Актер Алексей Кортнев: «В кино я больше всего люблю сказки»

Кино-театр

Актер Алексей Кортнев: «В кино я больше всего люблю сказки»
14 Марта 2019, 11:45

В прокат вышла новая романтическая комедия – режиссерский дебют Антонины Руже «Лови момент». В центре сюжета – немного смешная, но милая девчонка, которая приезжает в Москву штурмовать театральный вуз. Москва же, как водится, ни слезам, ни наивным мечтам не верит, поэтому двери в светлое будущее перед новоявленной Фросей Бурлаковой с треском захлопываются. Одного из персонажей, виновных в злоключениях героини, сыграл Алексей Кортнев. «Культуромания» решила выяснить, что он думает о подобных незамысловатых историях, как относится к современному кино и почему так популярны комедии в наше несмешное время.

– Алексей, давайте сначала поговорим о фильме. Это лирическая комедия, так?

– Да, это лирическая комедия – история девушки-провинциалки, которая приезжает покорять столицу и, пройдя через множество препятствий, этого добивается. Во всяком случае, делает первые шаги. Кстати, сюжет в каком-то смысле напоминает классический комедийный советский фильм «Приходите завтра». Что касается меня, то я там играю поначалу малоприятного персонажа, который, впрочем, постепенно смягчается и даже оказывает благотворное влияние на судьбу этой молоденькой девочки.

– Сюжетная схема «провинциалка в Москве», мягко говоря, не нова...

– Да, но я уверен, что «Лови момент!» все равно будет смотреться достаточно свежо, потому что история-то архитипичная. Она повторяется из года в год с тысячами юношами и девушками, которые приезжают в Москву, в Нью-Йорк, в Лондон, в Париж – да куда угодно! – чтобы пробиться и поступить в театральный. Или же стать архитекторами, художниками и так далее. Так что наш фильм не только об актерах, но и о представителях любой творческой профессии вообще. И хотя сюжеты действительно повторяются, но повторы такого рода вполне оправданны, ведь сама ситуация очень жизненная.

– Но смотрите: героиня приезжает в Москву – а ее здесь никто не ждет. И в ту профессию, которой она хочет заниматься, ее не пускают. Что в таких случаях делать: пытаться пробить стену лбом или возвращаться назад и жить по принципу «Где родился, там и пригодился?»

– Мне кажется, что жизнь сама подсказывает человеку, как ему себя вести в такой ситуации. Понимаете, тот, кто может и хочет быть артистом, никогда не отступит: он все равно будет пробовать снова и снова. А если после первого поражения юноша или девушка эту идею забрасывает и дальше идет уже другим путем, например, начинает работать в ЖКХ – значит, скорее всего, человеку и не было написано на роду заниматься этой профессией.

– Согласна. Однако я знаю людей, которые пытаются пробиться лет двадцать, и все еще остаются в лучшем случае эпизодниками. Хотя могли бы быть гениальными работниками в ЖКХ. Как к этому относиться?

– Знаете, в мире есть много, скажем так, упрямцев, которые не желают видеть и признавать очевидные знаки, которые подает им жизнь. Им можно только посочувствовать. Причем, как мне кажется, таких людей можно найти в абсолютно любой сфере: они проживают чужую жизнь, находятся не в своей тарелке – и тем не менее, продолжают это делать.

– Алексей, давайте немного сменим тему. Я смотрю на афишу и вижу, что как минимум половина фильмов, выходящих в нашей стране, это комедии. Как вам кажется, с чем это связано?

– Значит, у нас половина печального кино, а половина – веселого. Вполне жизненная пропорция, как мне кажется. Но думаю, что дело тут в том, что люди, которые запускают кино, дают деньги на комедию или на патриотическое направление гораздо охотнее, чем на что-то еще. Потому что они уверены, что эти фильмы окупятся в прокате, не вызовут серьезных споров и разногласий в обществе, если, конечно, не брать в расчет проект Красовского «Праздник». Плюс некоторым продюсерам кажется, что комедия – это какой-то безответственный жанр, поэтому в нем будто бы проще работать.

– Но почему зрители так охотно идут именно на комедийные фильмы? Ведь если полистать список наших проектов, окупившихся в прокате, то видно, что три картины из четырех – это комедии. В чем тут дело? Внутренняя потребность, время сейчас несмешное или?...

– Думаю, что это нормальная общемировая тенденция. У всех в жизни много трудностей, поэтому в кино идут за чем-то другим. Например, если говорить конкретно о нашем фильме «Лови момент!», то тут мы имеем дело с реализацией мечты. А это всегда интересно. Потому что у зрителей тоже, может быть, что-то не сложилось – и им приятно посмотреть со стороны на сказку, которая, в общем-то, могла бы произойти с ними или с кем-то из их знакомых.

– Кстати, по поводу сказки. Какие фильмы вам ближе: приближенные к сказке или к реальности?

– Знаете, я больше всего люблю именно сказки. И фильмы о мирах и событиях, которых никогда не было, мне нравятся больше. Потому что с реальностью мы и так сталкиваемся каждый день, а вот мир «Аватара» или «Пиратов Карибского моря» своими глазами не увидишь. Но это мое частное мнение. Кстати, именно поэтому я больше всего люблю смотреть мультфильмы: они максимально удалены от реальной жизни.

– А комедии какие вам интереснее? Что выбираете: иронию или сарказм?

–Я, конечно, выбираю иронию. Это вообще для меня самый близкий способ коммуникации с друзьями, с родными, да и со зрителями тоже.

– А как же сатира?

Сатира, наверное, на втором месте – после юмора. Потому что сатира – это прекрасно, но если она по-настоящему не очень остроумна, не окрашена настоящим юмором, то это для меня не интересно.

– Кстати, вас чаще всего воспринимают как артиста комедийного жанра. Не было ли желания сменить направление, попробовать себя в трагедии, например?

– Да у меня вообще нет сильного желания много сниматься в кино. Мало времени, ведь по своему основному занятию я все-таки музыкант. И концертов у моей группы достаточно много.

– А почему в вашей фильмографии нет слов «продюсер» и «режиссер»? Не интересно?

– Не знаю.. Мне доводилось и продюсировать, и быть режиссером, но не в кино, а в театре и на ТВ. Но быть автором или исполнителем мне ближе, конечно.

– А преподавание? Я знаю, у вас есть своя школа Искусств…

– Школа есть, но я не преподаю, просто занимаюсь организацией учебного процесса. Но у нас там собран прекрасный коллектив учителей: они учат танцу, вокалу актерскому мастерству.

– Есть обывательское мнение, что актерскому мастерству нельзя научить, только научиться..

– Научить мастерству можно. Быть актером научить нельзя. Умение представить себя в шкуре другого человека дается от природы. А вот тому, как это грамотно подать и преподнести зрителю – этому, конечно, можно и нужно учить.

– А если у человека нет образования, если он приходит с улицы, но в нем что-то есть, он может состояться в профессии?

– Такое возможно. Более того: таких примеров десятки. Но при условии, если так называемый «человек с улицы» с детства занимался чем-то подобным: играл в любительской театральной студии или в команде КВН, представлял для друзей какие-то сценки, пел песенки и так далее. Ведь это все равно обучение: он видел коллег, реакцию людей, сам что-то делал. И, если у него был при этом талант и упорство, то какие-то азы ремесла он неизбежно усвоил. Хотя вряд ли актер самодеятельности, нигде не учившийся, умеет фехтовать, скакать на лошади и так далее. Но это как раз те умения, которые преподаются в качестве огранки, в качестве шлифовки таланта. А талант он все равно изначален.

­– Вы следите за тем, что происходит сегодня в нашем кино?

– Ну, я не могу сказать, что пересмотрел без исключения все… Но видел достаточно много. И это в первую очередь сериалы: они, кстати, сейчас даже более популярны, чем полнометражные фильмы. И как раз в сериалах, как мне кажется, у нас очень серьезные результаты. Что, конечно, не может не радовать.

– Можете назвать проекты, которые зацепили сильнее других?

– Наверное, буду банален. Совершенно прекрасный «Домашний арест», «Звоните ДиКаприо», «Лучше, чем люди», в какой-то степени «Год культуры».

– А в полном метре? Сейчас все говорят о его подъеме. У вас такого ощущения нет?

– У меня нет основания не доверять статистике: если она говорит, что подъем есть – значит, он есть. Что же касается технологии производства, то тут мы, конечно, шагнули далеко вперед, например, по сравнению с двухтысячными или девяностыми годами. Так что в этом смысле подъем есть.

– Можете назвать какие-то современные тенденции, которых не было раньше? Например, вы о патриотическом кино говорили…

– Ну, надеюсь, что патриотическое кино окажет какое-то благотворное влияние на нашу аудиторию. Хотя в девяностых или двухтысячных его, естественно, не было. А вообще фильмов стало сниматься гораздо больше. Да, встречаются провальные вещи. Но есть и очень симпатичные. Хотя мне трудно какую-то экспертную оценку давать, потому что я совершенно не киноман. Я больше люблю книги и театр.

– Минкульт сейчас борется за увеличение доли российского кино в нашем прокате. Например, вошло в практику передвигать даты иностранных блокбастеров ради наших релизов…. Как Вы к этому относитесь?

– Никак. Меня это вообще не волнует. Хотя свою продукцию, наверное, надо защищать. Если, конечно, при этом не использовать какие-то методы, близкие к рэкету. К тому же, я не думаю, что мировое кино или мировая культура как-то пострадают от того, что релиз американского, французского или японского фильма будет перенесен в угоду релизу российскому. Производителям американских блокбастеров от этого ни холодно, ни жарко.

– Алексей, и последний вопрос. Я знаю, что у Вас в марте выходит новый спектакль – «В городе Лжедмитрове»…

– Да, это научно-фантастический спектакль, главный герой которого возвращается в город детства после двадцати пяти лет отсутствия (он, кстати, тоже уехал покорять Москву – хотел стать музыкантом). И вот через четверть века ему вдруг звонят из администрации и приглашают выступить на Дне Города. И внезапно он понимает, что все это время о своей малой Родине даже не вспоминал: она стерлась из его памяти. В общем, он решает съездить туда на денек, встречает своих бывших друзей, одноклассников, школьную любовь и так далее. Однако городок оказывается полон сюрпризов – и наш герой сталкивается с настоящей фантасмагорией. Кстати, как оказалось, покинуть Лжедмитров нельзя: все горожане живут как бы под колпаком и потихоньку мутируют. И музыкант – единственный, кому удалось сбежать оттуда за все время существования города. А дальше как раз начинается сатирическая комедия, которая заканчивается, скорее, трагически.

– Как я понимаю, автором идеи были Вы, а режиссером – Максим Виторган?

– Да, все верно.

– И как Вам Виторган в роли режиссера?

– А это уже третий или четвертый его спектакль. И я позвал его, потому что видел две его предыдущие работы, которые мне очень понравились. Также у нас играет «Несчастный случай» в полном составе, Сергей Белоголовцев и две девушки, поделившие между собой одну роль: Кристина Бабушкина и Наташа Вдовина. Так что приходите!

Вера Аленушкина

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни