. Сейчас в приоритете качество. Нужен качественный продукт. Просто намерения, эскиза мало, нужен убедительный результат. А это требует времени, усилий, сосредоточенности и финансов.

Роман Мархолиа — режиссер, руководил Севастопольским театром им. А. В Луначарского, Ярославским ТЮЗом, ставил спектакли в БДТ им, Товстоногова,  Театре Волкова, Национальном театре им . И. Франко и пр. , вел авторские проекты на телеканалах ОРТ, «Культура», ТВЦ.
Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни