КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Литература
Директор РГДБ Мария Веденяпина: «Борьба за чтение – это борьба за будущее»
31 Мая 2018, 08:33

Сегодня начинает свою работу книжный фестиваль "Красная площадь" - крупнейшая книжная выставка страны. Накануне открытия фестиваля корреспондент «Культуромании» побеседовала о проблемах детского чтения и чтения вообще с Марией Веденяпиной - куратором площадки "Детская и учебная литература", руководителем одной из самых успешных российских библиотек - Российской государственной детской библиотеки.


– Мария Александровна, сейчас принято считать, что новое поколение детей и подростков катастрофически мало читает и необходимо срочно что-то предпринимать… Итак, что делать?

– Два года назад на фестивале «Красная площадь» Председатель Правительства России Дмитрий Анатольевич Медведев проводил круглый стол с представителями книжной отрасли (ведущие эксперты в области образования, культуры, литературы, издательского, книготоргового и библиотечного дела). И как раз на этом круглом столе я выступила с инициативой акцентировать внимание непосредственно на детском и юношеском чтении, потому что существовавшие до того общие программы никаких результатов особо не дали.

Д. А. Медведев поддержал создание Национальной программы по поддержке детского чтения. В течение следующего года очень непросто шла работа над Концепцией данной программы. Дело в том, что детским чтением занимаются все: и образовательные учреждения (детские сады, школы, лицеи, гимназии), и культурные (библиотеки, музеи, театры, кино), и СМИ. А также издательский и книготорговый бизнес. И всех надо было как-то объединить в достижении конкретной цели – приобщить детей к чтению, чтобы дети больше читали. Чтобы, читая, они понимали, что они читают. Необходимо, чтобы чтение воспитывало в наших детях, прежде всего, хороших, добрых и отзывчивых людей. Чтобы через книгу дети познавали мир, познавали себя, понимали что такое зло и что такое добро, что такое дружба т.д.

– Чтобы в их распоряжении было все для сознательного выбора в жизни…

– Да. Но это некая идеальная задача. Понятно, что стопроцентного читающего поколения детей не будет. Этого ни в одной стране нет, сколько денег ни вкладывай. Но что-то сделать можно. В чем, собственно, проблема? Дети у нас читают и читающих детей гораздо больше до достижения определенного возраста. Но 12 лет – тот критический возраст, когда подросток уходит от книги, у него появляются другие интересы, другие советчики, он все меньше прислушивается к словам мамы и папы, бабушки и дедушки, преподавателей. После 12 лет идет больше мотивации от друзей, от Интернета, в меньшей степени сейчас от телевидения. То есть этот возраст критический для нас – начинается отход от чтения, от книги, потому что вместо этого появляется масса других средств общения, получения информации, развлечений и интересов.

– Есть мнение, что у современного, «гаджетного», поколения совсем другой алгоритм восприятия информации. То есть когда у тебя не текст, а картинка, это принимается как конечная истина и поэтому плохо развивается воображение…

– Да, у нас масса примеров в библиотеке, когда дети подходят к плакатам и пытаются пальцами их раздвинуть. Хотя я тут не совсем согласна. Для ребенка крайне важна картинка, иллюстрация в книге. Книжная иллюстрация играет важную роль и имеет большое значение – именно с иллюстраций ребенок начинает познавать окружающий мир. Если иллюстрации лубочно-диснеевские, то и восприятие окружающего мира будет соответствующим. А если картинки хороших художников, то ребенок начнет уже совсем по-другому формировать свои образы. Что же касается «культуры гаджетов», то если для взрослых это – необходимость, то ребенку в раннем возрасте они без надобности. Не надо ребенку совать чуть ли не с года смартфон в руки. Тыкать пальчиками в картинки на экране дети обучаются гораздо быстрее, но зато это мешает развитию моторики, когда ты не листаешь страницы, а смотришь бесконечные картинки, которые меняются с такой частотой, что ребенок психологически и физиологически не может сосредоточиться на них. Поэтому, например, в Германии вообще до семи лет запрещают давать гаджеты детям…

– То есть некие ограничения? Как курение, алкоголь?

– Да, мне кажется, лучше, чтобы первые годы жизни проходили без гаджетов. На самом деле, борьба за чтение – это борьба за будущее. За то, какое будет у нас общество и кто будет в этом обществе жить.

– А почему мы так уверены, что «гаджетный» человек хуже того человека, который воспринимал информацию через книги?

– Мы не говорим хуже или лучше. Мы хотим, чтобы человек, дополненный всеми этими техническими достижениями, оставался еще и человеком. Чтобы он мог любить, общаться, чувствовать, сопереживать...

– Вернемся к развитию культуры чтения. К какой концепции пришли в итоге?

– Подготовленный документ включили как подпрограмму целевой федеральной программы «Информационное общество». С одной стороны, действительно, данная программа объединяет разные институции понятием «информационная». Но мы все-таки пытались заложить при разработке данной концепции, что гуманитарная составляющая, она главная. А в «получении информации» мы никак не уйдем от Интернета и так далее…

– Тем более что и «информация» бывает разной…

– Да. И мы все-таки склоняемся к тому, что детей не надо заставлять читать. Надо создавать условия, чтобы это вызывало у них интерес, и они получали от чтения удовольствие. Можно сказать, нашим лозунгом является высказывание французского писателя Даниэля Пеннака «Глагол «читать» не терпит повелительного наклонения». Можно заставить читать, но смысла в этом нет.

– Здесь, думаю, мы переходим к вопросу о роли современных библиотек. Вот, некоторые чиновники считают, что они должны стать центром предоставления платных услуг…

– Нужен баланс. Не надо стучать кулаком по столу и говорить – давай зарабатывай деньги, иначе тебя закроют. Библиотеки по всему миру – учреждения, которые не могут развиваться на коммерческих условиях. Хотя мы действительно зарабатываем деньги. Проводим различные мастер-классы или квесты, «Шоколадные истории», «Чаепития с Паддингтоном», дни рождения, основанные на каком-то литературном произведении или сюжете. Проводим научные интерактивные шоу – например, целый день посвящается медицине. Делаем совместно с театрами театральные представления. Ну и выполняем ряд контрактов Роспечати, Минобразования – проведение тренингов, круглых столов, организация фестивалей.

– Какой оптимально должна быть современная библиотека?

– В любой библиотеке есть три составляющие. Три кита. Первый – фонды. Если у тебя нет качественных, современных фондов – это проблема. Надо, чтобы детям книги было приятно взять в руки. Если дать им книги с желтыми страницами и рваными обложками, вряд ли у них возникнет желание прийти еще раз за книжкой в библиотеку. Второй важный момент – кадры. У нас все оптимизировано настолько, что среди федеральных библиотек в РГДБ самая высокая зарплата. Неудивительно, что 10% персонала – кандидаты наук: педагоги, социологи, психологи. У нас есть возможность работать с теми, кто работает хорошо, кому нравится эта работа, кто может и хочет работать с детьми. А третий момент – место, где все это происходит. Дом детской книги должен быть очень дружественным по отношению к своим маленьким читателям, светлым и уютным. И люди, которые здесь работают, не должны детей одергивать: «Не ходи, не кричи, не трогай…». Любые технические нововведения без этой трехголовой базы ничем не помогут.

– То есть с читателями у вас все хорошо?

– У нас за три дня какого-нибудь фестиваля через библиотеку может проходить до девяти тысяч человек. Это как в хорошем музее, где проходит яркая выставка. Причем мы ушли от практики – провел мероприятие, поставил галочку. Распечатал, скажем, на принтере иллюстрации Заходера – вот тебе и выставка. Мы работаем по-другому. Организуем выставки так, чтобы дети были максимально включены в происходящее. В прошлом году, например, была выставка, посвященная С.Я. Маршаку. Был и Кошкин дом, и много чего другого, всего восемь интерактивных зон. Например, воссоздали кабинет Маршака по фотографиям, на столе в кабинете стоял телефон, и когда ребенок снимал трубку и нажимал на кнопку, сам поэт читал ему свои стихи.

– Возвращаясь к программе повышения интереса к чтению… Чем она должна быть наполнена?

– Событиями. Они должны идти постоянно. У нас все время много детей, потому что постоянно что-то происходит. Но эти мероприятия – не самоцель. Это приглашение прийти в библиотеку и увидеть те возможности, которые она предлагает. Чтобы хотя бы 10% пришедших стали читателями библиотеки.

– Ваш опыт можно воспроизводить в других библиотеках страны?

– Мы являемся методическим центром для всех библиотек, работающих с детьми. У нас раз в год проводится Всероссийский семинар, туда приезжают специалисты из большинства регионов. А на сентябрьское совещание мы приглашаем директоров всех библиотек, которые работают с детьми. Это и публичные библиотеки, и областные научные библиотеки. И все, что нам кажется интересным, мы транслируем в регионы. В РГДБ работает учебный центр, нами разработано множество учебных программ, которые идут и в режиме онлайн, и в реальном режиме.

– И последний вопрос. Что у нас сейчас с детской литературой происходит?

– С ней все хорошо. Во-первых, она помолодела. Появилась целая плеяда молодых авторов, которые пишут и хорошо, и интересно для современных детей. Конечно, у них нет таких миллионных тиражей, которые были у советских классиков. Но детская литература есть. В том числе и потому, что мы общими усилиями пытаемся достучаться до правительственных структур, чтобы они увидели и осознали, что проблема детского чтения существует и ее необходимо решать. Тут скорее надо вкладываться не только в издание книг, но и в распространение – по библиотекам, детским садам, школам.

Ирина Бас




Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни.

Если у вас установлен Telegram просто кликните на ссылку - t.me/kulturomania

Это анонсы концертов и выставок, рецензии, интересные интервью и новости!
Новости
Смотреть все