КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Кино-театр
Олег Трофим, режиссер фильма «Лед»: «Зрителю нужна красота»
13 Февраля 2018, 12:22

В прокат выходит новый продюсерский проект Федора Бондарчука – фильм-сказка «Лед». Режиссером музыкального действа об упрямой девчонке, захотевшей стать фигуристкой, стал дебютант Олег Трофим.


– Олег, первый вопрос к Вам появился еще до того, как я вошла в зал. Казалось бы: спорт, фигурное катание, девочка, которая хочет стать чемпионкой – налицо все элементы классической спортивной драмы. Тем не менее, «Лед» презентуется как фильм-сказка. Почему? С чем связан такой выбор жанра?

– А жанр у нас не один. Их много. Очень много.

– Какие?

– Да все те, о которых вы сейчас подумали (смеется).

– Отлично. Тогда какой из тех жанров, о которых я сейчас подумала, является в фильме главным?

– Да сказка, конечно же.

– А как же мелодрама, спортивная драма?...

– Нет. Романтическая сказка. Хотя Вы правы – у нас очень много всего намешано. Это большая объемная работа. Мы экспериментировали, пробовали разные формы. Загадывали сначала одно, потом другое. Часто комбинировали стихийно – искали что-то особенное. А потом вдруг раз! – и всё сложилось.

Кстати, это был без преувеличения потрясающий опыт. Никогда не слышал, что можно работать так. Мы вместе с продюсерами собирались в одной комнате, разбирали сценарий по сценам. В нашей стране, как правило, такое не практикуется, командная работа – большая редкость. Поэтому я очень благодарен и Федору Сергеевичу Бондарчуку, и Саше Андрющенко, и Михаилу Врубелю, и креативному продюсеру Алине Тяжеловой. А нашему сценаристу Андрею Золотареву – спасибо отдельное. За то, что он терпеливо сносил всё это, выслушивал наши комментарии. Потому что с его сценарием мы не очень-то церемонились: сценарий был для нас просто глиной. Для которой ещё нужно найти идеальную форму.

– Было трудно?

– Мне кажется, не бывает хороших вещей, сделанных просто. А так как у нас в итоге получилось хорошее кино (ну, я на это надеюсь), то догадайтесь сами, трудно или легко нам было.

– Олег, я знаю, что Вы начинали как клипмейкер. И музыкантов, с которыми Вы работали, сложно причислить к мейнстриму…

– Ну, в общем, да. Хотя начинал я как раз с мейнстрима и только потом ушел из него в андеграунд. Например, есть такой музыкант Сергей Сироткин (представитель российской инди-культуры – примечание редакции). Последние мои работы – как раз для него. Мы встретились с ним на просторах интернета, когда у него еще ничего не было. Ничего, кроме музыки – реально классной.

А до этого я поработал какое-то время с Black Star (и с другими известными исполнителями) – и понял, что это не совсем мое. Я потерял к ним интерес. Хотя бы просто потому, что не очень верю в популярную музыку. Я верю в ту музыку, которая становится популярной, но не в ту, которая задумывается, как популярная.

– Тогда такой вопрос. Каверзный. А Вы принимали участие в подборе саундтрека?

– Конечно.

То есть, будь у Вас возможность сделать саундтрек идеальным, Вы бы снова выбрали этот? Или в фильме звучало бы что-то другое?

– Понимаете, в чем тут дело. Те музыкальные клипы, которые я делаю для себя, могут кому-то нравиться, а кому-то нет. Однако кино мы снимаем не для себя, а для людей – поэтому приходится ориентироваться не только на собственный вкус. Вкусы же у всех разные. Поэтому дело даже не во мне: приходится брать в расчет максимально широкую аудиторию…

– На какую аудиторию рассчитываете, кстати?

– Мы стремились сделать разброс максимально большим. Оттого, наверное, и «многожанровость» такая. Начинали-то мы с одного жанра, потом понемногу добавляли другие – в итоге, с каждым разом аудитория становилась всё шире и шире. В идеале, конечно, было желание попасть в сердце каждого зрителя. Что, я надеюсь, нам удалось. Хотя это амбициозная задача – очень!

– Олег, сейчас в нашем кино начался настоящий спортивный бум. Как Вам кажется, почему спортивная драма внезапно стала такой популярной?

– Думаю, что здесь-то как раз ничего неожиданного нет. Мы любим и хотим побеждать, мы ценим победу как явление. И наша страна, как ни крути, славится своими достижениями в спорте. Поэтому спорт популярен, а, значит, будет популярна и спортивная драма. Но наш-то фильм не о спорте. Это можно понять даже по афише. На ней двое людей лежат на прекрасном люду, а из-под толщи воды поднимается горячее красное сердце. Ну, какой же это спорт?! Да, конечно же, нет.

