Из какого халата вышел Матисс. Новая выставка в Пушкинском

Музеи и выставки

Из какого халата вышел Матисс. Новая выставка в Пушкинском
2 Октября 2019, 09:58

ГМИИ имени А.С.Пушкина отважился на эксперимент. Он предлагает зрителю порассуждать о преемственности и взаимопроникновении культур через любопытное сочетание в величественном  музейном пространстве европейского послевоенного абстракционизма и пестрой традиционной среднеазиатской одежды. Выставка с характерным названием «Восточный джаз» открыта с 1 октября. Скучно не будет. Эмоции, музыкальность, пульсация цвета и линий ждут вас этой осенью в здании на Волхонке. 


«Выставка «Восточный джаз» позволила осуществить давний баттл между потрясающими среднеазиатскими тканями и абстрактным искусством XX века», - сказала на открытии директор ГМИИ Марина Лошак. Подготовка выставки шла с большой долей импровизации, поэтому слово «джаз» в названии имеет здесь несколько обоснований, отметила она. Соединение халатов из ткани икат и послевоенного искусства дало многослойность восприятия самой выставки. Она поднимает такие темы, как судьба коллекционирования тканей в историческом аспекте, формирование нового взгляда на искусство у художников XX века.

Икат - ткань с восточными узорами, созданная на ткацком станке по специальной технологии ручного окрашивания.

В экспозицию вошли произведения послевоенной абстракции из коллекции швейцарца Жана Клода Гандюра, более 30 среднеазиатских халатов из коллекции Александра Клячина, а также отдельные предметы из собраний самого ГМИИ и парижского Центра Помпиду. Стоит отметить, что на выставке экспонируются и 14 листов графической серии Анри Матисса «Джаз», принадлежащие ГМИИ. Они были созданы в 1947 году, и в последний раз выставлялись музеем только в 2002 году. Помимо шанса увидеть графику Матисса, посетители смогут насладиться лучшими произведениями Джоан Митчелл, Даниеля Бюрена, Сержа Полякова и других абстракционистов. 

Научный консультант выставки, ведущий сотрудник Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого Елена Царева ответила на несколько вопросов «Культуромании», касающихся нашего восприятия роли одежды сегодня.

- На ваш взгляд, есть ли место азиатским мотивам в одежде в настоящее время?

- Безусловно. Почти в любом дефиле вы найдете заимствования азиатских традиций в коллекциях ведущих мировых модельеров. Также есть специальные показы, которые демонстрируют, как сегодня профессионалы из мира моды работают с тканью икат. Я не знаю дизайнеров, которые не любили бы икаты и не показывали их. Икаты нашли дорогу в наши сердца. Их невозможно не ценить.

У икатов есть своя динамика, определенная чувственность. Одновременно этой тканью диктовались жесткие правила, кому и что можно носить. Конечно, сейчас влияние одежды везде усреднено. Тем не менее по одежде вы всегда поймете, с кем имеете дело. А в традиционном обществе роль одежды была очень высокой.

- Вы считаете, что сегодняшняя современная одежда менее эмоциональна, меньше «заряжает» человека, чем традиционная?

- Иногда современная одежда человека «убивает». Например, цветовые сочетания и форма, которые выбираются, лишают человека личности как таковой. С этим нужно быть очень аккуратными. 

Самые лучшие трактаты о воздействии цвета были написаны еще в Древнем Египте. Египтяне очень четко знали, что и как нужно делать. И наша императорская семья тоже хорошо знала цветовые законы. Например, мужской рабочий стол должен быть застелен зеленым сукном определенного оттенка или зеленым сафьяном (тонкая овечья или козья кожа специальной выделки) с золотой окантовочкой по краю. Этот зелёный назывался «цветом-победителем». На пол в библиотеках клали ковры глубокого синего цвета. А также были ковры, которые назывались «дипломатами». Их клали на столы во время дипломатических переговоров для «утешения страстей». И, конечно, одежда в таком рассмотрении тоже всегда являлась и является знаковой. 
Очень интересно, как с течением времени менялись отношения к красному цвету. Ведь раньше невесты всей Евразии – это и Россия, и Китай, и Средняя Азия – надевали красные свадебные платья. А теперь перешли на белые.

- Возможно, это связано с тем, что мир стал более агрессивным. И белый нивелирует сильные эмоции.

- Не думаю. Мир никогда не был спокоен. В любом случае цвета тоже составляют нашу историю, характеризуют саму жизнь. 

Куратор выставки Сурия Садекова в интервью «Культуромании» рассказала о связи традиционных икат и формировании нового направления искусства прошлого века.

- Патрик Уркад, автор концепции оформления выставки, нашел очень интересные подходы. Как по-вашему, его взгляд на оформление отличается от того, что делают наши дизайнеры?

- Да, глобально. И мне было очень важно работать с Патриком. Знаете, у нас представление о французах больше романтическое. А на самом деле французы люди жесткие, структурированные. Я знаю Патрика многие годы, понимаю, как он работает и выстраивает свои проекты. Для меня была важна его структурированность и полное отсутствие «украшательности». Потому что эта выставка рисковала впасть в совершенно ненужную декоративность, «погубив» и живопись, и халаты. А мне нужно было, чтобы декоративность была доведена до минимума. Здесь была нужна жесткая архитектурная работа. И нам важно было представить халаты именно как произведение искусства. К счастью, Патрик прекрасно справился с этой задачей.

- Мы привыкли, согласно традиционной истории искусства, видеть зарождение абстракционизма через возникновение новых течений XIX века, например, импрессионизма. Здесь же мы понимаем, что не все так просто.

- История искусств рассказывает нам отдельно историю исламского искусства, историю японского искусства и так далее. А в мире все сложнее перемешано.

Эта выставка многослойная. Она о коллекционировании, об искусстве Востока, о послевоенной абстракции, о джазе. Вот сколько смысловых этажей  мы уже выстроили! Очень важно понимать историю коллекционирования. Ведь история искусства не может существовать без социальной истории. И коллекционирование – часть этой истории. Абстракция начала возникать тогда, когда коллекционеры массово начали обладать настоящими собраниями исламского искусства. Это стало происходить с 70-х годов XIX века. В то время шло большое влияние Европы, в том числе, Англии, на исламский мир, было взаимопроникновение культур. В конце XIX - начале XX веков сформировавшиеся восточные коллекции начали выставляться в музеях, на Всемирных выставках. Только в Париже между 1900-1905 годами прошли четыре выставки исламского искусства. На них экспонировались и декоративно-прикладное искусство, и халаты, и миниатюры. В 1905 году открылся отдел исламского искусства в Лувре. Приблизительно тогда же аналогичные отделы возникли в берлинских музеях.

- Да, такая цепочка событий уже наглядно показывает, почему европейские художники увлеклись абстракцией.

- Конечно. Ведь художники не жили в безвоздушном пространстве, они ходили на эти выставки, их восприятие формировалось там. Они видели то, что раньше в таком массовом количестве никогда не показывалось. И европейцы начинали понимать, что живопись бывает не только нарративной. Это не только история, не только привычный религиозный месседж. Красота может быть не только той, которую предложила Древняя Греция. Красота может быть другой! Она может выражаться и сочетанием цветов, и новыми прочтениями формы, пространства.Безусловно, художники не копировали буквально азиатские линии, но это не могло не отложиться в головах, не поменять их манеру мысли, их способ решать творческие задачи. Поэтому, безусловно, это влияние очевидно, и оно научно доказано. 

Выставка «Восточный джаз» открыта в ГМИИ имени А.С. Пушкина до 15 ноября.

Любовь Мартынова
Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни