КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Мировое наследие
«Есть не только гениальные картины, но и гениальные механизмы». Как работают реставраторы Эрмитажа
17 Апреля 2019, 10:55

В Санкт-Петербурге в конце прошлой недели состоялась презентация: Эрмитаж и компания Samsung Electronics показали отреставрированные астрономические часы 1584 года. Они считаются одним из самых сложных устройств того времени. Государственный Эрмитаж представлял его бессменный директор Михаил Пиотровский. “Культуромания” расспросила г-на Пиотровского о насущных проблемах музеев и заглянула в реставрационную мастерскую Эрмитажа.


Государственный Эрмитаж - один из крупнейших музеев мира. В нем находится почти 3,2 миллиона единиц хранения. Интересно, что большая часть - 70% коллекции - не имеет полной атрибуции, то есть у экспоната не установлен автор. Многие из них нуждаются в дорогостоящей реставрации, на которую у государства нет денег. В этом случае на помощь могут прийти частные организации. В данном случае речь идет о компании Samsung. Уже 20 лет она сотрудничает с питерским “Лувром”, а с 2007 года финансирует реставрацию уникальных механических экспонатов. Последнее оживленное технологическое чудо - астрономические часы 16 века. По-видимому, они являлись подарком Ивану Грозному, а теперь это подарок всем посетителям музея.

“Уникальные механизмы - тоже искусственный интеллект”

По мнению Михаила Пиотровского, многолетнее сотрудничество с технологическим гигантом - образец того, как должно быть организовано подобное партнерство.

- Это не какая-нибудь помощь в тех вещах, которых не хватает музею. Это целая совместная программа, которая показывает понимание современной компанией связи высоких технологий и смысла культуры. Вот эта вся линия часов и всяких хитрых механизмов, глобусов, их реставрация и исследование показывают, что они понимают, куда им идти вперед. Они понимают, где они находятся, в какой исторической линии, и вот это понимание делает из этого прекрасную совершенно программу, которая выливается в том числе и в разговор об искусственном интеллекте. Потому что уникальные механизмы - это тоже искусственный интеллект, - рассказал директор Эрмитажа “Культуромании”.

Вопрос пути, направления развития, актуален не только для корейцев. Еще более важен он для отечественной культуры. 10 апреля Госдума в третьем чтении утвердила поправки в закон о госзакупках в сфере культуры. Битва за них велась достаточно “кровавая”, они должны облегчить жизнь театров, музыкальных учреждений, музеев. Однако Михаил Пиотровский принятым в третьем чтении законопроектом не удовлетворен.

- Я поправками пока не доволен. То есть они совершенно замечательные, это большая победа комитета по культуре Государственной думы. Но очень важное для нас изменение, связанное со страхованием и транспортировкой, не прошло. Его отсутствие ставит практически под угрозу всякое существование выставочной деятельности в России. Эта поправка не была принята, потому что она противоречит законодательству Евразийского экономического союза, в который входит Россия, - говорит собеседник. - Нам придется добиваться для каждого тендера на страхование и на транспортировку отдельного решения правительства РФ. Поэтому мы будем бороться за то, чтобы эти поправки были все- таки внесены.

Г-н Пиотровский считает, что действующий с 2015 года режим импортозамещения не помешал восстановлению уникальных экспонатов музея. Кроме того Эрмитаж отлично работает со всеми технологическими компаниями России, поэтому проблем особых не возникло. По словам директора Эрмитажа, специальных планов по обеспечению безопасности с использованием последних достижений в сфере IT, у музея нет.

- По безопасности специальных планов нет, потому что для безопасности в музеях высоких технологий не надо. Для этого надо провести, во-первых, мощную воспитательную работу, чтобы люди поняли, что в музеях надо себя вести особенно. Во-вторых, просто высчитывать все риски. Музей - всегда риск. Лучший способ защитить музеи - это закрыть их, и все. Тогда никто не сможет трогать руками картины и все остальное, - говорит директор музея. - Нужно просто правильно просчитать все риски и еще раз пересчитать те алгоритмы, которые у нас есть. И не нужно выдумывать высоких технологий, не нужно выдумывать лишних государственных трат.

В гостях у Дроссельмейера из сказки Гофмана

Часы “Золотой павлин” - эмблема Эрмитажа, также как и отреставрированные старинные немецкие часы, находятся в главном здании музея. А вот “часовые мастерские”, где механизмы собирают заново, расположены в филиале Государственного Эрмитажа в реставрационно-хранительском центре “Старая Деревня”.

Здесь хранятся удивительные вещи, например, прижизненная картина святой Ксении Петербургской - Ксении Григорьевны Петровой, после смерти мужа ставшей юродивой. Она похоронена на Смоленском кладбище, откуда и поступил портрет неизвестного художника сначала в Русский музей, а затем в Эрмитаж. Часов и механизмов тут около 3000. Это самая большая коллекция в России, а может и в мире.

Заведующий лабораторией научной реставрации часов Михаил Гурьев рассказал “Культуромании” об их реставрации, в том числе астрономический часах, восстановленных при помощи компании Samsung.

- Длинный был проект, он естественным образом распался на три этапа. Первый к 2015 году закончился. Мы починили часовой механизм. Второй этап - восстанавливали утраченные ключевые элементы. Луна и Солнце, которые должны двигаться по небесной сфере, отсутствовали. Мы поехали в Дрезден, Лондон, посмотрели сохранившиеся глобусы, сняли размеры и восстановили их. И третий этап - понять цель механизма и уже окончательно его восстановить. Я считаю, что эти астрономические часы предназначались для астрологических целей. Во время работы механизм вращает небесный глобус, показывая реальное положение созвездий, Солнца и Луны. Можно определить фазы Луны, время восхода и захода светил, восхождение и часовые углы. “Вечный календарь” показывает дату, а также соответствующее каждому дню имя святого и зодиакальное созвездие.

По словам г-на Гурьева, первое, чему учат в лаборатории новеньких - не ломать механизмы. А реставрация начинается с того, чтобы понять то, как мыслил создатель механизма, чтобы повторить этот путь.

- Мы стараемся придерживаться традиционных технологий, но не отказываемся от 3Д- моделирования или лазерной сварки. У нас есть и задача сохранить умирающую профессию. Привносить в нее современные технологии, значит забывать ее. По нашему профилю нигде в России не учат, да и в мире практически тоже. Я знаю только две школы с двухгодичным обучением - в Англии и в Швейцарии. Часовому делу в средневековье учили лет по 10-15 лет. Так что мы сами - часть музея, в некотором роде его экспонаты, - делится мастер. - Я был недавно на конференции Ассоциации королевских дворцов Европы. Могу сказать, что у нас со специалистами самая благополучная ситуация.

Работают в “Старой деревне” специалисты, чью профессию не встретишь ни в одном перечне. Например, в центре есть человек, который воспроизводит музыку, записанную на сломанных механизмах. Для этого он измеряет длину каждого зубчика на музыкальном барабане, а потом переносит эти данные в компьютер, и мы слышим записанную и уже несуществующую музыку.

Гурьев считает, что есть не только гениальные картины, но и гениальные механизмы. Например, яйцо Кулибина совершенно уникальная вещь.

- До него толком пока не добрались. Это часы в виде яйца, там спрятан музыкальный механизм на 5 колокольчиков, есть маленький театр с дверкой. Створки открываются каждый час, и двигаются серебряные фигурки. Единственная в мире вещь, абсолютно уникальная, никто из иностранцев о ней не знает, - говорит собеседник. - Если же вспоминать о самых страшных случаях, то больше всего я запомнил починку знаменитого “Золотого павлина”. Я лежал у него под животом и пытался завести гаечным ключом. Пружина была очень тугая, вес механизма большой, одно неверное движение, и я мог остаться без пальцев.

Александра, единственная женщина в команде из 10 реставраторов, тоже мечтает забраться в “Золотого павлина”.

- Мечта в павлина забраться, у него корпус интересный и весомый механизм, конструкцию тоже интересно было бы разобрать, - рассказывает девушка. - Как такового участия я не принимала в реставрации астрономических часов. Однако объем работы гигантский был, поэтому помогла. Каждый человек у нас может полностью делать всю работу сам. Но мы умеем делегировать, иногда выручаем друг друга. А вообще для реставрации нужна прежде всего ясная голова, трезвый ум и спокойствие.

Заведующий лабораторией заканчивает беседу тем, что главное в работе их отдела - относиться к часами как к живым существам.

- Несколько веков назад делались фактически андроиды, которые должны были полностью повторять функции живого существа. Павлин наш - как раз ступенька на этом пути. Надо сказать, что в области механики прогресс очень невелик. Но вызов создания искусственной жизни человеком остался. Просто он переместился в новые сферы.

Елена Сердечнова




Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни t.me/kulturomania


Новости
Смотреть все