КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Наследие России
Архобзор или архипозор: почему исторические здания исчезают с лица столицы?
13 Июля 2018, 09:13

Московские градозащитники утверждают, что, под видом «реставрации», столицу сейчас активно «зачищают» от исторических зданий. Корреспондент «Культуромании» отправился на экскурсию с представителем градозащитного движения по таким проблемным точкам.


-…Купец Яков Филатов страдал от злоупотребления спиртным, из-за чего чуть было не лишился своих владений,.. - голос экскурсовода, слегка механический от небольшого мегафона, разливался в начале Остоженки.

Группа туристов, заметно страдая от палящего солнца, внимала торопливому рассказчику:

- …правда, вовремя остановился. Что называется, «завязал», - продолжал гид, - дела пошли в гору… Купец решил построить новый дом, а в знак того, что больше никогда не возьмет капли в рот, приказал надстроить на крыше перевернутую рюмку. Так этот дом и называется Дом под рюмкой…

Дослушать экскурсию не успеваю. Из-за Фридриха Энгельса, стоящего спиной к Дому под рюмкой, показывается невысокая фигура: полуспортивные ботинки, штаны-штурмовики, светлая наглаженная рубашка с коротким рукавом. На поясе пристегнут чехол для гаджетов. Нагрудный карман рубашки забит ручками и карандашами, «пером» вверх. Густые волосы, коротко подстрижены и зачесаны назад. Фигура энергично пересекает площадь и протягивает руку - Саша Андреева, депутат Совета депутатов Лефортово. На груди депутатский значок. Впрочем, больше Андрееву знают как активного градозащитника с многолетним стажем.

- У нас несколько адресов, - сразу к делу приступает девушка, - но надо понимать, что мы успеем посмотреть сегодня лишь каплю в море из того, что могут снести…

Перед глазами появляется электронная карта. «Так, здесь у нас три дома,.. потом передвинемся сюда,.. дальше по Садовому…» Знакомлюсь с разработанным маршрутом.

- А начнем мы с дома №8 по Остоженке, там несколько корпусов, - заявляет Александра, двигаясь в сторону угла Красных палат, что стоят прямо через дорогу напротив Дома под рюмкой.

- И красные палаты, примыкающие к дому 4 на Остоженке, и Белые палаты рядом были сильно перекрашены в 19 веке. И выглядели к середине 20-го, как обыкновенные дома, - начинает рассказывать Саша. - В советское время, в 60-70 гг., здесь планировалась некая застройка. И палаты хотели снести. Уже было принято решение. Какими-то очень высокими и властными силами его отменяли. Сняли все поздние наслоения, обнаружили вот эту красоту – Красные и Белые палаты – с тех пор они стоят. В Белых палатах находится Департамент культурного наследия.

Уходим вглубь по Остоженке, но недалеко.

- А вот и дом 8, - констатирует Александра.

Останавливаемся у низкой желтой арки. Решетчатые ворота открыты нараспашку. Из арки выезжает джип. Проходим внутрь и оказываемся в типичном московском дворике, по которым так часто ностальгически вздыхают старожилы столицы. Две светлые пятиэтажки стоят в аккурат «лицом» друг к другу. Одна - пустая и молчаливая. Это 3-й корпус. Только в стеклянной пристройке к одному из подъездов на первом этаже редко мелькают люди: любители китайского массажа организовали тут центр для состоятельных клиентов.

Вторая пятиэтажка распахнута всеми дверями и окнами. Это корпус номер 2. Под окнами первого этажа кучами лежат вещи, очевидно, некогда принадлежавшие жильцам: аллюминивые чайник, что можно найти сейчас разве что на дачах, останки кроватей и стульев, детские игрушки советского периода, чугунная ванна, весьма крепкие санки без спинки…

Рядом с кучами возятся рабочие. Одни вытряхивают из ведер очередную порцию вещей. Другие присели на перекур.

Нашему появлению с фотоаппаратом отчего-то никто не удивляется. Саша решает не теряться:

- Здравствуйте, а что вы делаете? – интересуется у сидящего работяги в мокрой пятнами футболке.

- Под реставрацию готовим…

- А сколько будет реставрация идти?

- Два с половиной года… - отвечает рабочий. Но тут его товарищ возражает:

- Да, мы не знаем! Нам сказали «опустить» здание и все!

«Опустить», в смысле опустошить, поясняют они. Окна, двери, мебель…

- А вы откуда? – спохватывается старший.

- Из газеты, - отвечаю, - делаем заметку про старые дома Москвы.

Старший одобрительно кивает головой. Даже разрешает пройти внутрь подъезда и пофотографировать.

Зайти из-за скопившегося на проходе хлама довольно проблематично, но протискиваемся. Пыль, грязь, «простынями» свисает штукатурка. Пахнет сыростью. Но лестницы крепкие. Поднимаемся на второй этаж. Сверху доносится мат – рабочие выясняют, кому спускать какие-то доски… Лестничный пролет. На этаже всего две квартиры. Заходим в первую. То странное чувство, когда оказываешься в выпотрошенном чьем-то жилье: мебели уже нет, повсюду грязь, торчащие провода, на стене с обоями послевоенной расцветки висит календарь за 2014 год… На подоконнике засохшие цветы в больших горшках покрыты паутиной.

Комнаты небольшие, но их четыре. Кухня никак не обозначена. Туалет-каморка. Кладовка. Свисающая с потолка «лампочка Ильича»…

Поднимаемся выше. Обходим еще несколько квартир. Картина везде одинаковая. Только тут вот явно кухня была – раковина валяется… Тут – полная кладовка оставленных припасов, вздутые банки соленых огурцов и помидоров. Вот несколько лопнули: стекло с пучками маринованного укропа хрустит под ногами… Рабочий подходит к кладовке, достает банки и бросает в мешок рядом, не беспокоясь, что стекло с содержимым может разлететься и в кого-то попасть. Усталость, духота, ему явно не до рефлексии по поводу бывших жильцов… Будущих, впрочем, тоже:

- На прошлой точке я вот был, там точно также, - рассказывает он нам, не уточняя, где это «прошлая точка». – Мы все вычистили, там должны были реставрировать, а вот недавно я там был – все, как и было стоит.

- То есть, вы поработали. И на этом все кончилось? – интересуется Саша.

- Может быть и так,.. – загадочно отвечает рабочий. Потом замечает, что «язык – враг его», и прекращает разговаривать с нами. Только улыбается.

Спускаемся в подвал – большой актовый зал с окнами. Довольно светлый. Здесь был какой-то клуб. В одном из помещений шведская стенка, карта «Нефтяная и нефтеперерабатывающая промышленность Европы», объявление: «В центр «Подвал» нельзя приносить спиртные напитки, в скобках «даже пиво»»…

Выходим из подвала уже в другом подъезде.

Саша:

- Эти дома, что я вам показываю – это не памятники (истории и культуры – прим. авт.). Вообще, понятие реставрации применимо к объектам культурного наследия, они же памятники истории культуры – это просто синонимы. Эти дома памятниками не являются, - объясняет градозащитница. - И да – на них есть планы сноса. Это были старые решения московского правительства, инвестконтракты еще лужковских времен.

Покидаем двор, провожаемые равнодушными взглядами рабочих. Выходим из арки. Оказываемся возле первого корпуса дома №8. Фасад дома затянут. На подъезде прикручена большая табличка - паспорт объекта, согласно которой здание находится на реконструкции по заказу ООО «Норд-Эссетс». Срок завершения работ - гласит паспорт – 3-й квартал 2019 года.

Саша Андреева:

- То, что называют реконструкцией, часто на деле оказывается сносом. Очень частая история, когда оставляют одну фасадную стену в результате такой «реконструкции». Есть дом. Ценность его в том, чтобы он сохранялся как целостный исторический дом. Все стены, лестницы, перекрытия… Ну, перекрытия иногда можно менять, если они сгнили. Если от дома остается одна фасадная стена – это муляж.

Александра рассказывает. В этот момент к нам подходят иностранцы. Как выясняется – туристы из Египта. В бейсболках, с дорогим большим фотоаппаратом, как положено… Интересуются на английском, что за здания. Улыбаюсь – это вы удачно попали, ребята… Саша бойко на языке Шекспира начинает рассказывать.

*Из справки Архнадзора:

Остоженка, д. 8, стр. 1 – доходный дом (1901 г., архитектор О. О. Шишковский), ценный градоформирующий объект. Доходный дом из комплекса (вместе со стр. 2 и 3) крестьянина Егорова. Здание является ценным элементом исторической градостроительной среды, активно влияя на формирование архитектурного облика сплошного фронта застройки улицы Остоженка. Представляет архитектурно-художественный интерес как типичный образец доходного дома начала 20 века, полностью сохранивший первоначальной внутренней планировки и комплект художественно-ценной отделки интерьеров и фасада.

Остоженка, д. 8, стр. 2 и 3. Здания расположены в глубине двора, параллельно друг другу, торцами в сторону улицы Остоженка. До настоящего времени сохранились парадные лестницы с металлическими перилами. Отделка интерьеров квартир не представляет художественной ценности.

Египетские туристы неохотно отпускают Александру. Но нам надо двигаться дальше. Пока идем, Саша, точно запомнив, на каком месте остановился разговор, продолжает:

- Еще есть такой хитрый «финт» с реконструкцией, который был проделан, например, на Таганке. Когда от дома оставляется буквально 2 на 2 метра. То есть, есть запрет на снос дома, а застройщик говорит: «Я буду делать реконструкцию». От дома оставляется кусочек. А потом и этот кусочек куда-то девается… - тут собеседница прерывается и останавливается, показывая на два тоже наглухо «зачехленных» дома. - Вот это Остоженка 6, это - Остоженка 4. Эти дома они хотят уничтожить практически полностью. Есть проекты.

*Из справки Архнадзора

Ул. Остоженка, 4. Главный дом усадьбы Римских-Корсаковых.
Владение известно с 1717 года. Принадлежало стольнику А. Л. Римскому-Корсакову (из первого поколения Корсаковых, получивших дозволение именоваться Римскими) - строителю надвратной церкви соседнего Зачатьевского монастыря. Дом показан каменным на плане 1740-х гг., может относиться к 17 веку. Первый этаж со стороны двора погружен в толщу культурного слоя, с торца видны части белокаменной кладки. Дом соседствует со знаменитыми «Красными» и «Белыми палатами», обнаруженными путем натурных вскрытий в 1972 г. Фасадное решение здания принадлежит к 19 веку. В интерьере сохранилась лепнина потолков и печи. По литературным данным, в конце 1890-х гг (либо в 1889 г.) в доме жил П. И. Чайковский. В 2008 году Экспертный совет Мосгорнаследия отказал натурно не исследованному дому в статусе памятника. Скрытая причина – инвестконтракт города с НИИ социальных систем МГУ на строительство многофункционального комплекса во владениях 4 и 6 по Остоженке. После смены руководства города инвестконтракт был продлен, но скорректирован: градплан земельного участка, выпущенный в 2015 г., допускает для дома 4 «реконструкцию в рамках регенерации» с сохранением габаритов и фасадного решения «методом реставрации», а также сохранения участка надстроенным. Дом, расселенный несколько лет назад, пустует и ветшает. В марте 2016 года Архсовет отклонил проект реконструкции здания со сносом задней стены ради выкапывания подземной парковки открытым способом. В июне на участке начались инженерно-геологические изыскания. В октябре 2016 года Архсовет повторно рассматривал проект (новый проектировщик – Buromoscow) и одобрил его. В конце октября 2016 г. дом обнесли усиленными лесами и обложили бетонными блоками, как это обычно делают перед сносом. 7 февраля 2017 г. На сайте Архнадзора было опубликовано открытое письмо Председателю совета директоров компании «Стройтэкс», президенту Фонда «Екатерина» В. А. Семенихину, являющемуся застройщиком участка. В конце марта предприниматель Владимир Семенихин в прессе опроверг планы по сносу двух исторических корпусов палат Римских-Корсаковых. Однако в конце 2017 года в Москомархитектуру поступило на согласование архитектурно-градостроительное решение со сносом и «воссозданием» дома. В январе 2018 г. Мосгорнаследие в ответе на запрос подтвердил существование таких планов, и сообщило об отказе в согласовании работ по «частичной разборке» домов 4 и 6 по Остоженке, «как вступающих в противоречие с утвержденными требованиями и ограничениями градостроительного регламента». На обсуджение на сайте ДКН выставлена историко-культурная экспертиза на проведение работ.    

Остоженка, 6, стр. 1 - доходный дом Чилищевой (ок. 1816).
Проект строительства участка владения 4-6, включая новое шестиэтажное здание и подземное пространство, в марте 2016 года был отклонен Архитектурным советом города.

