Топ-100
КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Кино-театр
Итоги 29-го «Кинотавра». Конкурс дебютов
27 Июня 2018, 09:19

В этом году в программе Открытого Российского Кинофестиваля «Кинотавр» было два конкурса: Основной и Конкурс дебютов. О первом "Культуромания" уже рассказывала. Теперь самое время поговорить о том, что не так с фильмами дебютантов.


Порядком потрепанная истина: все новое – хорошо забытое старое. Это к тому, что идея выделять дебюты в отдельную программу, на самом деле, не нова: такой конкурс проводился на «Кинотавре» еще лет пятнадцать назад. Правда, потом от этой практики отказались: «конкурсантов» было не так уж много. Но прошло время – и многое изменилось: государство начало целенаправленно поддерживать дебютные фильмы (за два года субсидии получили 40 проектов). Поэтому сегодня отборщикам есть из чего выбирать – и конкурс дебютов вернулся в программу.

Тем не менее, «хоровод» дебютных картин оказался, мягко говоря, пестрым. Причем пестрым настолько, что «пестроту» эту можно было бы сократить, как минимум, вдвое – то есть половину из восьми представленных фильмов отправить обратно в небытие. При этом даже к оставшимся (вполне приличным) картинам все равно будет масса вопросов. Так в чем же дело?

На самом деле, проблем здесь целый клубок. Самая распространенная – та, о которую спотыкается каждый второй дебютант – режиссеры берутся за тему, о которой мало что знают. То есть им-то как раз кажется, что они «в материале», но по факту их представления о «предмете» позаимствованы из книг и сериалов, поэтому не выходят за рамки расхожих клише и штампов.

Самый яркий тому пример – «На районе» Ольги Зуевой. Подруга Данилы Козловского сняла фильм о «реальных пацанах» из Владивостока, которые залихватски читают на улицах рэп и «подрабатывают» мелким бандитизмом. И не надо быть оракулом, чтобы спросить: а что может знать милая светская барышня из столичной тусовки о гопниках, обитающих в «дыре мира»? Правильно, ничего. Да, Зуева приехала в Москву как раз с Дальнего Востока, но, судя по ее фильму, жизнь улицы она видела только из окна дорогого автомобиля. При этом кино пытается снимать «жесткое и мужское», но темперамента и характера не хватает. В итоге – очередная киномишура, в которой крутые пацанчики зовут друг друга «братан», говорят «йоу» и цинично сплевывают сквозь зубы.

Второй пример совершенно иного рода – «Ваш репетитор» Антона Коломееца (продюсер – Валерий Тодоровский). Это камерная мелодрама о любви педагога зарубежной литературы и вчерашнего школьника. Романтичные отношения между учителем и учеником – тема, в общем, порядком потрепанная, и браться за нее, не зная, что сказать нового – вариант не лучший. Особенно, если не очень хорошо понимаешь, что именно чувствует женщина под пятьдесят, решившаяся на роман с мальчишкой, которому еще нет восемнадцати. Это не просто «одна ночь без сна», и «ах, я больше не преподаю». Это целый ад проблем и сомнений, о существовании которых Антон Коломеец даже не догадывается. Поэтому и снимает сериально-романтичную историю с красиво развивающимися от ветра шторами и белоснежными лилиями.

Игорь Каграманов в своем дебюте «Пусть будет Лиза» в плане психологии отношений идет гораздо дальше. Состояние молодой женщины, готовой перешагнуть черту и убить самое близкое существо на свете, Каграманов передает – и это здорово, но… Но вопрос мотиваций так и остается открытым. Мать по завещанию оставляет дачу не дочери, а сыну, и за это мать надо бы отравить – да вы серьезно? Будь эта дача последним куском хлеба, единственным шансом завести/спасти ребенка – и мы бы поняли, но режиссер сознательно избегает даже намеков на социальную драму, поэтому семья персонажей живет, в общем, не так уж плохо (машина, квартира в несколько комнат, дорогая частная клиника и так далее). В итоге потенциально очень крепкий фильм оказывается попросту оторванным от реальности.

