КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Музеи и выставки
Максим Павлов, кинопрограммы Третьяковки: «Кинематограф — это такая же часть визуальной культуры, как и живопись»
23 Августа 2019, 11:26

Несколько лет назад в Государственной Третьяковской галерее заработал киноотдел. Определяющую роль в этом сыграло появление команды, которая пришла из Музея кино. О том, зачем Третьяковке кино в музее, а также о сюрпризах, подготовленных к Ночи кино на этой неделе, «Культуромании» рассказал заведующий отделом кинопрограмм Государственной Третьяковской галереи Максим Павлов.

— Зачем Третьяковской галерее кинозалы?

— Есть два объяснения. Первое – прагматическое. Эти кинозалы в Третьяковской галерее уже были. В Инженерном корпусе два — конференц-зал и лекционный с возможностью показа фильмов с кинопленки. В Новой Третьяковке был конференц-зал с киноустановками (правда, демонтированными в девяностые годы), и в киноконцертном зале отошедшего сейчас к Галерее ЦДХ тоже была 16 мм и 35 мм кинопроекция и современная цифровая (кстати, именно в этом зале Музей кино показывал свои кинопрограммы в 2006-2013 годах). Мы сейчас просто восстановили пленочные проекторы там, где они были демонтированы, и добавили во все залы цифровые. Сделали это, кстати, с помощью субсидии от Минкульта. Таким образом, у нас сейчас четыре зала универсальной проекции, где мы можем показывать и 16 мм, и 35 мм, и все виды цифры. Кроме того, мы сделали небольшой летний цифровой кинотеатр во внутреннем дворе Новой Третьяковки.

А второе объяснение — эстетическое. Оно состоит в том, что кино — это часть визуальных искусств. Более того, несмотря на распространенную точку зрения, что кинематограф «произошел» от театра, в гораздо большей степени, особенно в немой период, он апеллировал к искусству живописи. Не случайно кино называлось «движущимися картинами». И в этом смысле кинематограф — это такая же часть визуальной культуры, как и живопись, которой посвящена основная экспозиция Третьяковской галереи.

— Очень интересно. А как произошло, что Музей кино «превратился» в кино в музее?

— Я пришел в Музей кино в конце 80-х как зритель, а с 2006-го стал его сотрудником — до тех пор, пока старую команду не разогнали. Когда в 2015 году поступило предложение от Третьяковки сделать кинопрограмму к одной из выставок, а я уже делал там подобные проекты во время работы в Музее кино, в качестве ответного шага я предложил двигаться к созданию отдела кинопрограмм. Я же знал о том, что есть кинозалы, просто они не функционируют. Дирекция галереи поддержала это предложение. Мы решили, что у нас будут четыре направления: собственные кинообразовательные программы, посвященные истории кино, образовательные кинопрограммы, которые мы делаем к выставкам, различные фестивали современного кино, которые мы в основном организуем с партнерами, и прокат новых фильмов артхаусного сегмента. И 5 марта 2016 года мы открыли проект «Кино в Третьяковке» показом «Броненосца Потемкина». С этого момента начались регулярные кинопоказы. И уже последние два с половиной года они фактически стали ежедневными.

По каким критериям отбираете фильмы для проката?

— Смотрим, какие фильмы где показывались, на какую аудиторию они рассчитаны, кто их прокатывает. Соответственно, с этими прокатчиками мы и работаем. Берем те фильмы, которые с нашей точки зрения относятся к произведениям киноискусства.

А на какую аудиторию, кстати, вы рассчитываете?

— На самую разную. К нам ходят самые разные люди. Когда мы только начинали, больше ходили те, кто помнил нас еще по Музею кино. Сейчас большинство составляют совсем новые посетители. Есть люди, которые приходят на конкретные фильмы. Есть те, кто ходит целиком на программы. Довольно много постоянных посетителей, которые ходят к нам чаще, чем два раза в неделю. Таких у нас, наверное, в общей сложности человек 100-150. И еще, я думаю, человек 500 посещают нас не реже двух раз в месяц. Есть и молодежь, и дети, поэтому будем расширять детские программы. Есть и пенсионеры.

Кинопроект в Третьяковке прежде всего социальный, просветительский или коммерческий?

— Он и социальный, и просветительский, и отчасти коммерческий. В той части, в которой он относится к кинопрограммам к выставкам, к образовательным кинопроектам, к ретроспективам по истории отечественного и мирового искусства кино — конечно, он просветительский. А в связи с тем, что многие из этих программ мы показываем бесплатно, можем сказать, что он и социальный. Хотя у нас в последнее время есть уже и чисто социальные начинания. Например, у нас было несколько программ, посвященных таджикскому и казахскому кинематографу, на которые приходили множественные представители диаспор из самых разных социальных слоев — от дипломатов и ученых до простых рабочих, а этим летом был в Галерее и специальный день, посвященный Дню мигрантов, мы к нему подготовили и киночасть.

А коммерческий он в том сегменте, который представляет собой собственно кинопрокат. Но показываем мы неформатное кино, так называемый артхаус. Мы не берем откровенные блокбастеры, цель которых исключительно принести прибыль. Хотя бывают артхаусные проекты, которые дают неплохой доход.