Фасады строения 1 хорошо сохранили первоначальную композиционную структуру и элементы декоративной отделки, выполненные в формах эклектики. Уличный фасад включает черты ранней ампирской композиции – осевое расположение окон и выделение креповкой центральной части. Внутренняя планировка дома была искажена в советское время.

В недавнее время в доме был пожар, в результате которого здание полностью выгорело изнутри. Избежал пожара только дворовый корпус, в котором расположен спортивный диспансер. Является ценным элементом исторической градостроительной среды, формирующим фронт застройки Остоженки. Представляет архитектурный интерес как образец раннедоходной застройки, имеет мемориальную ценность. В 1877-78 гг. здесь в меблированных комнатах «Париж» жил художник В. И. Суриков

Покидаем ул. Остоженку, двигаясь в сторону автобусной остановки. Предстоит доехать до 2-го Неопалимовского переулка. Пока ждем транспорт, Саша продолжает рассказывать:

- Всеми историческими зданиями занимается Департамент Культурного наследия Москвы. Лишь несколькими объектами, особо ценных, находящихся, как правило, под охраной ЮНЕСКО, занимается Минкультуры. Например, Красная площадь и Храм Василия Блаженного… Так вот, раньше в Департаменте Культурного наследия работала, так называемая, «сносная комиссия». Ее отменили некоторое время назад. Около года назад какие-то застройщики подали в суд, которым эта комиссия что-то запретила сносить. Решили, что комиссия – лишнее препятствование бизнесу, дополнительные барьеры… Комиссию просто ликвидировали, - замечает Александра. Подходит наш автобус, садимся. Она продолжает, - впрочем, эта комиссия была бесполезной. Как делаются такие комиссии? – спрашивает она меня, привлекая внимание других пассажиров.

Пожимаю плечами, Александра рассказывает:

- В этом совете обеспечивается обязательное количество голосов нужных людей, которые не будут противостоять всяким гадостям. И немножко добавляют градозащитников, правозащитников… Это дает возможность сказать: «Это было комиссионное решение!»… Так что все равно комиссия обслуживала застройщиков… Единственная польза от нее была в том, что градозащитники заранее узнавали о планах сноса исторических зданий, и было время, чтобы поднять шум. Иногда это помогало спасти здание.

Наша остановка. Выходим. Пока идем, интересуюсь:

- С какого момента началась такая тотальная застройка?

- Это начало 1990-х. Как только появилось понятие частной собственности на землю и на здания. Если раньше застройка была точечная, сейчас она становится просто тотальная. Застройщики хотят получать прибыль. Они хотят все больше и больше. А земля – самый главный ресурс в Москве – она конечна.

Проходим мимо длиннющего здания на противоположной стороне дороги. Здание строится, кажется. Все затянуто просвечивающим полотном с рекламой апартаментов.

- Вот, посмотри какой ужас! – кричит Александра. - Ул. Тимура Фрунзе, здание почти снесено. Оно тоже в Красной книге Архнадзора. Был доходный дом, от которого остался огрызок фасада. Сюда хотят впендюрить какие-то жуткие, черные, похожие на несколько гробов, апартаменты. В эту феерическую мерзость встроен фасад доходного  дома…

Некоторое время идем молча. Собственно, вот и нужный нам переулок - 2-й Неопалимовский. Дом №3. Темно-серое монументальное здание.

*Из справки Архнадзора

2-й Неопалимовский пер.
Угроза сноса. Пятиэтажный доходный дом, построенный в 1914-1915 годах для гвардии капитана в отставке А. М. Черникова по проекту гражданского инженера А. Н. Дурова. В декоре фасадов применены картуши в виде львиных голов и свитков, щиты в окружении растительных гирлянд. Входные двери украшены порталами, на одной из них кованый козырек с растительным декором. Балконные решетки имеют геометрический орнамент с характерными для модерна «завитками». Главный фасад частично сохранил подлинные оконные заполнения. Уцелели лестница с доломитовыми ступенями, изящными перилами и тонким лепным декором, метлахская плитка на полах лестничных площадок, лепной декор потолков. В апреле 2017 г. Архитектурный совет Москвы одобрил строительство на этом месте 6-этажного жилого дома по проекту бюро «Цимайло, Ляшенко и партнеры» с полным сносом дома Черникова и дома, примыкающего к нему с юга (на некоторых картах у него отдельный адрес – 2-й Неопалимовский пер., 1.). В июне 2017 г. В Департамент культурного наследия Москвы подана заявка о включении обоих строений дома №3 в реестр объектов культурного наследия. В октябре 2017 г. во включении объекта в перечень выявленных объектов культурного наследия города Москвы отказано.

