В «Театр. Doc» пришли за пропагандой

Кино-театр

В «Театр. Doc» пришли за пропагандой
30 Ноября 2019, 10:37

Сотрудники МВД будут проверять спектакли «Театра. Doc», попавшие под подозрение в пропаганде наркомании, гомосексуализма и терроризма. Поводом для милицейского расследования якобы стало обращение в прокуратуру главы комитета по культуре Государственной Думы Елены Ямпольской. Проверят три спектакля: «Война близко», «Выйти из шкафа» и «Рейв 228».

Правда, сама Ямпольская на своей страничке в Фейсбуке написала, что не посылала никаких сигналов в прокуратуру. «Я никогда не обращалась и не намерена обращаться в правоохранительные органы с просьбой провести проверку тех или иных организаций культуры.​ Поступившее в комитет обращение граждан было переслано для рассмотрения по компетенции. Этот порядок прописан в федеральном законодательстве. Лично от меня никаких заявлений ни в полицию, ни в прокуратуру не поступало. Так же, как и просьб о проведении проверки театра. Это ложь».

Чтобы подтвердить свои слова, Елена Ямпольская приводит в следующем посте и фрагмент из нового «письма граждан».

"Уважаемая Елена Александровна, это мы писали Вам письмо о проверке Театра Док на предмет антироссийской пропаганды. Нам очень жаль, что Вы не выполнили нашу просьбу и так и не направили никаких запросов по данному заявлению. Мы предполагали, что Комитет по культуре должен стоять на страже закона, а не покрывать беззаконие, которое творится в Театре Док под видом театрального искусства. Вот здесь текст нашего обращения к Вам, в котором мы подробно описали все нарушение закона участниками данного театра». 

Тем не менее полиция пришла в театр именно по депутатскому запросу. По крайней мере, в официальном заявлении на сайте театра говорится:

«Особенно грустно от того, что «народный» донос против спектаклей направила депутат Елена Ямпольская, театральный критик. Театр у нас маленький, театральных критиков мы узнаем в лицо, и не будет ошибкой сказать, что на показах, которые стали поводом для обращения в прокуратуру и полицию, Елены Александровны не было, видно это и по тому, насколько подменено в описании содержание спектаклей».

Как утверждают в театре, попавшие в поле зрения правоохранительных органов спектакли не имеют никакого отношения к «пропаганде». «Война близко» (2016, один из последних спектаклей Елены Греминой) – это «три текста о людях, живущих рядом с современными конфликтами, последний из них рассказывает о процессе над Геннадием Афанасьевым». Напомним, Афанасьев проходил по одному делу с украинским режиссером Олегом Сенцовым, которого признали виновным в терроризме и позднее обменяли на осужденных на Украине за поддержку ДНР и ЛНР. «Выйти из шкафа» (2016) – «спектакль о том, как страшно взрослым людям признаться в своей гомосексуальности и о том, как их матери и отцы способны простить их, понять, сберечь родительскую любовь». «Рейв 228» – «просветительский спектакль-игра об опасности наркоторговли».

«В силу тематики у этих спектаклей есть возрастной ценз 18+ и на входе наши сотрудники проверяют паспорта зрителей. Но все это нам теперь предстоит объяснить людям, никогда не видевшим наши спектакли. Спасибо адвокату Сергею Бадамшину («Правозащита Открытки»), который согласился помочь нам.

Спектакли Греминой, Угарова и их учеников – о милосердии, о совести, о том, как трудно, важно и интересно быть человеком – не сказочным героем, а обычным человеком. Мы продолжаем работать», -- утверждает сайт театра.

По просьбе «Культуромании», ситуацию прокомментировала драматург и режиссер «Театра. doc» и Театрального центра имени Всеволода Мейерхольда Саша Денисова.

- Я знаю этот театр 12 лет, Елена Гремина и Михаил Угаров (создатели Театра.doc. – прим. ред.) были моими учителями и теми людьми, которые дали мне шанс и счастье заниматься театром. Они поддерживали меня, как многих других. Это было действительно важное для них дело, и для Лены, и для Михаила Юрьевича. И эта невероятная борьба, которую Лена Гремина вела самоотверженно и никогда не сдавалась, ни когда театр выселили из Трехпрудного, после этого он скитался, ни в тот момент, когда начались бесконечные наезды и проверки прокуратуры. Лена имела мужество отражать эти атаки и вселять во всех надежду, но это было губительно для них обоих. Они это переживали, это влияло на их здоровье.

- Если театр вызывает такую реакцию у группы людей, это значит, что кого-то он сильно задевает?

- Видимо, да. Иначе как объяснить эту борьбу с маленьким частным театром, негосударственным, который сам содержит себя, имеет горизонтальную структуру управления, которому государство не дает ни копейки и никак не поддерживает, но постоянно обращает свое внимание на содержание спектаклей?

Что громадной махине государства этот крохотный театр на 100 мест, в котором идут спектакли на остросоциальные темы? «Театр. doc» - это документальная эстетика и внимание к темам, которых нет в мейнстримном, репертуарном театре. Если искусство в маленьком подвале вызывает такую обеспокоенность и страх, значит, это настоящее искусство. И сейчас, когда после ухода Лены и Михаила Юрьевича прошло полтора года, спектакли самой Лены Греминой и Насти Патлай, тонкий документализм, пытаются обвинить в пропаганде терроризма и наркомании… Здесь странно отправдываться, объяснять, что в них нет этого нет. Это документальные спектакли, они ставят зрителя перед вопросами, над которыми мы не имеем права не задумываться. И это территория, на которую не заходит ни телевидение, ни пресса, ни кино. Только театр. И по нему наносят точечные удары. То СЕРБы (Русское освободительное движение «SERB» - политическая группа, действующая на территории России и Украины. – прим. ред.) приходят в театр и забрасывают его дерьмом, то происходят срывы спектаклей. Какое дело этим людям до театра? Выглядит похоже на сигнал: «Не делайте ничего. Живите по устоям». Но так не получится, потому что в театре. doc много резидентов, которые движутся в разном направлении – это и документальное кино, разбежкинцы (ученики сценариста и кинорежиссера Марины Разбежкиной. – прим. ред.), все входят в большой пул людей, которые все же присматриваются к тому, что происходит в стране, и закрывать глаза не будут, этот голос не задушишь, не убьешь. Я сейчас выпускаю в «Театр. doc» спектакль, который тоже будет так или иначе говорить об общественном состоянии в стране. О том, как всем нам выйти из шкафа.

Поэтому я горячо поддерживаю Настю Патлай и актеров, это мои братья по духу. Оставьте их в покое, не трогайте. Мы занимаемся постановкой своих спектаклей и продажей билетов, не обращаясь за помощью к Минкульту. Оставьте содержание искусства на усмотрение самого искусства.

Татьяна Филиппова

Фото: сцена из спектакля в Театр.doc

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни