КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Государство и культура
Танцы за валюту: как реализовать экспортный потенциал российской культуры
11 Июня 2019, 11:43

Диверсификация экспорта - самая модная тема для разговоров на ПМЭФ, который завершился на прошлой неделе в Санкт-Петербурге. Даже среди культурных людей. Экспортным возможностям российской культуры была посвящена специальная сессия экономического форума. Тема более чем актуальная: балет, живопись, музыку и кино можно продвигать на иностранных рынках даже тогда, когда исчерпаны возможности для межгосударственного диалога в политике и экономике.


Сезонный товар

Вице-премьер российского правительства Ольга Голодец уверена, что спрос на российскую культуру за рубежом так велик, что речь надо вести о том, где найти силы на его удовлетворение.   

У главы Минкульта Владимира Мединского силы есть. Например, проект «Русские сезоны», который проходит с 2017 года.

«Мы выбираем одну страну и методом «ковровой бомбардировки» пытаемся отправить туда максимальное количество наших культурных институций – выставки, концерты, кинофестивали», - отмечает Владимир Мединский.

В 2017 году культурной бомбардировке подверглась Япония: по словам директора АНО «Русские сезоны» Алексея Лебедева, за календарный год было проведено 250 мероприятий в 42 японских городах. В 2018-м бомбардировали Италию – 360 мероприятий в 73 городах страны. Сейчас «Русские сезоны» проходят в Германии, где запланировано чуть более 400 концертов и выставок в 82 городах. На очереди - две Кореи и Скандинавия.

Шлейф от такой активности длится месяцами. Например, во время «Русских сезонов» в Японии российский скрипач Вадим Репин подписал соглашение с компанией Dentsu о том, что Транссибирский арт-фестиваль будет происходить и на территории страны восходящего солнца. И проект получился.

При этом, как подчеркивает Алексей Лебедев, отличительной чертой «Русских сезонов» является то, что наряду с известными брендами - Большим театром или Мариинкой, за границу выезжают коллективы, которые ранее никогда не покидали Россию: не было опыта в организации гастролей, поиске площадок и продюсеров.

«Это создает хороший задел на будущее, потому что устанавливаются прямые отношения между нашими культурными учреждениями второй и третьей десятки и театрами, концертными площадками и учебными заведениями за рубежом, - отмечает Владимир Мединский. - При этом мы не финансируем вывоз – мы даем бюджетное плечо. Таким образом гастроли становятся для театра коммерчески интересными, он сам должен решить проблему пустых залов, которые бывают при любых официозных мероприятиях».

Выставка для Папы Римского

В рамках «Русских сезонов» путешествуют по миру коллекции Третьяковской галереи. Практически каждая выставка становилась поводом для газетных заголовков. Проект «От Дионисия до Малевича» в Ватикане стал первым, который посетил папа Франциск I. Экспозиция в Катаре «Русский авангард. Пионеры и “наследники по прямой”» произвела сильнейшее впечатление на голландского архитектора и урбаниста Рэма Кулхаса (он сейчас работает над реконструкцией здания Третьяковской галереи на Крымском валу), который всерьез говорит о более масштабной версии этого проекта в Италии.

Рады выставкам Третьяковски во многих лондонских музеях. “Галерея Тейт, начиная с 2015 года, раз в два года делает выставку одного русского художника – был Малевич, Илья Кабаков, - подчеркивает гендиректор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова. - На днях мы открыли в Лондоне блистательную выставку Натальи Гончаровой из 170 работ, 85 из которых - из нашего собрания”.

По наблюдениям Зельфиры Трегуловой, сегодня российские музеи начинают понимать важность своей миссии и проявляют активность.

“В последние годы контакты с немецкими музеями, которые были невероятны активны в 90-е и достаточно активными в 2000-х, сошли фактически на нет. Мы вышли с инициативой – в результате осенью следующего года показываем два масштабнейших проекта, в том числе выставку «Наша инициатива» совместно с государственными музеями Дрездена".

Этот проект - пример сотрудничества галереи, Минкульта и частного благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт». В России, как замечает заместитель директора Фонда Фатима Мухомеджан, нет конкуренции за масштабные культурные проекты: очень немногие могут позволить себе такие капиталовложения, каких требует организация выставки прерафаэлитов в Пушкинском музее. Число поддерживаемых проектов ограничивается еще личными предпочтениями владельца фонда.

“Частные фонды реагируют на то, что нравится владельцу. Алишер Усманов, например, поддерживает классику, - утверждает Фатима Мухомеджан. - Всем, что остается за периметром частных интересов, должно заниматься государство”.  Владимир Мединский на это возражает: “Государство не должно влезать везде, где только может: ресурсы ограничены, но создавать стимул для инвестиций бизнесменов в культуру – его обязанность”.