Фотографирум здание. Внутрь зайти нельзя. Смотрим карту, как лучше проехать к следующему адресу. Все это время Саша продолжает рассказывать о градостроительной «кухне».

- Лужков заключал так называемые инвестиционные контракты. Застройщику продавалась или сдавалась в аренду земля и находящиеся на ней здания. В основном их, конечно, интересовал исторический центр. При этом сторонники застройщиков говорят так: все ценные здания поставили на охрану в советское время, а те, которые не поставили – те неценные. Это, разумеется, не так. Чтобы поставить здание на охрану, нужно предпринять определенные и достаточно большие усилия. Процедура несколько раз менялась, и в советское время, и в постсоветское, но это была сложная процедура… К сожалению, ничего автоматически на охрану ничего не ставили, хотя… Разумеется, это необходимо было сделать.

Доходим до остановки. Снова садимся в автобус. Движемся дальше по Садовому кольцу – в сторону Маяковки.

Пассажиры вместе со мной внимательно слушают высокий голос Александры.

- В Петербурге действует такая норма закона, что снос зданий, построенных до 1917 года, запрещен. Просто запрещен, независимо от того, есть у них статус, нет… А за пределами исторического центра запрещен снос зданий до 1957 года. И это тоже правильно. В Москве депутат Шувалова пыталась внести такой закон. Она его внесла, но «единороссы» за него не проголосовали. Это был то ли прошлый, то ли позапрошлый год. Закон был менее жесткий, чем в Питере. Предлагалось внести запрет на снос дореволюционных зданий в зоне охраны памятников. И даже это не пропустили…

Выходя из автобуса, прерываю Сашу:

- Но вот дом сырой (имею ввиду 2 корп. 8 дома на Остоженке (см. фото)), в нем невозможно жить, .. – говорю.

Ее это заявление возмущает:

- Очевидно, что он не сырой! Хороший крепкий дом! А то, что вы говорите сыро – это потому что в нем валяются какие-то тряпки мокрые! Этот дом гораздо лучше того бетонного «г….строя», что делают сейчас.

- Но есть мнение, что Москва – прогрессивный и современный город, что она должна меняться,.. – не унимаюсь я.

- Нет такого понятия «дореволюционный дом, не представляющий ценность!» - тут Саша почти переходит на крик. - Если человек так говорит, то он либо болван, либо обслуживает застройщиков! Кто вам сказал, что исторический город должен меняться? Старый город это то, что нужно хранить, потому что это невосстановимо. Вы хотите строить новое?! Пожалуйста – у нас огромная страна! Выберите место, где никого нет, где все ваши экзерсисы никому не мешают! И стройте, что хотите!

Пока спорим, не замечаем, что уже дошли до 12 дома по 4-й Тверской - Ямской улице. Нужное нам строение 1, глухого желтоватого цвета стоит, «зажатый плечами» соседей.

*Из справки Архнадзора

4-я Тверская-Ямская ул., 12 стр. 1 Доходный Дом И. Я. Фокина.
Дом был построен в 1909 году по заказу крестьянина Ивана Фокина. Автором проекта стал известный московский архитектор Э. К. Нирнзее. Здание является образцом московского жилого дома в стиле «модерн». Фасад постройки раскрепован ризалитом и эркерами, увенчанные аттиками. Окна здания модной вытянутой формы, характерной для архитектуры того времени, создают выразительный вертикальный ритм, ассоциирующийся с формами готики, в которых не раз работал этот мастер. Вопрос о сносе Правительством Москвы не рассматривался. В настоящее время здание выселено.

- В справках написано, что решение о сносе не рассматривался, на самом деле, рассматривался, - уже спокойно говорит Саша. - НИИ Хирургии им. Бурденко уже давно на него глаз положили, хотят снести здание и построить на его месте новый корпус.

Делаю серию снимков. Крайне неудобно фотографировать «зажатый» дом. Не сразу удается найти ракурс… Готово. Двигаемся дальше. На Покровку. Это последняя точка на сегодня. И снова я вместе с автобусными пассажирами пытаюсь вникнуть в проблемы урбанизации.

