Владимир Машков: «Для нас, актеров, главное - воображение»

Кино-театр

Владимир Машков: «Для нас, актеров, главное - воображение»
8 Октября 2019, 10:56

Владимир Машков о новом проекте Московского театра Олега Табакова и Третьяковской галереи и ближайшей премьере.

Традиционно по понедельникам Третьяковская галерея закрыта для публики. В этот день в залах постоянной экспозиции в Лаврушинском переулке идут занятия студентов художественных училищ и вузов, которые осваивают технику старых мастеров, копируя их работы. Теперь здесь будут заниматься и студенты Театральной школы Олега Табакова. Искусство мизансцены, атмосферы, композиции – все это они будут изучать на примерах шедевров русского искусства. Владимир Машков, худрук театра, считает, что эта программа, которая рассчитана на год, станет для будущих актеров важной частью освоения профессии. А в Третьяковке появится аудиогид для детей по выставке Василия Поленова, записанный молодыми артистами.

- Владимир Львович, о вашем проекте сотрудники Третьяковки говорят, что это новый шаг, в учебных программах театральных вузов ничего подобного никогда не было. Как вы считаете, что необходимо ввести в образование русских актеров вообще и в вашей школе в частности, учитывая, что жизнь сейчас меняется быстрее, чем учебные программы?

- Вы знаете, я человек конкретный и могу опираться только на личный опыт. Когда я учился в Новосибирске, наши занятия проходили в Новосибирской галерее. Нам предоставили целый зал, и мы в этой экспозиции репетировали. Сама атмосфера этого пространства приводила нас в правильное творческое состояние. Вся система Станиславского направлена на то, чтобы найти состояние, в котором можно начинать творить. Вот этим мы и будем заниматься. 

- А как это будет выглядеть на практике, что войдет в этот курс?

- Первая часть - знакомство с самыми значимыми русскими мастерами. То есть это этап, на котором мы будем осваивать новое пространство. Мы должны войти в него и сделать своим, а дальше мы будем изучать замысел художника, перенося его на себя, на свое тело и нервную систему. Ребята выберут картину и попробуют угадать, что произойдет дальше, за тем мгновением, которое на ней изображено. Любой сюжет можно представить в разных жанрах, от трагедии до фарса. И это может стать очень важной основой для развития актерского воображения. А дальше все будет зависеть от таланта этих ребят. Наша школа не платная, мы ищем талантливых ребят по всей стране. Талант, как сказал Константин Сергеевич Станиславский, мне кажется, он очень точно сформулировал, - это счастливая комбинация многих творческих способностей человека плюс творческая воля. Вот мы ищем таких ребят, которые понимают, что индивидуальность артиста – это не его внешние данные, а мировоззрение. 

- Вы ведь знаете и американскую систему подготовки актеров. Что можно было бы взять из нее, на ваш взгляд?

- Мы в нашей школе пытаемся дать ребятам как можно больше возможностей не только для воображения, но и для действий. Ввели владение перкуссией, потому что ритм и темп очень важны для артиста. Ввели престидижитацию - проще говоря, умение делать фокусы, добавили  серьезный фехтовальный курс, который был когда-то в актерских вузах, но потом исчез и сейчас возвращается, и упражнения, которые развивают межполушарные связи, чтобы ребята могли одинаково свободно работать правой и левой рукой. В этом смысле мы стараемся двигаться в ритме времени.

 - Не могу не спросить о ближайшей премьере, это гоголевский «Ревизор»,  и вы в нем играете городничего. Будет ли это римейком того спектакля, который шел на старой сцене Табакерке, в подвале на улице Чаплыгина, в 90-е годы?  

- Нет, тот спектакль был сделан в прошлом веке, и повторить его нельзя, мы уже другие люди, и время другое. 

- Каким стал ваш городничий спустя почти тридцать лет? Пушкин говорил про Отелло, что он не ревнив, он доверчив. Что вы думаете про городничего, который позволил обмануть себя нахальному мальчишке? Он доверчив, или глуп, или просто перестал понимать, что происходит вокруг?

- Понимаете, чтобы стать губернатором, надо быть умным человеком. Другое дело, что он находится в таком пространстве, до которого хоть три года скачи – и не доскачешь.  Поэтому человек, обладающий безграничной властью, силой, самоуверенностью, местами страшный человек, вдруг начинает верить в то, чего нет. Вот это основа безумия, которое на него нападает. Неправильное восприятие пространства и мира может любого из нас завести в величайшую трагедию.  Для меня эта роль - попытка исследовать вот такую ситуацию.

- Почему вы решили вернуться к двум своим старым, ставшими театральной легендой ролям - в «Матросской тишине» и в «Ревизоре»?

- «Матросская тишина» – это была мечта Олега Павловича, он хотел, чтобы я продолжал играть в этом спектакле, и я понимал, что нужно его вернуть и попробовать дать ему следующую жизнь. Это был мой долг как ученика. А если говорить о «Ревизоре» – мы его играли не очень долго, но я помню его потенциал. Сейчас у нас есть прекрасные молодые артисты, способные освоить этот великий материал, очень современный, на новом этапе нашего развития. Мы сыграем «Ревизора» уже на новой, большой сцене и, надеюсь,  там будут открытия.

Татьяна Филиппова 

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни