Густав Климт и Эгон Шиле. Два австрийских художника, вошедших в историю мировой живописи что называется «рука об руку». Обоих обвиняли в порнографичности, несмотря на высочайший эстетизм. Оба – один в 55, другой в 28 – умерли в один, 1918 год. В Пушкинском открылась самая масштабная в истории выставка графики Густава Климта и Эгона Шиле.


Выставка не совсем обычная. Прежде всего, тем, что она не оправдывает привычного в случае с «декоратором» Климтом ожидания взрыва цвета и формы. Среди 150 листов грифики – в основном карандашные наброски, ставшие прообразами знаменитых женских портретов. Экспансивный в своих привычных проявлениях Климт здесь, скорее, в тени своего юного ученика и последователя Эгона Шиле. Графика Шиле самоценна – черный мел уверенно фиксирует натуру, ломанные, схваченные автором линии откровенных поз. Мы словно кожей чувствуем ту тонкую грань, которую график Шиле перешел, удаляясь от эстетичного модерна Климта к своему собственному – безудержному - экспрессионизму.

На первой в России масштабной выставке произведений Климта и Шиле в Галерее  искусства стран Европы и Америки XIX–ХХ веков выставлено около 100 листов из собрания венского музея Альбертина– 47 работ Густава Климта и 49 – Эгона Шиле. Это беспрецедентное по качеству собрание работ стало возможно, по словам директора ГМИИ им. Пушкина Марины Лошак, благодаря сотрудничеству с музеем, где трудятся люди с невероятным багажом понимания искусства. В небольших уютных залах эта интимная коллекция, – а наброски – это, безусловно, «исподнее» больших полотен, отражающее первые движения мысли художника о модели,  смотрится превосходно. Черный мел, графитный карандаш, немного гуаши и акварели – тем отчётливее мы можем проследить эволюцию художественного метода гениев, чьи работы отразили то время, когда, как заметила на открытии выставки Марина Лошак, Вена стала центром движения, без которого нельзя представить искусство 20 века.

«Творчество одинокого, страждущего человека» нашло отражение в искусстве обоих авангардистов своего времени. Но если сын позолтчика – вот откуда столько ослепительной роскоши в убранстве моделей на его полотнах – Климт, удостоенный Золотого креста за заслуги в искусстве из рук самого императора Франца Иосифа, лишь откровенным эротизмом порывал с академизмом, то сын сифилитика Шиле еще более рьяно шел в разрез укоренившимся представлениям о красоте. В поиске новых форм выражения прекрасного он не щадил моделей, принимавших неудобные искривленные позы. Его многочисленные автопортреты, в том числе в обнаженном виде, в этом смысле – не менее интересны. Впрочем, по словам Марины Лошак, Климт-рисовальщик – ключ к пониманию Шиле как художника. Выразительная контурная линия Климта стала образцом для Шиле. Но то, что у Климта набросок, у Шиле становится уверенным самостоятельным произведением без фона, а значит – без обстоятельств и условностей. Только человек с его настроением, границами тела, делающими его «фигурой». И от этого бескомпромиссного самовыражения Шиле возникает ощущение, что его на выставке больше.

- Просто у Шиле гораздо более эмоциональное состояние, поэтому и создается ощущение, что его работ на выставке больше. На самом деле их больше всего на две – 49. – Сказала Марина Лошак «Культуромании».

Мы попросили куратора выставки со стороны ГМИИ им. Пушкина, ведущего сотрудника Галереи искусства стран Европы и Америки XIX–ХХ веков Виталия Мишина рассказать о самых волнующих, на его взгляд, работах выставки.

В первом зале, где представлены наиболее академичные карандашные работы Климта, «Лежащая обнаженная» (Эскиз для "Алтаря Диониса" в Бургтеатре) выделяется невероятной прорисовкой, живым телесным объемом и внутренним свечением.

- Это стилистика раннего Климта, стилистика академизма. Но в рамках этой художественной системы он достигает высочайшего уровня. – Говорит Виталий Мишин. - Можно отметить чрезвычайную точность контура, которая заставляет вспомнить рисунки Энгра, например.

У Шиле Мишин выбирает рисунок «Шиле и обнаженная модель перед зеркалом». 

- На этой работе Шиле изобразил себя, рисующим модель, которая отражается в зеркале. Он рисует такую сложную пространственную структуру, и нам не сразу понятно, что одна из фигур – это отражение в зеркале. Художник, модель и ее отражение находятся как бы на одном уровне реальности. Блистательная работа по концепции, пространственности отношений, выразительности контуров. Он передает свою сосредоточенность на творческом процессе и самолюбование женской модели, которая оценивает себя в зеркале.

Как рассказал венский куратор выставки Кристоф Мецгер, московская экспозиция Климта и Шиле стала первой в мировом турне работ художников. «Альбертина» таким образом отмечает год их смерти – 1918. К столетию этой даты выставки пройдут в Москве, Бостоне и Лондоне. Сама Вена, по словам Кристофа Мецгера, в следующем году будет буквально «оккупирована» Климтом и Шиле.

- Это три разные выставки, где ни одна вещь не повторяется. – Поясняет Марина Лошак «Культуромании». - Работы не могут путешествовать дольше трех месяцев, это им противопоказано. Мы же не планировали участвовать ни в каких датах. Это был давно запланированный опыт обмена с «Альбертиной» серьезнейшими вещами из их коллекций. Мы в свою очередь отдали на выставку в Вену четыре шедевра Моне, что для нас беспрецедентно. Это вещи, которые мы очень редко куда-то даем.

Как отметил Виталий Мишин, так совпало, что удалось поделить обширную коллекцию Альбертины между тремя музеями. И для каждого музея состав работ имеет индивидуальный характер.

- Задача была в каждом разделе сохранить пропорциональность, передающую полноту и характер коллекции в целом. В каждом случае есть и ранние работы, и поздние, и зрелые. И разные жанры. Все они очень высокого качества. – Отмечает Мишин.

- Думаю, для многих российских зрителей эта выставка станет открытием новых эстетических горизонтов. – Заключает куратор. - Она расширит привычные представления о красоте, выразительности и, может быть, даже о границах дозволенного в искусстве. В нашей стране, в силу разных исторических обстоятельств, гораздо лучше знают парижский авангард начала XX века, нежели художественную жизнь Вены “около 1900 года”. Это относится и к рисунку, несмотря на то, что и Густав Климт и Эгон Шиле давно признаны одними из самых выдающихся рисовальщиков в истории искусства. Но чтобы оценить чисто графическую прелесть и мощную энергетику этих произведений, их надо увидеть своими глазами: репродукции в книгах и в интернете не передают и малой доли художественных качеств, присущих рисункам этих великих австрийских мастеров. Экспозиция в залах ГМИИ, основанная на богатейшем собрании Альбертины, предоставит нам такую редкую возможность, позволит глубже понять эволюцию творчества обоих мастеров, художественный метод и неповторимый эстетический мир каждого из них.


Автор статьи: Виктория Леблан

Комментарии