«Рускеала». Как создать природный парк на месте свалки

Туризм

«Рускеала». Как создать природный парк на месте свалки
23 Апреля 2019, 10:56

В апреле вице-премьер Ольга Голодец вручала премии правительства в области туризма. Среди награжденных был горный парк «Рускеала». «Культуромания» поговорила с его создателем – генеральным директором ГК «Колмас Карелия» Александром Артемьевым, о том, как создать рекреационную зону, о которой пишут The Guardian и National Geographic, из свалки для мусора.

Рускеальское мраморное месторождение – самое крупное из Приладожских. Оно занимает площадь в несколько десятков квадратных километров и разведано до глубины почти в километр. Впервые Рускеала упоминается в составе Никольско–Сердобольского погоста в 1500-х годах. В XVII веке этот уезд захватывают шведы, которые и находят месторождение мрамора. Петр I вернул эту землю России, позже в XVIII веке из этого мрамора построят Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге. В ХХ веке (в русский, финский и советский периоды) тут добывался не только мрамор, но и известь. В начале 90-х каменоломни закрылись. На их месте образовалась свалка.

Генеральный директор группы компаний «Колмас Карелия» Александр Артемьев так рассказывает «Культуромании» о тех временах.

– До 1998 года это была свалка военно-промышленных отходов. Там стояла военно-механизированная колонна ТП-6, и они все отходы производства туда скидывали – бочки с мазутом, шасси машин, кузова – в карьер. В 1998 году благодаря местным краеведам-подвижникам Андрею Грибушину и Игорю Борисову возникла идея очистить карьер от мусора, потому что сквозь мусор эти люди видели мраморные скалы удивительной красоты. По обрывкам архивных данных выстраивали их особую историю и роль в судьбе архитектурных доминант Санкт-Петербурга. Здесь добывался мрамор не только для Исаакиевского собора. Рускеальский мрамор использовался при создании Инженерного замка, Казанского собора, Зимнего дворца, Чесменской колонны и даже для знаменитых верстовых столбов на Пулковском шоссе. Меня все это задело до глубины души. Именно поэтому очистку исторического карьера финансировали мы, компания «Колмас Карелия».

По словам г-на Артемьева, когда стал ясен потенциал заброшенных каменоломен, на них появилось много претендентов. Из ниоткуда возникали люди с липовыми документами, которые уверяли, что месторождение принадлежит им, сейчас они будут там добывать мрамор.

– Вот таких случаев у нас было около восьми. То есть каждый год мы от кого-то отбивались. В основном помогала местная власть и пресса, конечно. Мы не могли ничем особым руководство заинтересовать, только идеями, как сейчас говорят – «креативом». Это и оказалось самым ценным, уникальным. Тогда мы могли, только в перерывах между большими уборками, сказать, что в перспективе здесь будет интересно. Что добывать последний некондиционный мраморный щебень там, где бывал великий петербургский зодчий Антонио Ринальди – неразумно. Убеждали, нам шли навстречу, верили, и спасибо за это большое государству, – делится хозяин «Рускеалы».

«Такого парка больше нет ни в Европе, ни в России»

В 2005 году парк открылся и с этого момента развивается во всевозможных направлениях. В начале это были маршруты пешие и водные. Затем появились подземные, в старых шахтах и штольнях. «Подножные» маршруты особенно интересны: их разведывали спелеологи, проводили исследования, разбирали опасные завалы, создавали во мраке уникальные инженерные конструкции. На поверхности тоже шла многолетняя работа. Устанавливалось ландшафтное освещение, благоустраивались дорожки и видовые площадки, придумывались летние и зимние сценарии использования различных зон парка. Чтобы «зацепить» активную молодежь, открыли модный «троллей» – скоростной спуск по натянутому под углом тросу – и веревочный парк. А благодаря выявленным учеными особенностям микроклимата большого подземного мраморного зала – зимой в нем накапливается холод и не дает таять льду – недавно здесь прошел первый подземный Фестиваль ледовых скульптур «Тайна глубины».

