КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Колонки
Общественные организации
Фонтан вместо культурного памятника
21 Августа 2017, 16:33

В июле 2017 года в ходе работ по программе "Моя улица" на Биржевой площади в Москве обнаружили фундаменты и стены храма XVI века, остатки деревянной постройки начала XVII века, а также множество мелких артефактов, в том числе свидетельствующих о том, что здесь делали оружие и ювелирные украшения. К сожалению, археологическая находка оказалась для городских властей менее ценной, чем запланированная к строительству на данном месте наносная станция для фонтана.

"Вещевой материал разнообразный — керамическая посуда и бытовые металлические изделия, фрагменты чернолощеной черепицы, муравленные изразцы, нательные металлические крестики, медные монеты, фрагменты оружия. Одной из интереснейших находок является шахматная фигурка-конь, изготовленная из рога", — отметили в сообщении Мосгорнаследия. Большое количество старых вещей и металлических изделий свитдеельствует о том, что здесь жили люди богатые. Однако ценные находки не только обрадовали, но и обеспокоили общественность: как сложится их судьба? Большой резонанс вызвал пост (https://www.facebook.com/russfond/posts/10209491671305066)  кинорежиссера Вадима Гасанова в  Facebook,  где высказывались, оправданные опасения, что археологические работы свернут раньше срока. 

Нужно различать находки, которые изымаются из земли в процессе археологических работ и подлежат передаче в музейный фонд, и объекты археологического наследия ― они находятся под землёй и подлежат сохранению. В Москве реализуется программа «Моя улица» и происходит благоустройство города. По закону любые земляные работы в охранных зонах памятников (а это весь исторический центр) должны проводиться в режиме археологического наблюдения. Если в процессе работ обнаруживаются древние вещи или предметы, работы приостанавливаются и в дело вступают археологи. 

Проблема в том, что в Федеральном законе «Об объектах культурного наследия» существует своеобразная «вилка». Так, есть общее понятие - сохранение объекта культурного наследия. Но для объектов археологического наследия сделано некоторое исключение ― в случае невозможности непосредственного сохранения таких объектов, оно происходит в рамках спасательных археологических работ.

То, что можно изъять из земли, изымается, остальное фиксируется, по возможности, консервируется. Где проходит грань между возможностью и невозможностью сохранить сам объект? Это всегда решение специалистов. Как правило, их оценки компетентны ― здесь нет места эмоциям.

Но когда происходят находки такого уровня, как сейчас (обнаружены фундамент церкви Введения Пресвятой Богородицы времен Иоанна Грозного и сохранившаяся часть стены, что вообще редкость), встаёт вопрос о методах их сохранения, и возникает та самая «вилка»: либо экспонировать на месте, либо засыпать обратно (такой метод сохранения каменных руин есть, и он часто встречается: порой крайне сложно организовать городское пространство вокруг, спланировать участок, определить технические условия демонстрации объекта и пр.), чтобы следующие поколения смогли его лучше изучить и, возможно, найти лучший способ экспонирования.

В Москве есть примеры, когда археологические находки становились общедоступными экспонатами: это часть фундамента Чудова монастыря в Кремле, фрагмент стены Успенской церкви на Покровке, фундамент Троицкой церкви на Театральном проезде. На Хохловской площади планируется экспонировать часть стены Белого города.

Когда встаёт такой выбор, на мой взгляд, необходимо обсуждать его публично: нужен ли горожанам очередной фонтан, или важно сохранить найденный археологический объект? Если сохранить, то как его показывать?

В Москве, в других регионах, существуют организации, которые могут дать такую оценку. В частности, это - ВООПИК. Необходим диалог с общественностью. Самый тупиковый путь - принятие решения кулуарно, в кабинете «за закрытыми дверями».

К сожалению, именно это произошло на Биржевой площади. Археологические раскопки были в одночасье завершены. Деревянные конструкции и все находки изъяты, некоторые из которых уже в тот же день экспонировались в Музее Москвы. Что же касается уникальных фундаментов и кладки, то, по сообщению официальных лиц, они были «законсервированы методом обратного погружения в грунт». Закрытость процесса и такие поспешные действия городских властей вызвали оправданные подозрения общественников. Таким образом, косвенно, подтвердилась версия о том, что часть фундаментов и кладки XVI в. были попросту разобраны. Ведь нужно было найти место под насосную станцию для будущего фонтана. Проект благоустройства, вопреки первоначальным обещаниям, так и не был скорректирован.

На Биржевой теперь будет фонтан, а не музей под открытым небом. Интересно, кто именно решил это за москвичей?

Артём Демидов, председатель Центрального совета ВООПИиК, член Общественного совета Министерства культуры РФ  

Новости
Смотреть все