Министр напомнил, что около полугода назад Госдума после долгих размышлений  приняла законопроект о поддержке меценатов в культуре. "Наконец первый в нашей стране закон о меценатстве обрел какое-то материальное воплощение: принятые поправки в налоговый кодекс в целом создают определенные приоритеты для тех, кто тратит деньги на поддержку культуры".

Однако представители бизнес-сообщества утверждают, что этот закон устраивает бизнес только как первый шаг. «Сказать, что мы ощутили эти перемены действительно сильно, не могу. Благотворительные деньги, в том числе, средства фондов не должны рассматриваться как инвестиции, они должны иметь другой статус и по-другому облагаться налогом”, - подчеркивает Фатима Мухомеджан.

Страсти по мультфильмам

У иностранной публики есть интерес ко всем направлениям. Председатель правления “Киностудии «Союзмультфильм» Юлиана Слащева отмечает, что в целом на российскую культуру за рубежом есть некая мода.

“На всех культурных форумах к нашему стенду выстраивается очередь: всем интересно, что придумали русские, - рассказывает Юлиана Слащева. - Организаторы просят, привозите больше контента. Но у нас его пока мало, особенно в сравнении с тем, что делают мировые анимационные державы – Италия, Франция, Япония, США, Корея. Корейцы, кстати, за 12 лет с 37-го места в мировой иерархии поднялись в топ-5. Во многом благодаря госпрограмме поддержки креативных индустрий - мода, промышленный дизайн, театр, классическая музыка и анимация получили первоначальные бюджетные инвестиции. Направления стали популярны, появились успешные продукты – и в культуру пошел частный капитал, который смог вывести корейские мультфильмы на глобальный рынок. Этим же путем сейчас идет Китай”.

Юлианна Слащева высказала надежду, что и в России власти признают анимацию важным экспортным товаром и простимулируют на старте.

Русская рулетка со страховкой

Русский балет в дополнительной рекламе не нуждается, однако зачастую коллективы вынуждены выступать на второсортных площадках: просто не успевают встроиться в расписание ведущих сцен.

“Если мы хотим взять Альберт Холл, который расписан на три года вперед, то надо попасть в его расписание. А это невозможно из-за малых горизонтов планирования зарубежных гастролей, - сетует продюсер Международного фестиваля балета Dance Open Екатерина Галанова. - Если бы мы знали, что на три года у нас есть гарантированная бюджетная история, мы представляли, что можем себе позволить, а что нет. Сейчас, чтобы заключить договор с Royal Ballet на 2021 год, мы должны поиграть в русскую рулетку – подписать и молиться, что наши финансовые возможности через три года будут такими, как оговорено в документах».

В рулетку играет и Зельфира Трегулова. Осенью будущего года Третьяковская галерея будут принимать немецкую выставку, которая претендует на звание крупнейшего события 2020-2021 годов. В связи с принятием нового закона о ввозе и вывозе культурных ценностей госгарантии о возврате экспонатов распространяются только на то, что принадлежит государственным и муниципальным музеям, однако в планируемой выставке половина работ принадлежит художникам ныне живущим, и на них госгарантии не распространяются.

Еще один вопрос о госгарантиях, который деятели культуры могут адресовать власти (и безуспешно это делают уже несколько лет) - это вопрос страхования.

“Отправляя нашу выставку за рубеж, мы вынуждены оплачивать коммерческую страховку. Это огромные суммы! Сейчас я уже могу озвучить страховую премию за выставку, которую мы возили в Ватикан, - она превышала 200 млн. долларов, - подчеркивает Зельфира Трегулова. - Сейчас Третьяковская галерея принимает выставку Эдварда Мунка в обмен на нашу экспозицию в Осло. Так, вот в обоих случаях норвежское государство через систему госгарантий обеспечило страхование. Мы сэкономили 60 млн рублей, которые я должна была найти у частных спонсоров, если бы не беспрецедентная история, что страна НАТО обеспечила отправку своего национального достояния за счет госгарантий. Если бы такая система существовала в России, государство экономило бы огромные суммы”.

По словам руководителя Третьяковской галереи, выставка Щукина в Пушкинском, Морозова - в Эрмитаже будут застрахованы российскими компаниями, но они берут на себя риски стоимостью не более 5 млн. долларов. Все остальное перестраховывается за рубежом и российские госденьги утекают за рубеж. А могли бы пойти на более важные проекты.

Такие важные нюансы - и есть цель диалога культурного сообщества и власти, который на сей раз прошел в рамках ПМЭФ.

Анна Орешкина, Санкт-Петербург



Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни t.me/kulturomania


Новости
Смотреть все