– Такого парка больше нет ни в Европе, ни в России. Его уникальность – в пересечении тем. Геология, экология, спелеология, история горного дела и архитектура… Парк сегодня благодаря нашим усилиям выглядит как природный заповедник, а де-юре таковым не является, на шее у государства не висит. Туристы сегодня особенно ценят природную составляющую, а мы им еще напоминаем о том, что месторождение имеет историческую ценность. Во-первых, половина Санкт-Петербурга облицована мрамором из этих каменоломен. К тому же, на этой территории постоянно шли войны, она переходила от русских к шведам и наоборот. Здесь стояли целые полки во времена Петра Первого. Во-вторых, сюда приезжала, по местной легенде, Екатерина II. Но кто был точно, так это архитектор Исаакиевского собора Монферран. В-третьих, это музей горного дела под открытым небом. Сохранилась здесь и поверхностная выработка, и подземная – штольни, шахты. А сколько тайн еще скрывают затопленные шахты и штольни! В них тоже начинаются исследования. Там постоянно находят то монетки, то оборудование, много других артефактов, все это собирается в музей, – поясняет Артемьев.

– Природа постепенно залечивает раны, нанесенные человеком, и сейчас мы имеем полное право образно назвать старый карьер «Большим мраморным каньоном Карелии», – продолжает генеральный директор. – Он заполнен изумрудной водой, по его живописным бортам на мраморных уступах растут деревья. Неудивительно, что полюбоваться такой красотой приезжают все больше туристов. Так, начинала «Рускеала» с 4000 гостей, а в 2018 году парк принял 315 000 человек.

Территория роста вместо «медвежьего угла»

Парк оказывает существенное влияние на развитие окрестностей, на создание рабочих мест. У расположенного неподалеку поселка Рускеала, где жили горнодобытчики, появился новый смысл существования. Из депрессивного «медвежьего угла» он постепенно превращается в территорию роста.

На вопрос о возможной господдержке г-н Артемьев отвечает, что лучшее – враг хорошего, а у парка и так все хорошо. Хотя, помолчав, философски добавляет, что поддержка не помешала бы.

– Льготные кредиты, конечно, помогли бы развитию, потому что берешь кредит – строишь – выплачиваешь и снова по кругу. В этом большие трудности. Очень бы к месту пришлась возможность покупать автобусы по себестоимости. Ведь в обычном случае приходится выкладывать за него 10 млн рублей. Если бы была льгота – и можно было бы его по себестоимости купить – было бы здорово, – отмечает собеседник «Культуромании».

Глава «Рускеалы» добавляет, что даже при таком большом турпотоке говорить об окупаемости не приходится.

– Мы постоянно парк развиваем. Территория его увеличивается, но об окупаемости еще пока и речи не шло. Пока парк был маленький – несколько гектаров – там была маленькая приветственная территория. Принимая уже 300 000 гостей, нам нужны другие совершенно территории, другие функциональные возможности. Сейчас подводим дорожное полотно, чтобы гостям было удобно добираться, подводим железнодорожную магистраль. Будет удобный вокзал, куда приезжают и поезда, и машины, и автобусы. Кстати, сейчас из Петербурга можно доехать на «Ласточке» всего за три часа, – приглашает гостей Артемьев.

Ждет он не только соотечественников: «Рускеала» давно принимает интуристов.

– Мы постоянно участвуем в выставках: Финляндия, Германия, Польша. И прирост иностранных туристов есть. В основном, немцы и итальянцы. Что интересно, их больше даже, чем финнов, которые живут в 15 километрах от нас. Недаром про нас The Guardian и National Geographic писали, – говорит генеральный директор.

Отдельная большая тема – партнерство парка с Русским географическим обществом.

– В рамках сотрудничества с РГО мы постоянно проводим в Москве и в Санкт-Петербурге совместные мероприятия, – добавляет Александр Артемьев. – Ждем в специальные научные туры школьников и студентов. Напоминаем, что время географических открытий не закончилось. Шахты и штольни длиной в несколько километров еще только ожидают своих исследователей. На будущее у нас уже есть серьезные программы по изучению глубин.

Елена Сердечнова

Фото: Антон Юшко

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни