КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Кино-театр
Ладожский «Титаник». Фильм Алексея Козлова «Спасти Ленинград»
24 Января 2019, 11:29

До 2004-го года документы, связанные с трагедией баржи №725 (по другим источникам №752), были засекречены. Да и вообще об этом старались не говорить. И дело не в том, что количество жертв оказалось слишком большим (по приблизительной оценке от 900 до 1200 человек), а в том, что их могло быть гораздо меньше. Или даже не быть вовсе.

Речь идет об одной из первой попыток эвакуации из блокадного Ленинграда. В ночь на 17 сентября 1941-го года баржа, на которой было примерно 1500 человек, попала на Ладожском озере в шторм, дала течь, разрушилась и затонула. Спастись удалось немногим. В ту же ночь пошла ко дну и другая баржа, везшая в город 400 тонн муки и военное пополнение. А за день до этого немцы разбомбили еще одну баржу, эвакуировавшую людей.

Как бы то ни было, фильм Алексея Козлова «Спасти Ленинград» концентрируется только на катастрофе, связанной с гибелью баржи №725. При этом он, к сожалению, задевает почти все подводные мины, характерные для нашего военного кино последнего времени. И проблема тут даже не в авторах «Ленинграда», и не в теме, которую они выбрали, а в самой ситуации, которая сложилась у нас в этом жанре.

Дело в том, что отечественное кино о войне сегодня крайне неоднородно. Однако с каждым годом крепнет тенденция заменять военную драму военным экшеном. В таких проектах как «Танки» или «Т-34» война превращается в адреналиновое приключение, в драйвовый повод для проявления героизма. Причем враг в данном случае тупее барана, а победа героя неизбежна: он легко расправляется в одиночку с ротой танков, даже если в его руке не связка гранат, а палка-копалка.

Тех, кто пытается «бодаться» с этой довольно опасной тенденцией, не так уж много. А удачных попыток и вовсе единицы (например, «Рай» Андрея Кончаловского или «Война Анны» Алексея Федорченко). Однако есть довольно большое количество режиссеров, не желающих отказываться от зрелищности, но понимающих, что война – это нечто большее, чем красивый полет снаряда в рапиде и эффектные позы бравого красноармейца, бросающего гранату. Однако такие режиссеры, как правило, на распутье, и они сами толком не представляют, куда ж им плыть,

«Спасти Ленинград» именно из этой категории. Алексей Козлов снимает бои на Невском пятачке так, что иллюзий по поводу бравурности военных сражений не возникает. Война – это грязь и ад, это жесткость и несправедливость, и не дай бог кому-либо оказаться в этой мясорубке. И за такой подход «Ленинград» невозможно не похвалить.

С другой стороны, страх перед реальностью, желание приукрасить или смягчить ситуацию никуда не исчезли. Ведь реальная история баржи гораздо страшнее той, что на экране. Начать с того, что одна из причин ее гибели – халатность и неразбериха. Баржи не были предназначены для перевозки людей (в октябре новый командующий Ладожской флотилией запретил их использование), помпы для откачки воды не работали, спасательные круги или шлюпки отсутствовали. И разрушаться баржа начала вовсе не из-за попадания немецких снарядов (как в фильме), а из-за банальной перегрузки: не будь ее, все могло бы быть по-другому.

Так же в воспоминаниях выживших есть факты, которые явно диссонируют с экранной мелодрамой. Например, рассказ об офицере, застрелившем свою жену и двухлетнюю дочь, чтобы облегчить им смерть. Или о курсанте, выбившем ногами гнилые доски палубы, чтобы люди могли выйти из трюма. О тех, кто тонул, пытаясь спасти других. О тех, кто замерз в ледяной воде настолько, что не смог протянуть руку за спасительным канатом и погиб, хотя канат был на расстоянии метра. Да, в фильме много страшных фактов, но выдумки режиссера (он же сценарист) пасуют перед фактами реальными: девочки, играющие во время шторма на скрипках, и нквдшник, целующийся в машине, лишь романтизируют катастрофу, а не передают ее суть.

Та же романтизация имеет место быть и в самом начале фильма. Изумительной красоты юная девушка, в белоснежном платье, в кокетливой белой беретке и в белых башмачках, взяв за руку любимого человека, несется навстречу своей счастливой судьбе. Собственно, это даже не персонаж, это воплощение счастливой и беззаботной юности. Но ирония ситуации в том, что эта у этой беззаботной юности за плечами три месяца войны и несколько дней блокады, что эта юность бежит из окруженного немцами города, оставляя в нем свою мать. Диссонанс получается сумасшедший. Та же история повторяется и с беспечно играющими на пляже курсантами, которые гоняют балду и радуются жизни в ожидании эвакуации. В реальности, кстати, берег бомбили – и много. В фильме же случайный налет авиации проходит без каких-либо последствий как для людей, так и для их безупречно чистой одежды.

Не будь этих «нюансов» «Спасти Ленинград» мог б получиться гораздо сильнее. Тем не менее, есть в фильме и сцены, где война показана честнее, чем во многих отечественных блокбастерах. За что авторам, конечно, спасибо.

Фильм выходит в прокат 31 января.

Вера Алёнушкина



Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни.

Если у вас установлен Telegram просто кликните на ссылку - t.me/kulturomania

Это анонсы концертов и выставок, рецензии, интересные интервью и новости!
Новости
Смотреть все