КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Государство и культура
Кто и что мешает принять закон о культуре?
25 Июня 2018, 09:29

1 июля 2018 года в России, согласно поручению президента Владимира Путина, должен был появится новый проект федерального закона “О культуре” и “О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с принятием Федерального закона “О культуре”. Однако в очередной раз этого не произошло. В подводных камнях, уже несколько лет мешающих плавному течению принятия нормативных актов, разбиралась корреспондент “Культуромании”.


Как и любая эволюция, изменение законодательства о культуре - дело очень медленное. В начале было слово - “Основы законодательства о культуре”, принятые в 1992 году. Не сказать, что закон сильно помогал культурным институциям, но зато он позволял сохранить объекты культуры, остававшиеся в ведении государства. В мрачные 90-е только это их и спасло. К 2011 году стало понятно, что закон о культуре необходим, и на исходе сроков работы Госдумы он был внесен на рассмотрение. Новая дума законопроект не приняла.

В 2014 году депутатам был представлен еще один проект закона - монументальный труд на 600 страниц, попытавшийся описать все направления культурной деятельности государства. Но и ему не повезло. Депутаты его не приняли. Зато в конце 2014 года президент утвердил новый для России документ - “Основы государственной культурной политики”. Многострадальный же проект закона о культуре так и остался невостребованным.

21 декабря 2017 года Владимир Путин передал разработку нового закона о культуре Администрации президента и Совету по культуре и искусству. В опубликованных позже поручениях главы Российской Федерации уточнялось, что концепции должны быть разработаны к 15 марта 2018, а к 1 июля должны быть готовы. Однако ни концепция, ни законопроект пока не появились. 8 июня помощник президента РФ по культуре Владимир Толстой сообщил журналистам, что в июне соберется рабочая группа для обсуждения будущего закона, но пока сообщений о подобной встрече не поступало.

А воз и ныне там

Концепции закона на настоящий момент пока никто не видел, так же, как и нового закона о культуре. Хотя в конце мая глава Минкульта Владимир Мединский рассказал журналистам, что его ведомство готово сформулировать свои предложения и направить их в рабочую группу по разработке закона, как сообщила порталу “Культуромания” пресс-служба Министерства культуры, оно также не располагает информацией о законопроекте, поскольку его разработка передана в Администрацию президента.

Актер и режиссер, заместитель председателя Общественного совета при Министерстве культуры Николай Бурляев рассказал “Культуромании”, что долгий процесс принятия основополагающего документа связан с тем, что тот крайне важен для будущего России, а в его разработке должны непременно принимать участие деятели культуры. Между тем, Общественный совет устранен от участия в выработке предложений.

- Я еще месяц назад, как заместитель председателя Общественного совета при Минкультуры задавал вопрос руководству министерства: что с этим законом, и почему общественный совет устранен от участия в выработке предложений? Внятного ответа не получил: закон кто-то где-то разрабатывает, то ли в Администрации президента, то ли в рабочей группе, очевидно одно - Министерство культуры к этому процессу не привлечено. Поскольку разработка нового закона о культуре покрыта мраком неизвестности, есть тревога, что судьбоносный закон может быть принят в неблагоприятной для будущего страны редакции. А делать это надо открыто, с привлечением широкой общественности, деятелей культуры и Общественного совета при Минкульте.

Не в курсе ситуации с новым законом и один из разработчиков проекта 2014 года, депутат государственной Думы РФ, первый заместитель председателя Комитета ГД по культуре, заслуженная артистка РСФСР Елена Драпеко. Она рассказала нашему порталу, что разработку закона действительно отдали Администрации президента, а Комитет по культуре Госдумы не в курсе совершенно, что происходит с этим законом.