– То есть «Лед» все-таки больше о любви, чем о спорте?

– Мне кажется, «Лед» о том, что победа – не всегда самое главное. И я со своей стороны (хоть и не обсуждал это с продюсерами) пытался сделать кино, лишенное патетики, пафоса. Очень не хотелось каких-то помпезных монологов, ударов в грудь – наш фильм не об этом. Он не о том, что «победа ждет тебя, когда ты упорно трудишься». Он о простых людях: мальчиках, девочках с периферии. О том, как им в руки попадают какие-то важные вещи. О том, как мир внезапно становится сложным – и как его удержать в руках, что делать с ним, как не обжечься. И как сохранить самое главное. Вот об этом.

– Именно поэтому Вы в основу сюжета взяли выдуманную историю с несуществующим чемпионатом? Не было искушения пойти по тропинке, проложенной авторами «Движения вверх»? Взять какой-то реальный факт, послать своих героев на Олимпиаду?

– Нет-нет, мы как раз старались избегать привязок к чему-то конкретному. К тому же, такие темы как «Олимпиада» и «патриотизм» – это очень сложные темы, важные для многих, святые. Мы их решили не трогать, не ссылаться на них. Да и зачем? Ведь это могло бы отвлечь, увести зрителя не на то поле, где бы нам хотелось сыграть. Повторюсь – наш фильм не о спорте.

– Вы заговорили о патриотизме. А как Вы вообще относитесь к патриотизму в кино?

– Думаю, что это очень важно и нужно. В конце концов, ведь я вырос на американских фильмах – я же ребенок 90-х. А они все сплошь патриотичны (чего я даже не сразу понял). Помните, потрясающий фильм «Армагеддон» – то же суперпатриотичное кино. Даже тошнотворно патриотичное где-то. И тем не менее…

На самом деле, патриотизм – очень широкое понятие. Но в любом случае,
человек должен любить то место, в котором он живет, где он родился – наверное, это правильно. Вопрос лишь в том, как именно ты будешь подавать это в кино. Вопрос в степени и характере этого патриотизма. А в целом, патриотизм как явление – вещь, наверное, нужная.

– А что для Вас важнее: визуальная составляющая или сюжетная?

– Да без содержания вообще вряд ли что-то возможно. Знаете, в музыкальных клипах я долго оттачивал стилистику, ломал голову над пластикой кадра и так далее. Но в кино на этом далеко не уедешь. Продержишься от силы минут пять-десять. А потом зрителю станет скучно: он все-таки пришел смотреть на людей, а не картинки разглядывать. Поэтому мне в первую очередь важна история: важны герои, их отношения, событие… А картинки, визуал – это уже всё потом. С другой стороны, без внешней оболочки тоже не обойтись.

– Тем не менее, судя по фильму, Вы снимали именно зрелищное кино…

– Знаете, в наших фильмах часто не хватает красоты. А зрители, приходя в кинотеатры, хотят, чтобы их удивляли. Они идут за прекрасным. «Обычной жизни» им хватает с лихвой и на улице. Ведь все мы с утра до вечера работаем, смотрим в окна, ездим в метро… Поэтому я за то, чтобы дарить людям что-то красивое. И не обязательно выдуманное. Вот мы снимали на Байкале – мы же его не придумали, не нарисовали. Он и в реальности великолепен, и у нас. И нам повезло, что мы смогли рассказать свою историю именно в этих декорациях.

– Олег, «Лед» - это Ваш дебют. Вы уже решили, в каком направлении будете двигаться дальше? Какое кино снимать?

– Разное. Меня постоянно тащит то в одну сторону, то в другую; как и в музыке, впрочем. И это не потому, что я такой непридирчивый, просто много всего люблю. Поэтому и фильмы я бы хотел делать именно разные.

– В том числе и артхаусные? Или всё не так радикально?

– Ну, что такое атрхаус?! Авторское кино – да, им бы я заниматься хотел. Но, наверное, для этого мне ещё требуется какое-то время. Работая с нашими продюсерами, я получил огромное количество опыта, я стал понимать, что и как делается – и спасибо им за это большое. И, конечно, у меня есть желание снять фильм полностью свой: хочется искать, ошибаться; хочется, чтобы не нужно было никому говорить, куда ты идешь и зачем – а просто идти. Но, я думаю, это очень серьезная ответственность. И перед зрителем в том числе. Поэтом пока я с авторским кино не тороплюсь. Я просто получаю удовольствие от того, чем занимаюсь.

«Лед» в прокате с 14 февраля.

Вера Алёнушкина




Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни.

Если у вас установлен Telegram просто кликните на ссылку - t.me/kulturomania

Это анонсы концертов и выставок, рецензии, интересные интервью и новости!
Новости
Смотреть все