КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Государство и культура
Директор фонда Потанина Оксана Орачева: «Российская благотворительность – меценатство чистой воды»
13 Июня 2019, 12:01

В начале июня в Москве завершил свою работу XXI международный фестиваль «Интермузей-2019». В его рамках состоялся форум «Музейный гид 2019», организованный Благотворительным фондом Владимира Потанина. «Культуромания» побеседовала с его главой – директором Оксаной Орачевой. Она рассказала о том, что вопреки расхожему мнению, крупные компании в России занимаются благотворительностью, у музеев давно есть инструмент для дополнительного дохода, а люди, желающие заниматься проектами в культуре, получат помощь от центров социальных инноваций.

– Как вы считаете, отличается ли российская благотворительность от западной?

– И да, и нет. Условно благотворительную деятельность во всех странах можно подразделить на два блока. Первый касается решения срочных проблем, которые включают в себя помощь людям в трудной жизненной ситуации и реагирование на острые социальные вопросы. Второй блок скорее про поддержку перспективных инновационных проектов, направленных на системные изменения. Как в России, так и в других странах благотворительный сектор выстраивается вокруг этого.

Конечно, на работу благотворительного сектора могут влиять сложившиеся традиции. Но и здесь Россия от других стран серьезно не отличается. У нас так же, как и везде, были и есть меценаты, готовые поддерживать сферу культуры – достаточно вспомнить российских купцов и промышленников XIX-XX века.

– А сейчас жертвуют?

– Центр благосостояния Московской школы управления СКОЛКОВО регулярно проводит исследования, связанные с благотворительной деятельностью обладателей крупных состояний. Оказывается, что большинство из них так или иначе принимают участие в благотворительности – и частные лица, и организации. При этом нужно брать во внимание, что, например, корпорации никаких налоговых послаблений от этого не получают.

– Получается, это меценатство чистой воды?

– Для корпораций – да. В этом особенность российской благотворительности – налоговая мотивация представлена у нас меньше, чем в тех же Соединенных Штатах Америки. Но вообще проводить сравнение с США не совсем корректно. Там в целом иначе устроена поддержка социальной сферы и сферы культуры – государство в них вовлечено минимально.

– Недавно были приняты поправки в Налоговый кодекс относительно меценатской деятельности. Они позволяют получить льготы жертвователям бюджетных учреждений культуры. Как вы его оцениваете?

– Это первый шаг в сторону налогового стимулирования, признание государством важности благотворительной деятельности. Теперь физические лица и организации, жертвующие государственным и муниципальным учреждениям культуры, смогут получить налоговые льготы. В случае с физическими лицами социальный налоговый вычет сможет достигать 30% от суммы дохода, для организаций также предусмотрена льгота в виде инвестиционного налогового вычета, который уменьшает сумму налога на прибыль. Поправки позволят регионам привлечь дополнительные ресурсы в сферу культуры, а также установить на уровне местного законодательства дополнительные льготы для физических и юридических лиц.

– Оксана, зачем организациям в сфере культуры нужны эндаументы, и что это вообще такое?

– Эндаумент – это целевой капитал некоммерческой организации, сформированный за счет пожертвований. Он, согласно российскому законодательству, может создаваться при некоммерческой организации, в том числе при организации в сфере культуры. Такой целевой капитал или эндаумент-фонд – это возможность для организации не просто получать дополнительное финансирование, но и достичь большей финансовой устойчивости.

– Как это работает?

– Эндаумент-фонды формируются за счет пожертвований, которые передаются в управление управляющей компании, а не идут на текущие расходы. Управляющая компания инвестирует эти средства в активы, доход от инвестиций направляется на финансирование деятельности организации. При этом эндаумент позволяет учреждению быть более независимым от госфинансирования и привлеченных пожертвований. Пожертвования в эндаументы могут делать как физические, так и юридические лица. Средствами, полученными от эндаумента, организация распоряжается самостоятельно. Могу сказать, что эндаументы в международной практике – это достаточно сильный и часто используемый инструмент. Есть музеи, где от 30% до 50% ежегодного бюджета формируется за счет целевого капитала. У нас, конечно, цифры меньше. Но нужно учитывать, что в России существует государственное финансирование основной деятельности учреждений культуры.

– Есть фонды, которые занимаются инвестициями. В чем отличие?

– Инвестиции делаются, как правило, на какое-то определенное время. Вложили, получили доход и забрали вместе с основным «телом» – капиталом. С эндаумент-фондом закон так сделать не позволяет, на руки возможно получить только доход. А инвестирует средства управляющая компания, причем закон обязывает ее вкладывать деньги аккуратно, без высоких рисков. Еще одно отличие в том, что доход от целевого капитала не облагается налогом.

– Правильно я понимаю, что у крупнейших музеев есть такие фонды?

– Совершенно верно. Первый российский музей, который создал собственный эндаумент – это Государственный Эрмитаж. У него сформирован достаточно крупный фонд, на доходы от которого проводятся реставрационные работы и пополняется коллекция. И это не единственный пример российского музея, создавшего такой фонд.

– Расскажите о новых грантах, выделенных на создание центров знаний по целевым капиталам и центров социальных инноваций.

– Центры знаний по целевым капиталам созданы на базе организаций, которые являются лидерами отрасли, сами прошли через формирование эндаумента и готовы делиться своими знаниями. Например, один из таких центров учрежден на базе Омского музея им. Врубеля. Это первый российский региональный музей, который создал эндаумент. На первый доход от целевого капитала музей приобрел работу местного художника.

Аналогично работают Центры социальных инноваций в сфере культуры. Организации, на базе которых созданы центры, обладают серьезной экспертизой и имеют интересные наработки в сфере межмузейного сотрудничества – этот опыт позволяет тиражировать лучшие практики. Всего мы поддержали создание десяти центров социальных инноваций в сфере культуры и пять центров знаний по целевым капиталам. И впервые представили их на форуме. 10 интеллектуальных хабов, открытых в разных городах России, готовы делиться передовыми практиками, технологиями и оказывать методическую и консультационную поддержку тем, кто только начинает свой путь в социокультурном проектировании.

– Как будут развиваться эндаументы в сфере культуры?

–Эндаументы в сфере культуры развиваются во всем мире не так быстро, как, например, в образовании. Но в целом то, что учреждения культуры начинают все активнее внедрять этот инструмент – очевидная общемировая тенденция.

Елена Сердечнова



Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни t.me/kulturomania


Новости
Смотреть все