- Не видели ни закон, ни концепцию. Я в свое время предложила взять за основу один из ранее представленных законопроектов и доработать его с учетом произошедших изменений в стране. Наш вариант закона, к разработке которого и я имею отношение, внесенный в 2014 году, получил одобрение и Администрации президента, и правительства, и Министерства культуры, и общественности. Не принят он был тогда по одной причине - такого масштаба закон должен вноситься президентом, а не депутатами. Мы готовы отдать все свои и идеи и наработки президенту, лишь бы скорее его приняли.

По словам ректора ГИТИСа Григория Заславского, столь мучительное и долгое принятие закона о культуре связано с борьбой амбиций его разработчиков. На вопрос “Культуромании” о том, почему же Владимир Путин передал в конце 2017 разработку в администрацию президента, Заславский пояснил, что президент имеет право поручать разработку того или иного законодательства кому посчитает нужным и тому, кто, по мнению президента, сумеет сделать эту работу быстрее и лучше.

- Четыре года назад, на мой взгляд, лишь война амбиций помешала принять закон. Можно предположить, что в каждом из двух предложенных и столкнувшихся в Госдуме проектов были свои недостатки, но из двух уж точно можно было выбрать один, в разработке которого принимали участие многие уважаемые люди - деятели культуры, ученые – экономисты, социологи, юристы, в процессе его подготовки даже было проведено социологическое исследование, - рассказывает Заславский. - Конечно, за несколько лет произошли изменения, связанные с дигитализацией пространства вообще и культурного, в частности. Кроме того, в 2014 году президентом были приняты Основы государственной культурной политики, а в 2016-м правительство утвердило Стратегию государственной культурной политики на период до 2030 года. Новый закон должен учитывать все эти изменения. Президент поручил подготовить закон о культуре к осени. А Владимир Толстой уже уточнил ТАСС, что сроки принятия законопроекта будут сдвинуты на конец 2018 года.

Так что же должен изменить закон о культуре?

Во время заседания Совета по культуре и искусству 21 декабря 2017 года Владимир Путин сообщил, что одна из целей закона - установка понятных, логичных и прозрачных правил финансово-хозяйственной деятельности для творческих организаций. Кроме того, по мнению президента, будущий нормативный акт должен максимально сохранять и развивать существующие успешные формы государственной поддержки культуры.

По словам Владимира Толстого, которые процитировали “РИА Новости”, закон должен признать культурную деятельность не услугой, а благом. Культуру предстоит вывести из социального блока и внести изменения в ряд действующих законов, которые ущемляют возможности культуры. Новое законодательство перераспределит финансирование от крупных федеральных учреждениий и регионов-доноров в сторону муниципалитетов и более слабых регионов. Это обеспечит максимально возможный доступ к культурным благам жителей всей России, а не только Москвы, Санкт-Петербурга и крупных городов.

Деятели культуры активно комментируют то, каким должен быть закон. Проректор по научной и инновационной работе Екатеринбургской академии современного искусства Лариса Петрова считает, что проблема с законом о культуре в том, что государство возлагает на деятелей культуры миссию объединения нации, народа, но при этом отсутствует правовая база, позволяющая действовать в легитимном поле.

- Это несправедливо и неудобно. Если в законе будет отражено, что культурные институции реализуют государственную функцию, это даст больше шансов на стабильность финансирования. Образование, здравоохранение и культура - это три столпа, на которых держится любое общество, государство, - рассказывает Петрова “Культуромании”. - Камень преткновения - вопрос финансирования. Я как екатеринбурженка приведу конкретной пример: когда распределяется городской бюджет, культура финансируется по остаточному принципу. Для главы города потребности культуры стоят на последнем месте. Надеюсь, что когда появится закон, они приобретут другой вес при распределении городского бюджета. Конечно, надо решать вопрос и с законом о меценатстве. Благотворительность - это еще одна возможность решить проблемы с финансированием.

Заславский ожидает, что закон решит основные проблемы, о которых говорят в последние годы. Речь идет о выведении культуры из сферы оказания услуг, решении проблем, возникших после принятия 44 ФЗ о государственных закупках, что в сфере искусства, рождает бесконечные проблемы, формулировании принципов меценатской деятельности в России.

- Должна быть предусмотрена бюджетная квота на культуру. Кстати, она была сформулирована в действующих ныне Основах законодательства о культуре, другое дело, что это требование никогда не выполнялось. Необходимо тратить хотя бы 2% бюджета на культуру, сейчас, кажется, эта сумма составляет меньше 1%, хотя в денежном выражении расходы на культуру, конечно, существенно выросли, - считает собеседник. - Что касается театра, то нужно дать поддержку любым формам театральной деятельности. Например, чтобы частный театр имел право на налоговые послабления, не платил налог за здание, как коммерческая компания.

Ректору ГИТИСа вторит руководитель Государственного музейно-выставочного центра РОСИЗО Сергей Перов. По его мнению, закон о культуре должен быть современным, существующее законодательство устарело. Он считает, что культура должна обладать особым статусом, при котором не действуют общерыночные механизмы.

- Кроме того, закон о культуре должен стать базовым для всех институций, а дальше надо корректировать целый ряд нормативных актов. В частности, у нас не развивается меценатство и благотворительная деятельность. Здесь уже изменения должны касаться второй части Налогового кодекса РФ, - рассказывает “Культуромании” Перов. - Туда должны быть внесены изменения для того, чтобы меценатство, благотворительность были в приоритете, развивались. Сейчас работающих механизмов, которые стимулировали бы благотворительность в России нет.

Государственные интересы

Понятно, что вопрос с финансированием - краеугольный. Но еще острее стоит вопрос с отчетностью за нее. Часть творческих деятелей считает, что у государства по отношению к культуре не может быть прав, а только обязанности. В частности, директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский заявил, что культура не должна превращаться в слугу органов власти.

- Культура - сфера особая, она не должна превращаться в слугу государства, - цитирует Пиотровского “Интерфакс”. - Главной идей закона должна стать идея, что у государства по отношению к культуре не может быть прав, а только обязанности. Все решения должны приниматься исходя из свободы творчества. В законе должен быть прописан индикатор успеха - не количественный, а качественный.

Количественными критериями творчество не оценишь, но кто будет определять качественное то или иное произведение искусства и по каким критериям? Николай Бурляев уверен, что новый закон должен четко прописать, что государство в сфере культуры будет поддерживать, а что нет.

- Потому что ныне пока еще действует постперестроечная вседозволенность, и чиновники поддерживают то, что не стоило бы. Почему миллиарды рублей бюджетных средств выделяются на пошлые фильмы и деструктивные, патологические театральные постановки, а на то, что действительно можно назвать проводником новой государственной культурной политики, деньги даются в мизерных размерах? Культура должна быть позитивной, деструктивная “культура” поддерживаться государством не должна. В частном порядке, за свой счет - пожалуйста, но не за счет народных, бюджетных средств.

Кроме закономерного вопроса - а судьи кто? - остается вопрос: имеет ли право государство, вкладывая деньги в то или иное творческое мероприятие, рассчитывать пусть приблизительно на ту трактовку, на которую выделяло средства, а также проконтролировать финансовую часть?

Глава ГИТИСа Заславский считает, что имеет.

- Я бы сформулировал цель нового закона о культуре, как большую экономическую свободу культурных институций при полном контроле за использованием средств, неважно бюджетных или спонсорских, при оговоренной в Конституции свободе творчества, - говорит собеседник “Культуромании”. - Важно обозначить, что если государство вкладывает деньги, то оно вправе оговаривать свой государственный интерес. Там, где интересы государства не отстаиваются, там государство прекращает свое существование.

Убеждаться в правоте последнего высказывания на собственной шкуре не хочется, остается надеяться, что закон о культуре все же примут к общему благу и деятелей культуры, и населения, и чиновников.

Елена Сердечнова




Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни.

Если у вас установлен Telegram просто кликните на ссылку - t.me/kulturomania

Это анонсы концертов и выставок, рецензии, интересные интервью и новости!
Новости
Смотреть все