Топ-100
КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Кино-театр
Николай Васильевич сердится: последняя часть "хоррора"
10 Сентября 2018, 09:14

Доконала таки нечисть Николая Васильевича. Пал он смертью храбрых на поле брани. Друзья безутешные в собственных слезах тонут, да деваться некуда, надо Гоголя хоронить. А тут еще мужики в селе на бунт собрались: жаждут тело гоголевское каменьями закидать. (Впрочем, их можно понять: дивчин в Диканьке совсем не осталось, всех Черный всадник извел). В общем, добрались наши горемыки до кладбища, скорехонько гробик в сыру землю кинули, и айда домой. Николай Васильевич тут и расстроился. И как давай воскресать. Ручки свои белые из могилки тянуть. Потому что кино-то еще не кончилось…


Как сообщает нам русская народная поговорка, «чем дальше в лес, тем толще партизаны». Так вот, авторы «Гоголя» забрели уже в такую непролазную глушь, что встречным партизанам позавидует даже самый упитанный боец сумо.

Правда, надо отдать должное создателям этого трэшака: в чащобу они ломились с усердием, который для нашего кинематографа редкость. С самого начала они знали, чего хотят – и лезли напролом, отплевываясь и от ревнителей классики, и от ценителей логики. Им нужна была трэш-оплеуха в жанре «мэшап» – в том жанре, которого у нас нет. Поэтому в топку кидалось все, что лежало плохо. Хуже всех лежал, видимо, Гоголь – поэтому Николаю Васильевичу не повезло. Вселенная его героев (если говорить языком кинокомиксов) – дивная кладовая для хорроров. Да и сама персона горемычного автора «Мертвых душ» мифологизирована школьной программой (и школярским сознанием) до предела. Поэтому Гоголь Н.В. стал идеальной жертвой.

Все остальное швырялось в топку по мере необходимости. Встал вопрос со стилистикой? – Отлично, «Сонная лощина» сгодится, кое-что слижем с нее. Не знаем, как выглядит Вий? – Срисуем Око Саурона. Гоголю надо воскреснуть? – Пусть руку высунет из могилы. А если нас начнут обвинять во вторичности, скажем, что снимали пародию. Кстати, аргумент-то железный, не подкопаешься.

Однако по ходу пьесы вдруг выяснилась странная штука. Николай Васильевич вдруг оказался не нужен. Более того – он мешал. Да, в первых сериях «Гоголиады» от «Диканьки» остались рожки да ножки, однако сюжетная канва некоторых повестей худо-бедно прощупывалась. А в последнем фильме нет и того. Сценаристы взяли название гоголевской повести – «Страшная месть», сюжет же состряпали сами. И состряпали уже по голливудским канонам, на Николая Васильевича не оглядываясь. В общем, Гоголь из «Гоголя» был уволен.

Что же касается фильма, то его третья часть – это мешанина из смертей и воскрешений. Герои умирают, встают и умирают снова. Действие несется вскачь с бешеной скоростью, поэтому на логику времени нет. Где прятался Гуро? Почему все решили, что он умер? И почему, леший вас подери, хляби небесные тушат костер, на котором сжигают Гоголя, но факелы в руках бунтарей всё равно продолжают гореть? Впрочем, зачем отвлекаться на подобные мелочи? Драчки на мечах есть? – Есть. Кровища фонтаном? – Фонтаном. Ну, так еще чего надо-то?!

При этом, про нелепые шуточки об Акакии Акакиевиче, который кого-то там съел живьем, сценаристы давно забыли. Поняли – не работает. Школяры все равно не знают, кто он такой, ну так чего зря время терять? Остались за бортом и «элементы просвещения», коими авторы после выхода «Начала» так гордились (речь в частности о первой поэме Гоголя). Всё это оказалось излишеством, а они, как известно, вредны.

Кстати, о «просвещении». Продюсеры «Гоголиады» постоянно козыряют тем, что после выхода в свет их детища, продажи книг Николая Васильевича заметно выросли. То есть «Мы, мол, прививаем молодежи вкус к хорошей литературе». Только вот что-то мне подсказывает, что эта «просвещаемая молодежь» открыла «Миргород» или «Диканьку», не нашла там Сашу Петрова в своем кривеньком паричке, и книжку закрыла. И больше уж точно никогда не откроет. В том числе и из-за эффекта обманутых ожиданий.

Впрочем, мы отвлеклись. Первый фильм «Гоголь. Начало», вышедший год назад, вызывал или восторг, или шок. Восторгались за смелость, за освоение жанра и за то, что с классика наконец-то стряхнули пыль. В шоке были те, кто видел, что вместе с пылью стряхнули и классика. И кто никак не мог смириться с дешевой ТВ-картинкой, с выбеленными лицами, с силиконовыми губами крестьянок 19-го века… Однако фильм второй все уже встретили гораздо спокойней. Споров не было, мордобоя тоже. А вот с фильмом третьим произошел парадокс.

Очень многих «Гоголь» перестал раздражать. Он не стал лучше, нет. Картинка осталась на том же уровне, серый туман все так же расползается по экрану. Актеры тоже не изменились, вот только образ следователя Гуро стал гораздо более плоским, и Олег Меньшиков, его играющий, вынужден работать на двух-трех красках. Да и история про 17-ый век выглядит совсем уж бюджетно. Плюс очень много суеты, плюс….

Но повторюсь: «Гоголь» больше не раздражает. Мы с ним смирились. Смирились с тем, что он был, есть и будет. Да-да, именно будет. Или вы всерьез думали, что вместе с финальными титрами сериала это болото трэша возьмет и высохнет? Нет-нет, у нас в кино, как в анекдоте: дохлую кошку выжимают над стаканом, пока верят, что с нее может упасть хоть капля. «Гоголь» закончился? – Да здравствует Пушкин! Лермонтов еще есть. Толстой опять же. А уж Достоевскому и сам Бог велел за старушками-вампиршами с осиновым топором бегать. А потом можно и Маяковского в гости позвать, он-то чем хуже? Пусть и его тиражи подрастут чуток, нам не жалко.

Поэтому не прощаюсь – увидимся. Нам же теперь каждые полгода на свидание с классиками в кино бегать. Глядеть, как Солнца нашей поэзии и Луны нашей прозы бьются на мечах с вурдалаками.
Так что до скорого свиданьица.

Вечно Ваш,
Хома Брут




Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни.

Если у вас установлен Telegram просто кликните на ссылку - t.me/kulturomania

Это анонсы концертов и выставок, рецензии, интересные интервью и новости!
Новости
Смотреть все