Не все ладно в Конкурсе Дебютов и с жанровым кино. Необычная и оригинальная задумка не помогла хулиганской комедии Михаила Кукушкина «Дар», построенной на столкновении высокого и низкого. Беда в том, что с забегом на длинную дистанцию у режиссера не сложилось – и во второй половине фильм пробуксовывает из-за сюжетных повторов. Впрочем, это цветочки по сравнению с теми ягодками, которые щедро «украсили» «Мертвых ласточек» Натальи Першиной, взявшейся за «ужастик».

Правда, само намерение сделать фильм ужасов, конечно, невозможно не похвалить – на этом «поле» погибали смертью храбрых и весьма титулованные режиссеры. Однако на одной решимости далеко не уедешь – надо хоть что-то знать про жанр, прежде чем за него браться. Ибо не то обидно, что «Мертвые ласточки» выглядят, как детский утренник в ТЮЗе (фильм снимали на киностудии Горького), а то, что ляпы уж совсем примитивные. Герой, отправляющийся ночью на реку за водой – тот самый герой, который за минуту до этого драпал по лесу от какой-то рыкающей зверюги – вот что это? Или он забыл, что прошлой ночью его кто-то пытался съесть и чуть не порвал в клочья его избенку? Это уже не «ужастик», это кино про склероз… И ведь что-то подобное в каждом втором эпизоде. А забывая про логику, забудьте и про сочувствие в зале: в лучшем случае ваши зрители будут просто хихикать…

Тем не менее, было в Конкурсе Дебютов два фильма, о которых надо поговорить особо. Это «Глубокие реки» Владимира Битокова и «Кислота» Александра Горчилина. Первый снят учеником Александра Сокурова (да-да, речь снова о той же Кабардино-Балкарской мастерской, из которой вышли Кантемир Балагов («Теснота») и Кира Коваленко («Софичка»)). И уж в этом случае режиссера никак не обвинишь в том, что он взялся за тему, которой не знает. Битоков снимает свой родной край: лес, горы, заброшенный поселок, быт лесорубов… На фоне прочей киношелухи «Глубокие реки» казались глотком свежего воздуха. Люди в кадре были настоящими и отношения между ними – подлинными. Сегодня это большая редкость.

«Кислота» Александра Горчилина – тоже «зверь» весьма редкой породы. Откровенное и смелое кино о парнях, которые не знают, что делать со своей жизнью. Они не могут ужиться сами с собой, а уж с другими – тем более. И не зря Горчилина называют открытием 29-го «Кинотавра» – парень он далеко не бездарный, его картина запоминается и цепляет (кстати, вместе с «Глубокими реками» «Кислота» Конкурс Дебютов выиграла). Но только вот ведь какая штука… Смотришь фильм, пытаешься о нем рассказать – и в голове постоянно вертится культовый хулиганский шедевр Дэнни Бойла «На игле» (он же «Трейнспоттинг»). А почему? Да потому что и сюжетно, и стилистически эти картины – два сапога пара. Или еще можно вспомнить работы Кирилла Серебренникова (Горчилин – актер «Гоголь-центра») – из них «Кислота» тоже много что позаимствовала. И ты понимаешь, что здесь проблема другая. Такая же, кстати, что и в «Глубоких реках».

Эта проблема – боязнь собственной индивидуальности. Страх искать что-то новое, страх прыгнуть за горизонт. Плечо наставника не позволяет делать такие кульбиты. Как бы ни были хороши «Глубокие реки» – присутствие и влияние Александра Сокурова ощущается в них постоянно. А в «Кислоте» за спиной Горчилина (пусть и не в буквальном смысле этого слова) стоят Кирилл Серебрянников и Дэнни Бойл. В других дебютах ситуация та же, только в слабом кино речь идет о простом копировании и подражании. Здесь же – о стилистических ориентирах, которые, тем не менее, волей неволей автора направляют и выполняют роль «буйков», за которые нельзя заплывать. В «Тесноте» Кантемира Балагова таких «буйков» не было (хотя влияние школы ощущалось и там). И именно поэтому «Теснота» стала событием. А дебютные фильмы 29-го «Кинотавра» так и останутся просто дебютами, заявкам на будущее – хорошими или плохими.

Вера Аленушкина




Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни.

Если у вас установлен Telegram просто кликните на ссылку - t.me/kulturomania

Это анонсы концертов и выставок, рецензии, интересные интервью и новости!
Новости
Смотреть все