КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Кино-театр
Актриса Анна Уколова: «С собственной самооценкой нужно дружить!»
15 Апреля 2019, 11:57

11 апреля в прокат вышел дебютный фильм Виталия Салтыкова «Куда течет море». Одну из главных ролей в нем сыграла Анна Уколова – яркая и очень неординарная актриса, лауреат премии ТЭФИ, известная по таким проектам как «Левиафан», «Географ глобус пропил», «Ивановы Ивановы», «Домашний арест» и многие другие.


- Анна, для начала, наверное, давайте поговорим о фильме.

- Знаете, у меня есть традиция (или я придумала себе такую традицию, потому что у меня нервишки слабые): я премьерные показы почти никогда не смотрю. Потом уже, когда картина выходит, иду за свои деньги в кинотеатры – заодно помогаю проекту рублем. Так что и в этот раз я тоже фильма не видела, хотя очень хорошо себе его представляю. К тому же я пообщалась с теми, кто вышел из зала: все сказали, что это атмосферное, доброе и честное кино.

- Насколько я понимаю, «Куда течет море» – это сборник новелл?

- Да. И очень хорошие актеры играют, актрисы замечательные: Виктория Исакова, Оксана Акиньшина, Инга Оболдина. И дети были у нас изумительные. Но все получилось, конечно, благодаря нашему режиссеру – Виталику Салтыкову. Всегда знала, что вкус у него есть.

- Что-нибудь о своей героине расскажете?

- Она работает в детском доме. И воспитатель из нее не самый лучший. Потому что хороший воспитатель создает такую ауру вокруг ребенка, что он в любом месте чувствует себя как дома. А у этой тетки чувства такта, видимо, не очень много. Потому что когда к одному мальчику начинает приезжать героиня Инги Оболдиной, обещает его забрать и тот уже зовет ее мамой, моя воспитательница отвечает грубо: «Да не мать она тебе!». И за секунду ломает мальчику мечту, лишает его сказки. А он перестает кому-либо доверять, перестает дружить с кем-то. Потому что единственный близкий человек – и тот оказался чужим. Такая вот трогательная история. Кстати, мальчик у нас был просто отличный. Хотя сегодня хорошие дети в кино – это большая редкость. Они, как правило, все немного испорченные, избалованные. И настоящих, которым родители не диктуют, как говорить текст, очень мало.

- Анна, для Виталия Салтыкова «Куда течет море» – дебют…

- В полнометражном кино? – скорее всего, да. Но он делал грандиозные шоу, спектакли я у него видела потрясающие.

- А с кем вам интереснее работать: с дебютантами или с уже состоявшимися мастерами?

- Главное, чтобы они все любили свою профессию и понимали, что делают. Больше всего мне нравится процесс. А имя режиссера – вопрос десятый. Кто-то приходит на площадку заработать денег – я так не хочу. Мне важно чувствовать, что все занимаются общим делом, важно ловить кайф от репетиций, важно говорить о творчестве и так далее. Свою профессию надо любить.

- Тогда почему многие актеры идут в режиссуру? Им становится тесно в актерстве или что-то еще?

- Знаете, когда я читаю сценарий, я не знаю распределения ролей, не знаю, в каком стиле фильм будет сделан, но так как я человек творческий, то я как бы мысленно его снимаю. А потом прихожу на площадку – и режиссер мне говорит, что все будет вовсе не так, как я увидела. Вот в этом, наверное, и причина. Актерам хочется снимать свое собственное кино. Особенно, если ты талантливый, а с режиссером не повезло: ты смотришь на него и думаешь – «Ээх, вот бы мне дали денег, я бы такой фильм снял». И ведь правильно: пускай снимают, пускай пробиваются, пока молодые.

- Но вы бы могли снять свое кино?

- Ну, я про себя знаю, что стать режиссёром не смогу. Это же очень сложно. Надо держать в голове все линии, весь процесс съемок. И не прогибаться под звезд-актеров, а это трудно, если ты режиссер молодой. И чтобы звезда не диктовала тебе, как ты должен ее снимать, а чтобы ты добился от нее результата.

- Анна, я листаю вашу фильмографию и вижу в ней фильмы больших режиссеров: Александра Велединского, Юрия Мороза, Александр Прошкин, Алексей Учитель, Андрей Звягинцев и так далее. И ведь к большинству из них Вы постоянно возвращаетесь. В чем секрет такого долгого сотрудничества?

- Я задавала себе этот вопрос, еще когда жила у себе на родине, в поселке Сборный Самарской области и смотрела телевизор: фильмы Эльдара Рязанова, Никиты Михалкова. И все время думала: почему они одних и тех же актеров снимают? Причем я тогда собирала открытки с артистами (они до сих пор дома хранятся), и у меня этих открыток был целый пакет – а на экране одни и те же физиономии. Но потом я приехала в Москву и попала к Александру Велединскому, при этом параллельно снимаясь у Юрия Павловича Морозова. И я поняла, что они тоже стараются брать из картины в картину одних и тех же актёров: своих, проверенных за кадром и в кадре. И когда я пришла на площадку фильма «Географ глобус пропил», то увидела, что все друг друга отлично знают. И атмосфера поэтому была дружеской, была сплоченность, которая энергетически передавалось с экрана. И я это проверила на себе: к человеку не надо пристраиваться, не надо характер его изучать. Вы же двенадцать часов вместе, хотя и не в кадре. Поэтому с полуслова люди друг друга понимают. Но если на роль не подходишь, на любимого режиссера обижаться не надо: в следующий раз позовет.

- Но ведь наверняка у вас были роли, с которыми что-то не складывалось?

- Я такой человек, что к своей роли отношусь, как продюсер и как адвокат. Я сначала наведу справки про режиссера, узнаю, кто у него снимался, поспрашиваю тех актеров: откуда этот человек взялся в нашей профессии? Потому что стараюсь сниматься только у проверенных людей. Поэтому каких-то крупных обломов у меня и не было. А когда я работала у молодых, тогда мне везло – всегда.

- Тогда традиционный вопрос: что самое сложное в актерской профессии?

- Тебе это либо дано, либо нет. Научить этому невозможно. Обаянию не научишь, энергетике тоже. Ты должна быть единицей. Стильным человеком. Дружить со своей самооценкой. И чтобы у тебя никогда не было чувства зависти. Тогда будет легко. И, конечно, зазнаваться не надо после первого триумфа. К профессии надо относиться как к профессии.

- Но большое количество наград все равно что-то в человеке меняет…

- Про себя надо поменьше говорить, тогда многое проще будет. Но мне прежде всего приятно, что за меня радуются мои близкие. И те, кто меня знал, когда я жила в поселке. И радуются искренне. Видимо, я никогда не ходила по головам и была честной со всеми. А уж как приятно родителям!

- Анна, я заметила, что вы уже несколько раз вспомнили про свой поселок. Малая родина не отпускает? Вы вообще человек города или деревни?

- Там я выросла. И когда у меня силы заканчиваются (например, картина какая-то сложная, экспедиция трудная и так далее), я всегда туда приезжаю – хотя бы на день или два, навестить своих родных людей, соседей. Энергетически от них подпитываюсь. Но что касается вопроса город я или деревня… Понимаете, мы жили в поселке, но меня всегда возили в ближайший город, в музыкальную школу. И я всегда хорошо одевалась, всегда знала, что такое хорошо, и что такое плохо. Правда, когда я впервые увидела Кремль и звездочку, я расплакалась, потому что ее я знала только по букварю, в Москве же никогда до этого не была.

В общем, я рада, что визуально я город, я не деревня. Но в душе я всегда хотела бы остаться человеком из своего поселка. Знаете, как иногда говорят: «Вот, она городская, но деревню из нее не уберешь никогда». Да и слава Богу! Зато я могу играть деревенских жителей. А то иногда смотришь на некоторых актрис, играющих деревенских девушек, и думаешь: « Ты б хоть разок за МКАД выехала, чтобы понимать, что играешь».

- Анна, у вас очень мощная, сильная энергетика. Я читала в одном из ваших интервью, что вы по жизни неисправимый оптимист. Это так, или, может, с того времени что-то изменилось?

- Это с детства. Меня так мама с братом воспитывали. Они говорили: «Очень многое в жизни зависит именно от тебя». То есть не от власти, при которой ты живешь, ни от чего-то другого. Вот когда-то давно на полках был только березовый сок и бананы сушеные. И ничего! Меня учили во всем плохом искать хорошее, быть оптимистом, потому что это поможет. При этом не надо в клоуна превращаться, всех утешать или ходить, как дурочка, и всем улыбаться. Не в этом смысл. Например, я всегда со всеми поддерживала хорошие отношения, никогда не дружила с кем-то против кого-то. И пусть говорят, что я сама себе создала мир, пусть даже скажут, что у меня розовые очки. Но мне в этом мире хо-ро-шо. И чтобы ни случилось, я никогда не выплескиваю негатив – могу себе позволить резкость только когда плохого человека играю. Но в жизни – никогда!

- Кстати, а что бы хотелось сыграть? Понятно, что вас приглашают на вполне определенные роли, но, может, есть у вас какой-то свой несыгранный Гамлет...

- Я по жизни никогда ни о чем не мечтаю. Хотя определенные цели у меня, разумеется, есть. Но о ролях не мечтаю, чтобы не обламываться. Да и о чем мечтать? О Джульетте? – уже возраст не тот. Я мечтаю о хороших партнерах, буду рада сыграть еще одну интересную судьбу человеческую. Но мечтать о Гамлете глупо.

И знаете еще что? Очень обидно, когда тебя сравнивают с актерами, которые уже давно на Ваганьковском. Они были, и таких как они больше не будет. Ни Мордюковых, ни Орловых. А я постоянно слышу как о ком-нибудь говорят: «Ой, это вторая Мордюкова, вторая Орлова»… Да какая вторая! Тут бы свою фамилию оправдать! Актеры – это единичный товар.

- Анна, вы сыграли одну из главных ролей в «Домашнем аресте», который все обсуждают уже несколько месяцев. Как вам кажется, в чем секрет популярности этого сериала?

- Начнем с того, что я не называю его сериалом: это многосерийный фильм. А секрет прежде всего в таланте Семена Слепакова. Это была его давнишняя мечта – снять проект по собственному сценарию, пригласив хороших актеров, отличного оператора и режиссера. Кстати, когда он нас собирал, он даже не знал, что все мы дружим за кадром. Например, с Сашей Робаком я общаюсь лет двадцать, он крестный моего сына. А Семен ничего этого не знал, но как-то угадал энергетически. Правда, собрать нас было трудно невероятно: когда снимали пилот, я не могла разрулить расписание, так как снималась параллельно у других. Но Слепаков сказал, что для этой роли ему нужна именно я. И он своего добился, дождался. И со многими так.

Так что секрет в Семене – и в нашей команде, в нашем терпении. Я не слышала слов на площадке: «Ребят, давайте быстрее, у нас переработки!». Какая бы звезда ни была, все ждали, когда выставят свет (иногда по четыре часа!), ждали, когда выйдет солнце, когда выстроят кадр. Потому что все были заинтересованы. И не в деньгах, а в результате.

И знаете, в марте я очень много ездила на гастроли. И такое впечатление, что приезжала не со спектаклем, а с творческим вечером «Домашнего ареста». Потому что все зрители спрашивали, интересовались. И это круто! Да и вообще это был очень удачный год для многосерийных фильмов. «Обычная женщина», «Позвоните ДиКаприо!», «Домашний арест» – сразу столько удач! Тем более, что показывались они все на платных каналах, но люди смотрели, а не ждали, когда сериалы покажут по телевизору.

- Чем-то еще вам эти съемки запомнились?

- Да я «Домашний арест» запомню на всю жизнь. Многие фильмы посмотрят и забудут, но этот точно будут помнить. И на съемках хорошо было. Все актеры всегда были в форме, трезвы и внутренне и внешне, то есть и в мозгу, и в печени. Не расслаблялся никто! А Семен с нами даже советовался. Сказал: «Ребят, я плохо знаю киношных режиссеров, посоветуйте подходящего!» И нас чуть ли не выборы были: на листочках все писали, кого бы они хотели позвать. В итоге, как вы знаете, пришел Петя Буслов – очень глубокий, тонкий, чувственный режиссер.

- Анна, тогда у меня к вам последний вопрос. Возможно, он покажется Вам немного странным. Мы с вами одного роста – 181. Скажите, сложно ли высокой актрисе пробиться в кино, сделать карьеру? Я знаю, что многих высоких барышень «заворачивают» уже на первых турах при поступлении в театральный: мол, у нас подбирается низкорослый курс, для вас просто не будет партнера… Никогда не сталкивались с чем-то подобным?

- Может, так говорят воспитанные мастера? И просто деликатно так отшивают? Хотя в театре фактура, конечно, будет видна, если режиссер ее как-то не обыграет. Но вот недавно я играла Агафью Тихоновну в «Женитьбе», и там у меня был высокий напарник – Максим Виторган. Так что, в принципе, актера под любого из нас всегда подобрать можно. А в кино это и вовсе легко. Том Круз, например, вообще метр с кепкой, хотя на экране смотрится божеством. Высокой актрисе могут ямку вырыть, маленького актера на ящик поставить. В кино все возможно.

А вообще здорово, что Бог нам с вами рост дал такой. И никому не надо ничего доказывать. Идешь – и тебя издалека уже видно. А если умная и откроешь рот – вообще все лягут. Вот как-то так!

Вера Алёнушкина



Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни.

Если у вас установлен Telegram просто кликните на ссылку - t.me/kulturomania

Это анонсы концертов и выставок, рецензии, интересные интервью и новости!
Новости
Смотреть все