Топ-100
КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Туризм
"На новые станции метро не будут водить иностранцев". Директор архитектурного бюро AI-architects Иван Колманок
19 Июня 2018, 10:52

Московское метро продолжает разрастаться, ежегодно вводятся новые станции, а сама подземка уже пустила корни в Подмосковье. Речь идет не только о новом этапе в развитии столичного метрополитена, но и о новом поколении станций, уровень которых совсем не тот, что у музейных пространств сталинских времен. Один из основателей архитектурного бюро AI-architects и автор проекта новой станции «Шереметьевская» Иван Колманок в разговоре с корреспондентом «Культуромании» поделился мнением, почему на новые станции вряд ли будут водить экскурсии. Также он рассказал о работе над проектом по реновации и ответил на вопросы, каким должно быть современное жилье и нужны ли стандарты.


- Иван, в Москве запущен проект реновации жилого фонда, но пока еще не известны итоги конкурса на архитектурные концепции отдельных территорий, в котором участвуете и вы. Знакомы ли вы с проектами конкурентов, что предлагает ваше бюро Москве, и есть ли понимание, когда все-таки будут известны результаты конкурса?

- В конкурсе принимает участие большое количество иностранных архитекторов, но все они представляют свои концепции в консорциумах с российскими специалистами. Очень сильный проект у бюро Zaha Hadid. Это будет очень мощная инъекция в наш город, которая разрушит все стереотипы. В принципе, всем участникам было предложено своими проектами внести какие-то новации по своим площадкам для будущей реновации. Все ждут результатов конкурса, но пока не очень понятно, когда они будут объявлены.

Что касается нашего проекта, то он в корне отличается от большинства. Мы плотно работали с населением нашего района Хорошево-Мневники, для которого проектируем площадку. Проект изначально адаптирован под потребности этих людей, с учетом климатических и других особенностей этой территории Москвы.

Мы взяли масштаб сталинок, поэтому дома впишутся в культурный облик столицы. Основная фишка самой архитектуры - маленькие домики, около которых зелень дорастает до последнего этажа. Поэтому мы предлагаем построить дома в семь этажей с нижними этажами под помещения, выполняющими социальные функции. Также мы хотим оставить скатную кровлю, как важный элемент дизайн-кода для города с историей, соответственно, чердак тоже будет заселен. Мы спроектировали все так, что появится возможность переселись старую пятиэтажку так, как она есть. Люди смогут переехать со своими же соседями, не потерять контакт с привычным окружением.

- Насколько я знаю, власти Москвы намерены продавать какую-то часть объектов. Вы учли в проекте этот момент?

- В концепции развития района у нас есть отдельные дома, квартиры в которых могут быть проданы. Здесь мы опирались на реалии рынка. Для этого мы провели исследование, какого жилья не хватает в Хорошево-Мневники. По-моему очень важно разделить дома для переезда и для будущей продажи, потому что у тех, кто хочет приобрести новое жилье, должна быть возможность купить квартиру на более высоких этажах.

Кроме того, мы стараемся предусмотреть, что будет с домами через десятки лет, и проектируем их так, чтобы здания были пригодны для ремонта.

- Активно обсуждается тема стандартов современного жилья. Какие особенности жилых помещений вписываются в понятие современного жилья?

- Самое главное – это планировка. Например, в России есть такое понятие, как «гостиная», и не очень понятно, что оно все-таки означает. Например, в США, есть такое понятие living room - это то помещение, где люди живут. А пока у нас в России есть двухкомнатная квартира с ванной, кухней и спальней, получается, что мы нигде не живем. Квартира сейчас позиционируется как место, где человек спит, ест и моется. Соответственно, задача добавить эту «ливинг рум». Это обычная история.

- Московский метрополитен растет стремительными темпами, и ежегодно сдаются все новые и новые объекты. Ваше архитектурное бюро проектирует станцию метро «Шереметьевская». Что вы вложили в концепцию, и чем будет интересная новая станция?

- Основной идеологический вопрос – какое метро сейчас? Раньше это было сталинское метро, и эти станции и сейчас представляют собой своего рода дворцы, музейные пространства. Мы сами понимаем, что есть такая отсылка, что было время и было вот такое метро. Каждая станция строилась по исключительному проекту. Следующий этап – скромные станции, которые проектировались для окраин Москвы. Например, можно не увидеть особых различий между «Профсоюзной» и «Академической». Различия есть, но они в декоре. Сейчас же стоит важный вопрос об облике нынешнего метро.

Мы хотели сделать станцию с традицией, которая в реалиях сегодняшней экономки была бы уникальной, как это делалось в первый период метростроя. Для того, чтобы сделать уникальный дизайн-код для «Шереметьевской», мы проанализировали все станции метро, а также все проекты предыдущих конкурсов и рассмотрели примеры концепций в мировой практике. Таким образом, удалось нащупать язык, которым говорили все авторы архитектурных концепций, ответить на вопрос, почему у них получилось создать что-то уникальное. Сейчас глупо делать станцию-дворец, нужно что-то современное, но при этом на языке тех же дворцов. Поэтому в своем проекты мы заменили колонны на дутые формы, и это стало новаторским решением, которое позволяет выделиться.

Почему мы взяли за основу шары? Дело в том, что у станции есть три контекста. Во-первых, город, откуда мы спускаемся в подземку. Второй смысл – название станции, и фамилию графа Шереметьева мы ассоциируем с фарфором. В-третьих, станция будет пересадочной.

