КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Кино-театр
Актриса Екатерина Гусева, «Тобол»: «Мне кажется, что герой нашего времени – женщина»
11 Марта 2019, 11:34

Недавно в прокат вышла новая картина Игоря Зайцева «Тобол», снятая по мотивам одноименного романа Алексея Иванова. Речь в ней идет о молодом офицере Иване Демарине, которого Петр Первый отправляет в столицу Сибири – Тобольск. Цель поездки – поиск золотых месторождений, однако в итоге экспедиция оказывается вовсе не такой мирной, как предполагалось вначале. Жену Петра Первого – Екатерину – в фильме сыграла её тезка – Екатерина Гусева, одна из самых обаятельных актрис в нашем кино.

Екатерина, если я не ошибаюсь, это уже не первая императрица в списке Ваших ролей…

– Третья. В спектакле театра им. Моссовета «Царство отца и сына» я играю царицу Ирину – жену Федора Иоанновича. Также играла Екатерину II в мюзикле «Граф Орлов» в театре оперетты. В кино в роли императрицы впервые.

– Екатерина I чем-то отличается от других Ваших царственных особ?

– Екатерина II была очень одинокой женщиной: сильной и слабой одновременно. Она остро нуждалась в любви, и постоянно металась в её поисках. А Екатерина I всю себя посвятила мужу. Родила ему одиннадцать детей, хотя выжили из них только две девочки: Елизавета и Анна, которые тоже потом взошли на престол. Собственно, с Екатерины I и начался так называемый «Бабий век» в истории России.

– Но любая императрица – это, прежде всего, женщина. Как Вам кажется, сложно ли было Екатерине I жить с таким мужчиной, как Петр? Ведь он по характеру гораздо сильнее своей жены…

– А вот это не факт… (Смеется)

– То есть, вы считаете…

– Это не я так считаю. Это режиссер «Тобола» Игорь Зайцев предложил такой необычный рисунок роли. Моя Екатерина умеет быть кроткой, умеет быть послушной, тихой. Но при этом потихонечку, очень аккуратненько направляет мужа в нужное русло. Ведь знаете, как говорят: «муж – голова, женщина – шея».

– Выходит, она им вертит, как хочет?

– Да нет, он не подкаблучник, конечно. Но мы сняли несколько сцен, в которых она ему указывает верный путь, подсказывает правильное решение. Правда, в фильме этих эпизодов нет, они появятся позже, в расширенной версии. Но даже по той сцене, которая вошла в полнометражный вариант, можно понять характер Екатерины: видно, как она умело справляется с агрессией мужа, гасит вспышки гнева, усмиряет припадки, что, кстати, получалось только у нее одной. А ведь многие панически боялись Петра, который в ярости своей бывал страшен. Но его супруга всегда была рядом, и знала, в какой момент и с какой стороны к нему подойти.

– А что было самым сложным на площадке?

– Да я просто отдыхала по сравнению с тем, с чем сталкивались наши актеры в экспедиции! Вы даже не представляете, какие они страсти рассказывают. Про лютые морозы, про подлинную обувь того времени на тоненькой кожаной подошве, которая, промокнув, задубевала на холоде, сковывая ноги в тиски. А через какое-то время снег растаял, и ребята оказались по колено в грязной жиже, которую месили сутками. А у меня всё приемы, балы, аудиенции. Съемки проходили в Москве, в Юсуповском дворце, так что воспоминания только самые приятные. Я бы даже сказала, волшебные. Потому что когда вокруг тебя свечи, а не электрический свет, когда вокруг интерьеры того времени и все в париках, в платьях Петровской эпохи, то ты закрываешь глаза, и кажется, что это какой-то сон. Как будто попадаешь в машине времени в позапрошлый век…

Вам именно поэтому нравится работать в историческом кино? Потому что есть возможность заглянуть в прошлое?

– А это вообще свойство профессии: ты получаешь возможность вернуться назад или заглянуть в будущее, объездить весь мир и, может быть, даже на Луне или на Марсе побывать, если повезет. А такие путешествия всегда увлекательны.

– Мне кажется, что восемнадцатый век вам к лицу…

– Знаете, я абсолютно дитя своего времени: я живу быстро, умею делать несколько дел одновременно, информацию поглощаю мгновенно… Нет, мне комфортно, не могу сказать, что мне как-то неуютно в сегодняшнем дне.

– Есть ли место фантазии в историческом кино? Может ли автор что-то сочинить, что-то добавить? Ведь вы же имеете дело с историческими личностями…

– Тут ответственность, конечно, очень велика. Но сухие факты всегда обрастают деталями, нюансами, подробностями. И главное вовремя обуздать фантазию художника исторической правдой. Что касается костюмов, то художники в «Тоболе» старались быть максимально точными и честными. Они ездили в Эрмитаж, снимали лекала с подлинных платьев Екатерины и шили точно такие же. И ни одной машинной строчки, представляете? Всё шилось вручную. И ни одного крючка нет случайного – их специально из проволоки вили! Такая вот щепетильность. Но когда дело касается костюмов, то тут очень многое легко проверить: ведь есть музеи, рисунки и так далее. А вот когда сталкиваешься с внутренним миром персонажа, то тут, конечно, без фантазии не обойтись. Потому что какие-то факты из жизни мы знаем, а что там происходило внутри человека – это уже только догадки. Фильм «Тобол» – это экранизация романа, а не Википедии. Поэтому доля художественного вымысла в нем, разумеется, есть.

