Топ-100
КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Кино-театр
Алиса Струкова, программный директор кинофестиваля "Окно в Европу": "Министерство культуры начало активно поддерживать дебюты"
14 Сентября 2018, 09:50

В Выборге в 26-ой раз прошел кинофестиваль «Окно в Европу» – один из главных отечественных киносмотров, без которого наш кинематограф уже невозможно представить. О его особенностях и о фестивальном движении в целом мы говорим с Алисой Струковой – программным директором фестиваля.


Алиса, фестивалю «Окну в Европу» уже 26-ой год. А когда началось Ваше личное знакомство с ним?

Я с ним «знакома» 15 лет. Первый раз я сюда приехала в 2003-м как журналист киножурнала «Ролан» (его выпускала кинокомпания «Парадиз»).

Свой первый фестиваль помните?

Он был замечательным: много ярких премьер, и среди них «Магнитные бури» Вадима Абдрашитова, «Отец и сын» Александра Сокурова, «Небо. Самолет. Девушка» Веры Сторожевой, «Прогулка» Алексея Учителя, «Трио» Александра Прошкина, «Коктебель» Бориса Хлебникова и Алексея Попогребского, «Бумер» Петра Буслова… Я влюбилась в город, влюбилась в фестиваль…

А как Вы начали с ним сотрудничать?

«Парадиз» – один из организаторов «Окна в Европу». Поэтому я почти сразу стала помогать программному директору фестиваля, Татьяне Сергеенко: в подготовке программы, каталога, в работе с гостями. И с каждым годом помогала все больше, научилась у нее очень многому. С 2005 года мы стали выпускать информационный бюллетень «Подоконник», в первый год в журналистском штате я была одна: днем смотрела кино, брала интервью, ночью писала тексты, расшифровывала пресс-конференции, отбирала фотографии… Потом стала проводить клуб неформального общения с тем же названием, вела пресс-конференции. Можно сказать, я выросла в Выборге. И вот уже шестой год работаю в качестве программного директора.

За эти шесть лет фестиваль изменился?

И да, и нет. Хотя надеюсь, атмосфера фестиваля не изменилась, а это главное. Но он увеличился по объему: стало больше программ, мероприятий, фильмов. Раньше у нас была только одна площадка, поэтому все показы проходили в кинотеатре «Выборг Палас». Правда, иногда мы строили кинотеатр на улице (что-то вроде шатра), а неигровой и анимационный конкурсы показывали в библиотеке Алвара Аалто. Также несколько лет назад город отремонтировал Дом культуры на 480 мест – он и стал нашей второй площадкой. Но шесть лет назад у фестиваля увеличилось финансирование, что позволило работать с большим количеством гостиниц, приглашать больше кинематографистов, привозить больше фильмов… Поэтому фестиваль вырос в масштабах.

А в качественном отношении что изменилось?

Тут трудно судить… Если сравнивать, например, с рубежом девяностых и нулевых, то тогда российских фильмов выходило меньше в разы, зато работали такие мощные авторы, как Александр Рогожкин, Алексей Балабанов, Кира Муратова, поэтому наши программы тех лет были очень сильными. Потом кино начало расти вширь, стало появляться много молодых авторов, которые принесли с собой новые темы, направления, стили. Да, это может нравиться, может нет; кто-то считает, что происходит размывание искусства… Но мы же не производим кино, а только его показываем. Фестиваль – не только своего рода творческая лаборатория, где открываются «новые волны», это всегда срез, отражение тех тенденций, которые существуют в нашем кинематографе. Поэтому в Выборге случались и удачные, и совсем тощие годы...

А этот год урожайный?

Думаю, да. Несколько лет назад Министерство Культуры начало активно поддерживать дебюты, поэтому в последнее время у нас много интересных фильмов от начинающих авторов. При этом независимых проектов, заслуживающих серьезного внимания, тоже стало больше. Так что в этом году в основную конкурсную программу мы взяли четырнадцать работ. Хотя были и еще претенденты, но мы не имели права перегружать конкурс.

С другими фестивалями приходится бороться за фильмы?

Смотрите: «Окно в Европу» традиционно проходит в августе, а, например, «Кинотавр» – в июне. И море там теплее, и инфраструктура шире, и старше они нас на несколько лет… Поэтому многие авторы стараются представить свои фильмы именно там. Но я не могу сказать, что это борьба. Чаще всего это просто выбор продюсеров. Ведь очень важен фестивальный контекст. Я знаю нескольких режиссеров, которые стремились на «Кинотавр», показали там свои картины, но не получили ничего для их продвижения. А если бы они приехали с премьерами в Выборг, то, возможно, тут бы их работы были восприняты по-другому. Потому что у нас контекст фестиваля другой. И есть продюсеры, которые это понимают.

А конкуренция со стороны совсем молодых смотров ощущается? Ведь их становится все больше и больше…

Три-четыре года назад, когда в Омске появился фестиваль дебютов «Движение», некоторые дебютанты начали ездить туда. Но я не могу сказать, что это наш конкурент. У «Окна в Европу» своя репутация, своя атмосфера, и многие осознанно берегут свои фильмы именно для Выборга. Кстати, так было и в этом году. Одна из картин, которую мы бы с удовольствием взяли, появилась слишком уж поздно. Программа была уже сверстана, и добавить 15-й фильм мы не могли. Так вот: продюсер сказал, что попридержит картину до следующего «Окна в Европу».

А как Вы относитесь к тому, что сегодня почти в каждом городе есть свой фестиваль?

Я сужу по Выборгу: на фестивальных показах часто не бывает свободных мест. Но, насколько я знаю, когда кинотеатр в течение года ставит в репертуар российское кино, то в зале пусто. Поэтому наши кинопоказчики вынуждены выживать и ставить в прокат картины априори окупаемые. И они так делали на протяжении многих лет. В результате, интерес к нашему кино сник. Но когда в город приезжает фестиваль, то приезжают и авторы, создатели фильмов. И люди в кинотеатры идут. Например, Александр Прошкин рассказывал, что когда он привозил свой фильм «Охрана» в какую-то глубинку на фестиваль, везде были аншлаги, хотя в прокате картина прошла слабо. Так что фестиваль – отличный способ привлечь зрительское внимание к нашим новым фильмам.

Алиса, а почему, все-таки, на отечественное кино люди ходят не очень активно? Почему у нас столько фильмов, которые не окупаются?

Я думаю, тут сказывается влияние центрального телевидения, которое за последние десятилетия, к сожалению, воспитало в зрителях не очень высокий вкус. Конечно, кино – это, в том числе, и аттракцион. Но дело в том, что американские и западноевропейские кинематографисты с аттракционами справляются гораздо круче…

Конечно, там же бюджеты совсем другие…

К тому же, наши современники, к сожалению, уже и книжки отвыкли читать, и на серьезное кино в кинотеатры не ходят. Люди не виноваты, просто время такое…

Поэтому фестиваль – как раз такое действо, которое может помочь встрече киноискусства и зрителя. Например, в Выборге многие специально берут отпуск на время фестиваля. Мне рассказали, что в первый день, когда открылась предварительная продажа билетов, кое-кто пришел занимать очередь в кассу в пять утра….

В пять утра??? За билетом в кино??? А в каком году это было?

В этом. Первые зрители пришли в пять утра, а в десять в фойе кинотеатра и на лестнице уже стояла толпа. И, кто знает, может, пройдет еще какое-то время, и в кинотеатрах появятся российские фильмы, за которыми зрители тоже встанут в очередь с пяти утра.

Алиса, Вы сказали, что у «Окна в Европу» своя особая тональность…

Многие наши друзья говорят об особой, немножко северной, немножко европейской выборгской тональности, о доброй, негламурной атмосфере фестиваля. И, если Вы заметили, у нас нет Vip-зон: да, мы слегка отгораживаем жюри, чтоб им никто не мешал, но и звезды, и дебютанты, и мастера сидят в кинозале рядом. И в Выборге нет закрытых вечеринок, на которые кто-либо из участников не мог попасть. Открытость, демократичность, вдумчивость – вот, может быть, главные составляющие Выборгского тона…

А есть какой-то фильм или режиссер, которых можно было бы назвать лицом фестиваля? Или которых Ваш фестиваль открыл?

У нас много таких открытий. Вчера, например, со сцены вспоминали фильм «Русское» – дебют Александра Велединского. Его премьера состоялась на фестивале 2004-го, когда фильм стал одним из лауреатов. И хотя потом Велединский получил много других призов (в том числе и Гран-при «Кинотавра» за картину «Географ глобус пропил»), первым его фестивалем был Выборг. А в этом году Саша снова с нами, чему мы очень рады. (Фильм Александра Велединского «В Кейптаунском порту» стал фильмом открытия смотра и получил специальный приз жюри программы «Игровое кино. Осенние премьеры» – прим.редакции). Да и многие режиссеры дебютировали у нас: Петр Буслов, Филипп Янковский, замечательная творческая пара Сергей Тарамаев и Люба Львова… В Выборге открывались и новые актерские имена, например, Евгений Ткачук – наша звездочка, наш талисман. Шесть лет назад за роль в фильме «Зимний путь» он получил на «Окне в Европу» специальный приз жюри. И с тех пор каждый год у нас в программе есть одна или несколько картин с его участием. В 2018-м это «Ван Гоги» Сергея Ливнева, «В Кейптаунском порту» Велединского, «Беглецы» Ары Оганесяна и анимационный фильм «Митина любовь» Светланы Филипповой, который, кстати, стал обладателем главного приза в конкурсе анимационного кино…

Алиса, у меня к Вам еще один, очень важный вопрос. Как Вы, наверное, знаете, в конце июля были приняты поправки к закону «О государственной поддержке кинематографии». Эти поправки как раз регулируют работу кинофестивалей. И теперь а) на международных российских смотрах можно показывать фильмы без прокатных удостоверений (если те участвуют в конкурсе); б) прокатные удостоверения становятся обязательными во всех иных случаях. Что значат эти поправки для фестивального движения в целом?

Знаете, сама формулировка этого нового закона весьма странная. До этого, нового, был старый закон, в котором говорилось, что для показа зарубежных фильмов на международных кинофестивалях, проводимых в России, прокатное удостоверение не требуется. Оно было необходимо для нового отечественного кино, что делало невозможным многие показы. Да, большим компаниям сделать ПУ (прокатное удостоверение) не так трудно – у них и кадровые ресурсы имеются, и материальные средства. А вот независимым фильмам уже сложнее. Плюс у нас, например, в программе есть конкурсы неигрового и анимационного кино, где часто свои интересные работы хотят показать студенты, а они и сам фильм-то делают за копейки…

Теперь что касается нового закона. Он (повторюсь) разрешает то, что и раньше было разрешено: показывать в конкурсных программах зарубежные фильмы без ПУ. Зато даже для единичных показов во внеконкурсных программах и ретроспективах, ПУ теперь нужно. Например, я, как зритель ММКФ, помимо конкурса, всегда стараюсь смотреть фильмы авторских программ Андрея Плахова, Петра Шепотинника, Стаса Тыркина, короткометражные ленты «Горизонтов» Андрея Щиглева. Но теперь, как я понимаю, у кураторов этих программ появятся трудности в подготовке показов… Так что будет очень жаль, если и российские зрители, и профессиональное сообщество лишатся возможности знакомиться с лучшими новинками мирового фестивального кино. Ведь это, в свою очередь, отразится и на развитии нашего кино тоже…

Вера Алёнушкина




Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни.

Если у вас установлен Telegram просто кликните на ссылку - t.me/kulturomania

Это анонсы концертов и выставок, рецензии, интересные интервью и новости!
Новости
Смотреть все