Топ-100
КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Кино-театр
Художественный руководитель театра "Эрмитаж" Михаил Левитин: "Всю жизнь я нуждался в препятствиях"
1 Ноября 2018, 11:40

Говорят, что ремонт нельзя закончить, его можно только прекратить. Театру «Эрмитаж» это не удается несколько лет. О том, что такое жизнь без своего дома, в интервью корреспонденту «Культуромании» рассказал художественный руководитель театра Михаил Левитин.


- Михаил Захарович, когда же закончится этот затянувшийся ремонт?

- Приказом мэра мы должны в 2020 году вернуться в свое здание. К этому времени должны закончиться все ремонтные работы, но дело в том, что они еще не начинались. Три года назад там появились какие-то люди, потом они исчезли, кто-то уехал, кто-то попал в тюрьму, и теперь мы ждем продолжения, но ничего не происходит! Мистическая история. Но я думаю, что причина какая-то простая и конкретная.

- С вашим зданием происходят чудеса еще с начала девяностых. Я помню, что вам пришлось объявить голодовку, чтобы спасти театр.

- Да, было все. И голодовка, и угроза жизни, и охрана, и фильм ВВС был снят об этом, английский вариант. Да все было!

Покушения на наше здание происходят беспрерывно, потому что место богатое, очень богатое, и оно становится все популярнее и популярнее, но главное – земля там дорогая. От многого мне удалось отбиться, но я для этого должен быть не уезжать оттуда, моя главная задача была – не уезжать. Но как можно играть спектакли в здании, где 170 лет не было ремонта? Это слишком. И я уехал, надеясь, что смогу вернуться. Пока это не получается.

- Похоже, что в каждом времени какой-то свой способ отъема театра у его труппы.

- Да-да-да! У каждого времени. Такое место.

- Вы сейчас показываете свои спектакли в зале на Новом Арбате, где московские театры пережидают свой ремонт. Как вы себя здесь чувствуете?

- Знаете, я когда-то говорил, что я и на раскладушке чувствую себя хорошо, пока есть возможность заниматься творчеством. И мне действительно хорошо. Грех жаловаться, что на меня эти стены действуют ужасающе и потому я стал хуже работать. Это неправда. Мне просто тесно. Мне очень тесно. Вместо трех сцен – одна сцена, вместо нескольких репетиционных залов – один. А ведь у меня сейчас фактически две труппы. Вчерашние студенты, пришедшие в театр, существуют как параллельная труппа, очень сильная. И хотя мы существуем вне своих стен, мы выпускаем премьеры, мы поставили и "Свадьбу Кречинского", и "Дон Кихота", и "Стакан воды", и вот сейчас "Цари".

- Нашел ли вас на новом месте ваш зритель?

- Ну, конечно! Нашу пропажу обнаружили и ужаснулись, потом мы оказались здесь и вернули своего зрителя, но он замешался с очень жестким, жгучим, я бы сказал даже опасным зрителем Арбата. Но это не отражается на поведении в зале, на спектаклях. Я просто пытаюсь сделать театр интересным и для новых зрителей тоже. Я их учитываю. Видели бы вы, как в "Дон-Кихоте" они ведут себя, когда начинается пир на постоялом дворе!

- Есть такая версия, что художнику нужны трудности, чтобы развиваться. Вы с этим согласны?

- Вы не представляете, что вы сейчас сказали. Когда-то Люба Полищук говорила про меня: "Этому человеку важно наступить на грабли и отскочить, когда грабли будут в него лететь". Она угадала мою сущность. Всю жизнь я нуждался в препятствиях, чтобы встретиться с ними и преодолеть. У меня психология победителя. Я и на сцене так выстраиваю действие, чтобы люди преодолевали целый ряд препятствий. Поэтому я и благодарен тем, кто мне мешает, я благодарен им! И в то же время мне их жалко, потому что они проиграют.

- А что случилось с вашей авторской программой «Под небом театра» на телеканале «Культура»? Вы будете ее продолжать?

- Я рассчитываю на это и виню себя в том, что мне пришлось ее временно приостановить. Просто потому, что обо всех, кого я люблю, я уже рассказал, и об Антонене Арто, и о Гордоне Крэге, и о Мейерхольде. Я весь свой любимый режиссерский цех собрал и воспел. Но сейчас я нашел тему для новой передачи, и хочу встретиться с Сергеем Леонидовичем Шумаковым и ему сообщить. Может быть, даже сегодня его увижу во время спектакля. Саму идею сейчас не могу рассказать.

- Ваш новый спектакль называется «Цари», в нем есть и пушкинский Борис Годунов, и Екатерина Великая, и Пугачев из поэмы Есенина. Вы ставили спектакль о власти?

- Нет, о поэзии. Я не знаю, что такое власть, в этом все дело, и я не воспринимал ее никогда как нечто серьезное, никогда. Я серьезно воспринимаю только искусство. Это идея фикс, и это на всю жизнь со мной. И действительно, Пушкин пережил всех и переживет, и свидетельствовать об эпохе будет он, а не те, кого он пережил. И Есенин очень многих переживет. Это они – цари.

Дмитрий Хованский



Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни.

Если у вас установлен Telegram просто кликните на ссылку - t.me/kulturomania

Это анонсы концертов и выставок, рецензии, интересные интервью и новости!
Новости
Смотреть все