– Екатерина, Вы говорили о трудностях на съемках. А что для Вас сложнее: проблемы скорее технические (холод, недосып и так далее) или психофизическое напряжение: какие-то трагические сцены, к примеру?

– Самое главное – быть стрессоустойчивым. И очень терпимым. Другое обязательное условие: у тебя должно быть лошадиное здоровье. А это крепкий иммунитет, стальные нервы, умение спать по два часа в сутки – и при этом отлично выглядеть. Также важно быть толерантным, потому что ты работаешь со съемочной группой, а между людьми всегда случаются  какие-то конфликтные ситуации. Которые, кстати, очень выбивает из колеи. Но если у тебя есть желание, интерес, если есть результат, то можно выдержать всё что угодно…

– Интересно играть женщин с характером?

– А бывают женщины без характеров?

– Да нет, конечно. Но встречаются люди податливые, мягкие..

– Но это же тоже характер. Так почему бы его не сыграть?

– Были ситуации, когда актерская природа тянет Вас в одну сторону, а режиссер на площадке требует совершенно другого. Приходилось работать на сопротивление?

– Да, конечно.

– А что в таком случае делать?

– Работу свою делать (Смеется). Но знаете, если я в руках хорошего режиссера, то мне очень нравится быть ведомой, идти, куда он зовет. Такой режиссер точно знает, чего он хочет. Ему надо только помочь, стать его инструментом. И в «Тоболе» я просто пошла за Игорем Зайцевым, ему доверилась. Мы с ним работали еще в телефильме «Есенин», и мне было очень комфортно. А здесь я получала настоящее удовольствие от съемок.

Вы сами часто смотрите кино?

– Наверное, нет. Я не киноман. А, может быть, просто боюсь разочарований. К тому же, у меня мало времени и не хотелось бы его тратить на ерунду. Потому я всегда смотрю выборочно и осторожно. Чтобы не расстраиваться.

– Может, расскажете о каких-то последних впечатлениях?

– Расскажу. Это был «Домашний арест». За ночь проглотила! До 6 утра у ТВ... Давно со мной такого не случалось. Так и не заснула! Дождалась девяти утра, и стала названивать друзьям-коллегам: Ане Уколовой, Паше Деревянко… Короче, разбудила всех. И восторгу моему не было предела. Потому что я вдруг остро ощутила, что всё у нас есть! И крутые сценаристы, и режиссёры, и артисты потрясные! Когда всё это собирается воедино, то получается кино! И самое важное в том, что нам есть, что сказать – и сказать честно. Потому что «Домашний арест» – про нас, про наших людей, про Родину нашу, про наше сегодня. Правдиво и с самоиронией. В общем, я даже воспряла духом после этого проекта. Так что, ребята, не все потеряно, не все так плохо, у нас есть кино!

– «Домашний арест» - это комедия. А что вам интереснее как актрисе: комедия, трагедия, мелодрама?

– Да сложно сказать, куда тянет. Наверное, просто хочется разнообразия. Не люблю зацикливаться, повторяться, идти по проторенному пути. Скучно становится. У меня была череда очень серьезных ролей: Анна Каренина и Настасья Филипповна в театре, потом «А.Л.Ж.И.Р» (о женах «изменников Родины») – Саши Касаткина проект. И там тоже драма-драма. В общем, довольно долго длился такой период. И вдруг появляется комедия – «Домовой» Бедерева Жени. Скоро премьера. Фильм выходит в апреле в прокат. И я, конечно, немного встряхнулась. Потому что когда меняешь жанр, появляется свежесть, новые краски. Хотя вообще-то сниматься в комедии очень тяжело. Потому что все вокруг ржут, а мне надо со скотским серьезом в кадре существовать. Тем не менее, это интересно.

– Екатерина, в кино сегодня культ сильной героини. На какой фильм не придешь, везде на экране рулит сильная женщина…

– Да я вообще считаю, что герой нашего времени – женщина. Мужчины стали более инфантильные, нежные. Они научились беречь себя, стали бояться принимать решения. И это не вчера началось. Причем это мировая тенденция. Сейчас миром правит женщина. А искусство (кино, театр, музыка и так далее) всегда занято поиском героя своего времени. И у каждого периода они разные. Но мне кажется, что герой нашего времени – женщина.

– Я бы спросила, хорошо это или плохо, но мне кажется, что это риторический вопрос…

– Наверное, да.

– Екатерина, а что еще не сыграно? При вашем ярком послужном списке ролей…

– Чехов! К драматургии Чехова ещё не прикоснулась. А это же кладезь театральных ролей…

– Чехов возможен сейчас на нашем экране? Кто-то возьмется? Не так давно выходили «Три сестры» Юрия Грымова, но это был, скорее, эксперимент…

– Я не имею в виду прямую экранизацию. Я говорю о принципе Чеховской драматургии, которая применима в кино! Этот принцип: «говорю одно, думаю другое, делаю третье, чувствую четвёртое».... Вот такие чеховские принципы можно и нужно применять в кино!

Вера Алёнушкина

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни t.me/kulturomania


Новости
Смотреть все