Саша:

- Что следует отвечать людям, которые говорят: «Все, что не памятники, то не ценное!»? Самое ценное – это единый облик и атмосфера. Исторический город должен выглядеть так – убери машины, и ты будешь в прошлом. Это то, что прекрасно понимают в Европе. Почему Венеция зарабатывает огромные деньги? Что в ней такого есть?.. Она сама! Тот неизменный 500-летний город. Десятки поколений смотрят из окна на площадь Сан Марко и видят одно и то же…

Снова выходим из продуваемого кондиционеров автобуса в столичное пекло. Шагаем по Покровке. Саша говорит уже с заметной усталостью. Но не от прогулки. Скорее от того, что дело, которым она болеет вот уже столько лет, может пойти прахом каждый божий день. Градозащитники борются с застройщиками, как советские солдаты в 1941 под Москвой – в буквальном смысле за каждую пядь земли и старинного дома:

- У новых московских властей любви к застройщикам гораздо больше, чем у Лужкова. При Лужкове это было точечно, теперь действует «ковровый» подход, печально говорит Александра. - Раньше, в частности 10 лет назад, места было больше и не было смысла идти на конфликтные ситуации, когда можно было обойтись «малой кровью». Теперь ресурс заканчивается. После кризиса 2014 года все стали беднее, застройщики в том числе….

Вот и последний дом в нашей экскурсии, который, как опасаются градозащитники, может исчезнуть с лица города. Покровка, 36/1.

Дом полукругом стоит на перекрестке. Таких в Москве почти не осталось. Желтая «обертка» здания сверкает на солнце, придавая дому какое-то особенное сияние.

*Из справки Архнадзора

Покровка, д. 36/1 Дом Яковлева.
Усадьба известна с 1758 г. Главный дом со скруглением фасада на углу Лялина переулка построен купцом Михаилом Трофимовичем Яковлевым в 1970-е годы. Усадьба всегда была купеческой, но составляла ансамбль с соседней усадьбой князей Голицыных (Покровка, 38), включенной в Альбом Казакова. В 1870-е годы архитектор А. А. Никифоров увеличил дом пристройками со стороны двора. В 1900-е в доме жил потомственный почетный гражданин Федор Николаевич Кудряшов – совладелец Торгового дома братьев Кудряшовых, которым принадлежала крупная суконная фабрика на Малой Семеновской улице.

В 2004 году Правительство Юрия Лужкова заключило инвесткотракт с ОАО «Механический завод» на реконструкцию дома. Жители были расселены, дом опустел. 14 июня 2005 г. Сносная комиссия при Правительстве Москвы согласовала снос здания. Однако проект не был реализован. Спустя почти 10 лет, в 2014 г., Правительство Сергея Собянина приняло решение продлить инвестконтракт. В 2016 г. Подтверждено архитектурно-строительное решение за подписью главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, предусматривающее «воссоздание фасадов». То есть снос и строительство новодела ради двух подземных этажей. В марте 2017 года на общественное обсуждение был вынесен Акт государственной историко-культурной экспертизы раздела «Меры по обеспечению сохранности объектов археологического наследия» по объекту: «Жилой дом с подземной автостоянкой». Летом 2017 г. Была подана заявка о постановке здания на охрану. В октябре 2017 г. ГЗК согласилась с переуступкой прав и обязанностей ЗАО «Мехзавод» по инвестиционному контракту к ЗАО «Центр-Девелопмент» и внесением соответствующих изменений в условия инвестконтракта.

- Тоже под снос? - спрашиваю

- Да, планируется снос, - кивает Саша.

- И что здесь будет? - уточняю

- Какая-нибудь хрень, - говорит она, уже поворачиваясь и собираясь уходить. - Если стройка вместо старинного здания, ясно же, что это в любом случае будет какая-то хрень…

*Материалы предоставлены активистами Архнадзора и градозащитниками

В процессе подготовки материала стало известно, что дом на Покровке, 36/1 признан выявленным памятником.

Татьяна Смородинская


Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни.

Если у вас установлен Telegram просто кликните на ссылку - t.me/kulturomania

Это анонсы концертов и выставок, рецензии, интересные интервью и новости!
Новости
Смотреть все