- Вы заговорили о новом «поколении» станций московского метрополитена. Есть ли надежда, что их, например как, «Площадь революции», «Смоленскую», «Комсомольскую», будут показывать туристам и водить экскурсии?

- Думаю, нет. Потому, что уровень гения здесь разный. Если взять «Маяковскую», то это абсолютный уровень, который по проработке близок к уровню испанского архитектора Антонио Гауди. Это был уровень абсолютной архитектурной среды, на который вряд ли выйдут строящиеся сегодня станции, в том числе и наша станция.

- Ваше бюро спроектировало зону на Боровицкой площади вокруг памятника Владимиру, которому долго и с многочисленными спорами искали место в городе. Иногда какой-то малейшей деталью можно покалечить облик города, какие особенности места вы учитывали при проектировании этой зоны?

- К самому памятнику мы не имеем никакого отношения, его создал скульптор Салават Щербаков, и туристическая привлекательность объекта, на мой взгляд, очевидна. Что же касается архитектурной концепции Боровицкой площади, то она была выбрана жюри в ходе конкурса на архитектурную концепцию места. Перед участниками стояла задача разработать именно современную концепцию площади. Сегодня важно учитывать даже такие моменты, с какой точки люди будут фотографировать памятник или делать селфи.

Самое главное в таких проектах, безусловно, это ничего не испортить, не навредить городу. Здесь не место творчеству. Можно придумать много, но важно соблюсти деликатный подход, особенно, если мы говорим об исторических территориях. Здесь было важно учесть множество нюансов самого места, а также окрестности. Если вы помните, то раньше на Боровикой площади был просто газон и протоптыш, и в зимнее время скапливалась грязь. Мы решили оставить зеленый участок на Боровицкой площади, и просто благоустроили тропинку, по которой обычно идут люди от Библиотеки имени Ленина. Дело в том, что по регламенту конкурса, если на территории присутствует больше трети газона, то столько же должно остаться.

В рамках архитектурного конкурса мы работали в рамках ограничений, поставленных в техническом задании. Например, речь идет о некой фигуре вращения, поскольку это полукруг в центре с точкой притяжения. Перед нами была поставлена задача, чтобы спустить людей сверху от Моховой к мосту. По нормативам обычно делают либо пандус, либо лестницу. Мы выбрали второй вариант – построить лестницу амфитеатр. Например, если поставить на проезде сцену, то с нее вполн можно смотреть какое-то шоу. С холма открывается шикарный вид на Александровский сад. Поэтому было принято решение продлить эту лестницу, чтобы использовать ее как лавочки, куда люди могут присесть и полюбоваться видами.

- Все-таки история с установкой памятника была достаточно скандальной, долго искали место, вы не думали отказаться от проекта, потому что ваше участие может отразиться на репутации архитектурного бюро?

- Все очень просто. Когда идет бой, если к доктору попадает вражеский солдат, он же все равно его лечит. Сейчас скандалы улеглись, и все видят, что же получилось. Наоборот, для архитектора иногда некая скандальность проекта бывает плюсом, поскольку растет его политический вес в разговорах со строителями.

- Власти занялись благоустройством городов и на это выделяются деньги, разрабатываются стандарты. Нужны ли России, в том числе и столице, какие-то образцы, нет ли риска, что такими темпами можно прийти к однообразию?

- Мне не очень нравится сама идея стандарта благоустройства, поскольку она не подразумевает исследование. Архитектору предлагается просто взять стандарт и сделать по нему что-то. Мне больше нравится подход глубокого исследования места. Например, при проектировании Боровицкой площади мы изучали карты с 1700-го года. Мы пытались выяснить, что там было раньше, искали пути, как оживить участок между Александровским садом и Моховой улицей, как повысить туристическую привлекательность. Такая работа должна проходить по каждому проекту. Мне не нравится тема, что нужно все массово копировать. Правда, например, в Москве в рамках проекта «Моя улица» все-таки привлекаются авторы, которые исследуют каждый свой кусок территории.

- Сейчас модно брать пример с Запада. В российские города приглашаются иностранные компании, ценяся западные урбанисты. Как вы считаете, в каком направлении идет Москва?

- В Москве другие масштабы развития и строительства, нежели в Европе. Мы делаем то же самое, но другими методами, поэтому получается не так глубоко. Здесь снова встает вопрос, чтобы или отдавать участки малым группам архитекторов, у которых есть интерес, чтобы сделать проект безупречно, или раздавать стандарты благоустройства и работать по ним.

Если смотреть на разницу между нами и Европой, то думаю, что там, напротив, заинтересованы в вопросах ухода от стандартов. Но здесь нужно учитывать тот факт, что стандарты необходимы, учитывая удаленность городов от центра.

- Все-таки вы категорически против стандартов, или они могут быть кому-то полезны?

- Стандарты могут быть полезны в малых городах, где просто нет архитекторов, которые могли бы создать какие-то проекты.

- Вернемся к теме урбанистики. Специалисты все чаще рассуждают о том, что города должны быть, прежде всего, удобными для пешехода. Если взять Москву и Санкт-Петербург, которые посещают миллионы иностранных и российских туристов, здесь удобно?

- Регламент должен сдерживать застройку. Почему Питер считается приятным городом для пешехода, а Москва имеет тенденцию отстраняться от пешеходов. По большей части дело в плотности застройки и высотности зданий.

Евгения Петрова




Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни.

Если у вас установлен Telegram просто кликните на ссылку - t.me/kulturomania

Это анонсы концертов и выставок, рецензии, интересные интервью и новости!
Новости
Смотреть все