— Какова вместимость залов?

— Самый маленький — Малый зал Новой Третьяковки — вмещает 143 зрителя. А самый большой — бывший киноконцертный зал ЦДХ, который теперь называется Большим залом Западного крыла Новой Третьяковки, почти 600. В конференц-зале Инженерного корпуса почти 400 мест, там же в лекционном — 275. Ну, и летний кинотеатр вмещает человек 100-120.

— Что можно интересного увидеть у вас в Ночь кино, которая пройдет с 24 на 25 августа?

— У нас уникальная программа, которую подготовили вместе с Госфильмофондом России к 100-летию советского кино. Как известно, в 1919 году вышел декрет о национализации кинопромышленности. Мы решили показать все сохранившиеся первые фильмы советского производства 1918-1919 годов. Мы покажем фильмы на пленке в новом Малом зале в Новой Третьяковке.

Это бесплатно?

— Да, бесплатно. Фильмы сгруппированы в четыре сеанса. Расписание можно посмотреть на сайте. В Инженерном корпусе будут идти документальные фильмы и про Левитана, и про Репина, и про Серова, и про современных художников-нонконформистов. Начнется показ в 16 часов и продлится до полуночи. И кроме того у нас будет российская премьера нового фильма «Палладио», которая состоится в амфитеатре Большого зала Западного крыла Новой Третьяковки. Завершить мероприятие планируем совместно с кинокомпанией «Пионер» в летнем кинотеатре в Новой Третьяковке показом лучших современных российских короткометражек.

Здорово.

— Поэтому у нас кино на все вкусы в этот раз.

Чем уникален формат вашего отдела кинопрограмм в Третьяковке?

— Ну, на самом деле во многих музеях мира существуют киноотделы. И в Европе, и в Америке, и в Японии. Это скорее необычно для нашей страны. Хотя эти кинозалы, которые мы в Третьяковке возобновили, они же строились для того, чтобы показывать фильмы. Мы это возродили, ну, естественно, немножко преобразив, естественно, немножко изменив (всё же прошло более четверти века с того момента), выдав свою оригинальную концепцию.

Какую?

— Она заключается в том, что мы рассматриваем кино как неотъемлемую часть истории визуальных искусств. И именно это нам дает основания привязываться не только к коллекции музея и к выставкам, а показывать кино во всем диапазоне — и географическом, и хронологическом. От изобретения кино до современности. И от нашей страны, до самых отдаленных стран. Мы показывали кино Латинской Америки, естественно, европейское кино, японское кино, израильское кино, ну, и очень хотим показывать африканское кино.

Расскажите, пожалуйста, о кинопрограммах и фестивалях, которые вы проводите.

— Работаем мы с уже устоявшимися фестивалями. Например, в этом году у нас в четвертый раз прошли программы Московского международного кинофестиваля, в третий раз в сентябре будут показы кинофестиваля, который придумала газета The Art Newspaper Russia. Приходят к нам и «начинающие» фестивали. Так, несколько месяцев назад впервые был организован фестиваль «Читка». Они проводили у нас свои конкурсные показы. Надеемся, что в октябре пройдет фестиваль, посвященный кинематографу стран Содружества. Ну, и, конечно, задумываемся о том, что рано или поздно придется делать свой собственный фестиваль. А кинопрограммы мы организуем с десятками российских и зарубежных киноорганизаций, с культурными центрами и посольствами стран мира. Например, новый сезон мы откроем сразу двумя анимационными антологиями — хорватской, которая начнется уже 29 августа в летнем кинотеатре Новой Третьяковки, и эстонской, открывающейся 3 сентября в Инженерном корпусе: обе программы подготовлены в тесном взаимодействии с посольствами этих стран и национальными киноцентрами и киноинститутами Хорватии и Эстонии.

А можно сказать, что Третьяковка продолжила дело Музея кино?

— У нас, конечно, свой проект, но в каком-то смысле да, так можно сказать. Тем более, что в ряде проектов Третьяковки задействован Наум Ихильевич Клейман (заслуженный деятель искусств РФ, профессор ВГИК, член Европейской Киноакадемии и Берлинской Академии художеств, основатель и первый директор Музея кино — Ред.). Надо понимать, что традиции самого Музея кино возникли не на пустом месте. Наум Ихильевич, когда выстраивал программы Музея кино в Москве, ориентировался на мировой опыт, и в том числе на опыт показа фильмов не только в синематеках и киномузеях, но и в художественных музеях. Например, на синематечные показы в Центре Жоржа Помпиду во Франции и Музея современного искусства в Нью-Йорке. Там замечательные кинопрограммы, а кино является частью деятельности этих всемирно известных музеев. Я просто к тому, что все это настолько связанные вещи, логически вытекающие и перетекающие из музеев в синематеки и обратно, из одной страны мира в другую. Поэтому Клейман придумал очень хорошую фразу, которая, я знаю, нравится многим нашим посетителям, что с началом кинопрограмм в Третьяковской галерее кино вернулось в семью искусств.

Елена Сердечнова



Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни t.me/kulturomania


Новости
Смотреть все
Международный симпозиум индустрия звукозаписи академической музыки
Международный симпозиум индустрия звукозаписи академической музыки